.

Артур янов первичный крик

Любовь — это борьба. И главная опасность — желание отдать себя целиком. Кто сделает это первым — тот проиграл. Нужно сжать зубы и быть жестоким — тогда победишь.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Любовь — это желание сделать счастливым кого-то еще. Желание чтобы кто-то другой сделал счастливым вас — это привязанность.

Не верь отговоркам — если у человека есть желание, он сделает это при любых обстоятельствах.

Единственный человек, с которым вы должны сравнивать себя, это вы в прошлом. И единственный человек, лучше которого вы должны быть, это тот кто вы есть сейчас.

Любовь живёт только тогда, когда есть уважение друг к другу и свобода. Желание обладать другим как вещью — абсурд.

Любовь — это когда кто-то может вернуть человеку самого себя.

Не нужно растрачивать себя на кого попало. Лучше копите в себе любовь, заботу и нежность, чтобы в нужный момент подарить это нужному человеку.

Управляйте своей судьбой, или это сделает кто то другой.

Всё что нам нужно — это любовь.

Не тряси зеленую яблоню – когда яблоко созреет, оно упадет само. Все происходит так, как должно быть и в тот момент, когда это нужно.

Главная опасность для неокрепшей детской психики — неокрепшая взрослая.

  • Показать лучшие

Источник: https://socratify.net/quotes/priiut-grioz-erikh-mariia-remark/85106

12 3 4 5 6 7 …187

Эта книга посвящена моим пациентам, которые оказались настолько реалистичны, что сумели понять, что больны, и решили положить конец бесплодной борьбе. Посвящаю свой труд и юным гражданам мира — надежде человечества.

Новое предисловие

Прошло около тридцати лет с тех пор, как я написал первое сообщение об открытии мной фактора, лежащего в основе любого невроза. За прошедшие тридцать лет мне пришлось вести тысячи пациентов, но это не изменило основного содержания, ибо я чувствую, что то, что было написано в «Первичном крике» тогда, сохраняет свою истинность и сегодня. Естественно, изменения произошли —также, как имели место улучшение и дальнейшая разработка материала, но истины, изложенные в первом издании «Первичного крика», остались незыблемыми.

Поскольку книга была начата тридцать лет назад, то совершенно очевидно, что в свете современных знаний в ней содержится ряд неточностей. Правда, вместо того, чтобы с высоты современных воззрений переписывать спорные места, мне показалось предпочтительным просто указать на те области в изложении оригинального материала, которые могут вызвать недоразумения. Например, читатель может подумать, что курс первичной терапии занимает полгода. Это не так. В среднем пациент встречается с врачом в течение тринадцати — шестнадцати месяцев. Может также показаться, что терапевтические сеансы, как правило, протекают спокойно и гладко, одно чувство вытекает из другого ровно и непрерывно. Но в действительности больной в течение сеансов первичной терапии может переживать и трудные времена, особенно когда ему приходится лицом к лицу сталкиваться с тяжкими травмами своего раннего детства. Бывают также периоды плато, когда больной

не испытывает по этому поводу ровно никаких чувств. Такие периоды могут длиться неделями. Теперь мы знаем, что плато необходимы — это восстановление душевных сил, обретение способности снова ошущать давно забытые первичные чувства.

Первичные родовые и ранние детские воспоминания и чувства преследуют человека годами, подчас много лет; они становятся частью жизни. Иногда, начиная сеансы лечения, мы не знаем, сколько лет будет больной чувствовать то, что пережил при рождении. Кроме того, мы открыли, что изменения психики, причем достаточно глубокие, продолжают иметь место в течение долгого времени после того, как истекли пять лет возвращенного первичного чувства. Это не означает, что терапия длится пять лет. По истечении первого года (или около того) больной овладевает инструментом улучшения своего самочувствия. Но процесс лечения продолжается, просто он отделяется от врача и сливается с жизнью, становясь с нею одним целым. Еще одно преимущество ретроспективного взгляда: мы теперь знаем, что говорят о созданной нами психотерапии. Она действительно способна излечить невроз.

Теперь мы стали намного более квалифицированными, чем раньше, сегодня психотерапевт в своей практике может добиться немыслимой прежде точности диагностики и лечения. Кроме того, проведенные за истекшие годы исследования добавили очень многое в сокровищницу знаний. Но в представленной мною тогда работе было нечто такое, чего мне не придется испытать больше никогда — сколько бы книг я ни написал — это головокружительный восторг открытия мира, куда до сих пор не удавалось проникнуть никому, мира, который оставался неизвестным человеку на протяжении многих тысяч лет. То было крайнее волнение от ежедневного познавания чего‑то нового о человеческих существах и человечестве. Было восхищение от сознания того, что мне удалось отыскать способ обращения вспять того, что выковала история, путь устранения несчастий и мук человечества. В книге присутствует дух первых дней открытия, в ней отражен свежий взгляд человека, воспитанного, подобно большинству его собратий по профессии, в банальностях и приземленной суете традиционной психологии, и бывшего уверенным в том, что проникновение в тайны

бытия — весьма, впрочем, избитое — дается только профессиональной подготовкой и неограниченной властью над другими человеческими существами.

«Первичный крик» не только изменил к лучшему жизнь многих людей во всем мире, он изменил — и навсегда — мою собственную жизнь. Возможно, эта книга изменит и вашу жизнь. Если так, то считайте книгу подарком, сделанным мною ради улучшения вашей жизни.

Артур Янов Центр первичной терапии Венеция, Калифорния, США

Введение

Открытие первичной родовой боли

Несколько лет назад мне пришлось услышать нечто такое, что буквально перевернуло мою профессиональную жизнь и жизнь моих пациентов. То, что я услышал, может изменить саму природу психотерапии в том виде, в каком мы ее сегодня знаем, — то был жуткий нутряной крик молодого человека, рухнувшего на пол во время психотерапевтического сеанса. Я могу уподобить этот вопль лишь душераздирающему крику человека, которого собираются убить. Моя книга посвящена именно этому воплю и тому, что он может означать для раскрытия тайны возникновения неврозов.

Молодого человека, испустившего тот незабываемый крик, мы условно назовем Дэнни Уилсоном, и пусть он будет двадцатидвухлетним студентом колледжа. Он не страдал ни психозами, ни истерией; нет, это был бедный студент — замкнутый, впечатлительный и спокойный. В перерыве группового сеанса психотерапии он рассказал нам историю о человеке по имени Ортиз, выступавшем в то время на лондонской сцене. Этот Ортиз являлся публике, завернутый в пеленки и сосал молоко из бутылки. Все время своего выступления актер громко вопил: «Мама! Папа! Мама! Папа!» Он выкрикивал эти слова во всю недюжинную силу своих легких. В конце выступления он извергал содержимое желудка в пластиковый пакет. Публике тоже раздавали пакеты и советовали посладовать его примеру.

Потрясение, которое Дэнни испытал от увиденною и услышанного в театре, побудило меня попробовать что‑нибудь примитивное, что прежде ускользало от моего внимания. Я попросил Дэнни покричать: «Мама! Папа!» Дэнни отказывался, говоря, что не видит никакого смысла в таком ребяческом действии; кстати, если честно, то я и сам никакого смысла в этом не видел. Но я настаивал на своем, и Дэнни наконец уступил. Начав выкрикивать требуемые слова, он заметно расстроился. Внезапно он рухнул на пол и принялся извиваться, словно в мучительной агонии. У него участилось дыхание, но он продолжал сдавленно выкрикивать: «Мама! Папа!» Эти слова вырывались из его горла почти непроизвольно, с непередаваемым хрипом. Казалось, он пребывает в коме или в гипнотическом трансе. Корчи уступили место мелким судорогам, и наконец несчастный испустил такой душераздирающий и громкий вопль, что дрогнули стены моего кабинета. Весь этот эпизод длился не более нескольких минут, и ни я, ни Дэнни, так и не смогли понять, что же произошло. После того как припадок миновал он сказал мне лишь одно: «Я сделал это! Я сам не знаю, что именно, но я могу чувствовать».

Источник: https://libking.ru/books/comp-/comp-soft/374097-artur-yanov-pervichnyy-krik.html

Александр Янов: терапия «первичного крика»

Янов считал, что дикие и первобытные крики весьма полезны для здоровья — как физического, так и психического.

Американские психотерапевты вновь обратили внимание на «первичную терапию», разработанную Александром Яновым 35 лет назад. Этот ученый считал, что дикие и первобытные крики весьма полезны для здоровья — как физического, так и психического.

К такому выводу Янов пришел на основе собственного клинического опыта в психиатрической больнице. Он обратил внимание на то, что некоторые его пациенты, страдавшие психозами и неврозами, спонтанно издавали сильные и нечленораздельные звуки. После этого у больных наступало огромное облегчение, а также ощутимо менялось в лучшую сторону восприятие мира — оно становилось более уравновешенным и рациональным.

Янов засел за книги по антропологии и обнаружил, что у так называемых первобытных народов длительные и громкие крики являются непременным атрибутом различного рода ритуалов, после чего у людей наступает радостное состояние. Потом Янов опросил своих друзей из числа футбольных болельщиков. Они единодушно сказали, что после криков и воплей во время матчей у них не только ослабевают симптомы хронических болезней, но и заметно улучшается психическое состояние — проходит депрессия, улучшается качество сна, меньше тянет к спиртному.

Для своей «первичной терапии» дикого крика Янов разработал оригинальную теорию. Он пришел к выводу, что психозы и неврозы — это символическое поведение, защищающее от чрезмерной психобиологической боли, связанной с травмами детства. Первичная боль относится к ранним событиям жизни, которые остались неотреагированными. Из-за этого эмоции и ощущения накапливаются в напряжения. Все это, по мнению Янова, мешает человеку «быть реальной личностью».

Лечение «первичным криком» позволяет быстро преодолеть защитные реакции и «свести счеты» с первичной болью, пережив в полном объеме безо всякой словесной проработки и саму боль, и те события, которые были ее причиной. Согласно психотерапии Янова «первичный крик» должен стать непроизвольным и сильным звуком, который моментально выразит реакцию больного на прошлые травмы.

Если этот «крик души» вызовет опытный специалист, то у человека может быть быстро разрушена «поддельная» психологическая система защиты от того, что Фрейд называл «тихим ужасом повседневной жизни». То есть у личности исчезнет необходимость в алкоголе, курении, наркотиках как способах преодолеть невыносимые внутренние страдания.

Свои взгляды и методы Александр Янов изложил в знаменитой книге «Первичный крик: первичная терапия — средство от неврозов», вышедшей в 1971 году.

В Америке, Европе и Японии в 70-е годы прошлого века возникло немало психотерапевтических групп, куда обращались тысячи страждущих. Во многих группах занятия вели не специалисты, что привело к печальным результатам — вместо улучшения состояния некоторые даже ощущали его ухудшение. Проблема заключалась в том, что далеко не всякий громкий крик имеет целительную силу. Чтобы вызвать поистине первобытное звучание, нужна предварительная проработка с профессионалом и выход на определенный эмоциональный уровень.

Но и после того, как терапия «первичного крика» вышла из моды, к ней обращались многие знаменитости. Так поступила Барбра Стрейзанд, когда впала в глубочайшую депрессию, узнав, что ее единственный и горячо любимый сын оказался гомосексуалистом. Дойдя до грани самоубийства, Стрейзанд обратилась за помощью к самому Янову.

После долгих уговоров ученый провел с ней пятнадцать сеансов «первичной терапии». «Я кричала так, что не видела ничего вокруг, — признавалась Стрейзанд журналу «Роллинг стоун» — Я не могла остановиться, потому что мой мозг покидали демоны страха, тоски, отвращения к миру и к самой себе. Я снова становилась матерью и одновременно чувствовала себя ребенком, для которого мир прекрасен и добр». После этого Стрейзанд вернулась к концертной деятельности и стала снова успешно сниматься в кино.

Крупнейший психолог современности Станислав Гроф полагает, что терапия «первичного крика» Янова при умелом применении обладает большими целительными свойствами и уделяет ей должное внимание в своей книге «За пределами мозга».

Гроф считает, что Янов оригинально применил на практике доказанные жизнью открытия Юнга — первобытный слой психики, или коллективное бессознательное, является фундаментом душевного здоровья. И, грамотно активизируя его, можно избавиться от многих психозов и помочь в лечении других болезней.опубликовано econet.ru

Источник: https://econet.ru/articles/153501-aleksandr-yanov-terapiya-pervichnogo-krika

Терапия первичного крика

Терапия первичного крика А. Янова

Первичная терапия (Терапия первичного крика) – метод телесно-ориентированной психотерапии, в основе которого находится суждение о том, что причиной всех невротических состояний и психологических нервных срывов, которые случаются с человеком, лежат неудовлетворенные потребности и пережитые в раннем детстве психологические травмы, которые были вытеснены человеком в процессе его взросления. Данные травмы называются первичными и остаются в человеке в форме напряжений и зажимов, которые становятся в дальнейшем механизмом психологической защиты. Основной вред для человека, заключающийся детских травмах и неудовлетворенных потребностях, состоит в отсутствии доступа человека к его истинным чувствам и желаниям, препятствии нормальному развитию человека. Впоследствии данные напряжения способны приводить к психосоматическим заболеваниям.

Об авторе. Автором метода “Первичная терапия” является известный американский психоаналитик Артур Янов, открывший метод в 1968 году. Вплоть до момента создания метода “Первичная терапия” А. Янов занимался психоанализом. Получил степень магистра психиатрии и социальной работе Калифорнийского университета (Лос-Анджелес) и доктора философии в области психологии. После окончания интернатуры работал в нейропсихиатрическом госпитале, начиная с 1952 года занимался частной практикой. Написал более 12 популярных книг, две из которых стали бестселлерами.

Основываясь на своем существенном опыте работы с физически и психически больными людьми Янов доказал возможность лечения от алкоголизма, депрессии, нарушения сна, заболевания сердца, лекарственной болезни и прочих заболеваний при помощи первичной терапии. Помимо этого, в Копенгагенском и Калифорнийском университетах была доказана возможность эффективного лечения психосоматических расстройств при помощи первичной терапии.

Происхождение метода. Многие исследователи истоков появления первичной терапии сходятся во мнении, что данный вид терапии возник вследствие серии случайных наблюдений за пациентами, у которых наблюдалось значительное улучшение состояния после применения терапии. Первичная терапия также носит название “Терапия первичного крика”, связанное с тем, что пациенты в процессе терапии издавали сильные непроизвольные звуки, сливающиеся в рваный крик.

Изначально Артур Янов занимался психоаналитической терапией и планировал посвятить ей всю свою жизнь. Однако, в середине 1960-х годов в процессе одной из психотерапевтических сессий произошел случай, навсегда изменивший мировоззрение психоаналитика и его профессиональную ориентацию. Во время сессии Янов услышал громкий жуткий крик молодого человека. Он увидел студента 22 лет, который лежал на полу, находясь в сильнейшем гипнотическом состоянии, и представлял себя маленьким ребенком, пьющим молоко из бутылочки и зовущий маму. После крика у молодого человека начался рвотный процесс, после которого последовало значительное улучшение его самочувствия.

В одной из других психотерапевтических сессий Янов попросил мужчину 29 лет обратиться к своим родителям. К своему удивлению, он также издавал громкий крик и звал маму с папой. По окончании сессии пациент понял причины своей болезни, заключенные в далеком детстве. Он увидел источник своей проблемы, после чего пациент почувствовал себя здоровым и полным сил. Артур Янов сделал вывод, что крик был вызван ранней травмой, которую клиент не был способен осознать ранее. Психоаналитик понял, что для того, чтобы определить первичную травму человека, необходимо вызвать регрессию (возврат к детской модели поведения) в психотерапевтической ситуации. С тех пор Янов начал детальное изучение причин первичной боли, положил начало развитию первичной психотерапии с целью уменьшения влияния страданий на жизнь человека.

Сущность метода. Янов понял, что основной причиной неврозов являются болезненные чувства, заблокированные человеком, и единственным возможным методом лечения неврозов может быть повторное переживание этих негативных эмоций. Теория первичной терапии предполагает, что во время отсутствия удовлетворения таких потребностей, как голод, тепло, развитие и поддержание возможностей, у человека накапливается обида, которую он вынужден скрывать за большими пластами физического и психического напряжения, он испытывает боль. С целью избавления от боли люди склонны давать выход своему напряжению, порой не осознавая болезненных чувств от такого выхода эмоций. Данный выход эмоций представляет собой действия саморазрушающего характера. Такое саморазрушающее поведение, по мнению человека, способно избавить его от боли, однако данное убеждение является ложным – человек только усугубляет существующую проблему.

Согласно теории первичной терапии, для эффективного избавления от боли человек должен пережить первоначальную боль во всей ее полноте, и соотнести существующее переживание с ранними воспоминаниями из детства. В отличии от других методик телесной терапии, первичная терапия ограничивает повторные переживания человеком своего прошлого, в котором зачастую содержатся причины множества эмоциональных расстройств.

Существенной заслугой А. Янова является разработка специальных методик, способствующих направлению усилий пациентов на воспроизведение наиболее трудных для повторного воспроизведения переживаний, но, в то же время, самых важных для победы над первичной болью. Во время проведения терапевтического сеанса пациентов лишают привычных для них способов снятия эмоционального напряжения – книг, телевизора, сигарет, кофе и телефона, и ставят на контроль терапевта.

Курс лечения в терапии первичного крика интенсивный – с пациентом ежедневно работают до 3 часов в день. В конце третьей недели клиент включается в состав первичной терапевтической группы, график встреч группы – 2-3 раза в неделю на протяжении 12 месяцев.

Когда у клиента проявляется скрытое взаимодействие, терапевт просит его вспомнить пережитые в прошлом чувства. Терапевт внимательно контролирует появление у клиента признаков стресса и возникновения переживаний, при которых просит глубоко дышать, начиная с низа живота, и издавать при этом звуки, помогающие прояснить сущность чувственного переживания. В момент наиболее сильного переживания клиент может кричать, ругаться и корчиться от боли. Тогда, при достижении точки максимального переживания, терапевт приказывает пациенту вспомнить картины из прошлого – своих родителей, братьев и сестер. Терапевт просит пациента поговорить с ними, попросить их о помощи, тем самым вернуть былые переживания, которые не получили должной реакции в прошлом и выразились в последующей зажатости клиента. Этими действиями пациент устанавливает взаимосвязь между болью и источником ее происхождения.

Цель первичной терапии состоит в том, чтобы помочь пациенту избавиться от всего “ненастоящего”, от средств подавления боли, заставляющих человека вести саморазрушительный образ жизни: употреблять алкоголь, курить табак, употреблять наркотические средства, принимать глупые и, с точки зрения логики, необоснованные решения лишь потому, что при помощи других средств человек не способен справиться с постоянно проявляющимся внутренним напряжением. Эти невротические реакции толкают человека жить прошлыми воспоминаниями, не стремясь изменить способ восприятия мира и собственное поведение. Все мысли и действия такого человека диктуются его неврозом, потому что он является заложником чувств, возникших в ситуациях в прошлом. Первичная терапия необходима для того, чтобы определить скрытые чувства и ощущения, вызванные прошлыми травмами, дать им соответствующий выход и ощутить положительные терапевтические изменения.

Групповая психотерапия сочетается с изучением методик глубокого дыхания, для того, чтобы пациенты начинали избавляться от невротического дыхания и приближались к переживанию первичной боли. Психотерапевт также включает в терапию работу над изменением манеры речи пациента, рассматривающаяся в терапии как один из защитных механизмов. Цель этих приемов – дать человеку возможность заново пережить первичные переживания и через их осознание обрести способность выражения понятых человеком чувств.

Клиенты, прошедшие курс терапии первичного крика, избавляются от влияния прежних страданий и начинают лучше решать возникшие на их пути жизненные трудности вне зависимости от желания других людей принять их. После эффективного прохождения терапии действия пациентов становятся “настоящими”, наполненными смыслом, что способствует обретению душевного равновесия. Освобождение от напряжения дает возможность клиенту, прошедшему курс первичной терапии, яснее и рациональнее оценивать свое физическое и эмоциональное состояние в конкретной ситуации.

Критика. Уже в самом начале применения первичной психотерапии данная методика была встречена шквалом критики со стороны других психотерапевтов. Многие из них считают (и не безосновательно), что методика не может называться “Терапией первичного крика”, так как, помимо крика, процесс терапии может вызывать плач, рыдания, стон и т.п.

Некоторые личности утверждали, что терапия первичного крика “спекулятивна, оторвана от жизни и социальной реальности, совершенно не научна, основывается исключительно на “бессознательном”, крайне субъективна и совершенно ошибочно объясняет невротические состояния сугубо травмой, причиненной родителями ребенку в детском возрасте”, “… помимо отношения родителей к ребенку неврозы могут возникать под действием иных факторов, таких как: семья, школа, работа, проблемы в финансовой сфере, безработица, неудачный брак или неразделенная любовь, неподобающие жизненные условия и т.п. Приписывать большинство существующих неврозов “исключительному влиянию первых трех лет жизни человека”, как это делает Янов, – значит совершать “катастрофическую” ошибку упрощения и иррационального видения жизненных процессов”.

Однако высшей точкой критики было обвинение А. Янова в плагиате. Причиной данных обвинений явилась сходство методики “Терапии первичного крика” с “катартическим методом” (более известным как “лечение разговором”), разработанной Зигмундом Фрейдом в далеком 1886 году. Критики отмечали абсолютную идентичность методов за одним исключением – в модели Фрейда в основе лечения был разговор, а у Янова – крик. В ответ критикам можно сказать одно – быть может, Янов и взял катартический метод в основу своей терапии, однако называть терапию первичного крика откровенным плагиатом неверно, так как Янов привнес в этот метод существенные изменения.

В отличие от Фрейда, заявлявшего, что до “бессознательного” можно достучаться путем анализа сновидений, Янов полагает, что можно непосредственно войти в “бессознательное” при помощи терапии первичного крика. Также, в противовес Фрейду Янов рассматривает «защитные механизмы «я» как неотъемлемую составляющую самого невроза. Фрейд использовал психоанализ для постепенного выявления «бессознательного», до тех пор, пока пациент не начнет испытывать озарение и не осознает причины своих невротических проблем. Однако, в отличие от катартического метода Фрейда, Янов считает реальным и необходимым непосредственное, быстрое проникновение в “бессознательное”; при этом эффект от лечения появляется как результат крика от накопившихся за долгие годы страданий. Фрейдовский перенос невротических эмоций на личность терапевта категорически отвергается Яновом с перенесением внимания на анализ отношений родителей и детей. С учетом всего вышесказанного, непризнание метода “Терапии первичного крика” отдельным, заслуживающим внимания методом психотерапии является неверным.

Антон Ясыр

Источник: http://telo.by/massage/terapiya_pervichnogo_krika/

Не тревожьтесь понапрасну

Стресс ворвался в нашу жизнь чуть меньше ста лет назад. В далекие 30-е гг. прошлого века канадский физиолог Ганс Селье опубликовал свою работу по теории стресса, сведя воедино проблемы душевные и проблемы физического тела. Благодаря ему мы наконец-то узнали, что любые ситуации, пропущенные «через себя», не проходят бесследно. Сердце, сосуды и все органы без исключения «реагируют» на то, что мы долго и мучительно переживаем или чего боимся. Негативные эмоции и перенапряжение запускают в организме совершенно стандартные и однотипные реакции, которые направлены лишь на одно — сохранить внутреннее равновесие.

Стресс в небольших количествах позитивен, он под влиянием адреналина заставляет нас быстрее думать и искать выход из сложившейся ситуации. Но, как известно, количество переходит в качество, так и внутреннее «неспокойствие», живущее долго, вредит нам, вызывая истощение организма и болезни, самые разнообразные. Всему виною адреналин, помогающий собраться в самом начале и разрушающий нас внутри в самом конце. Причина, запускающая процесс, может быть у каждого своя — страх остаться одной, заболеть, новая работа, начальник, обстановка в офисе, боязнь не успеть сделать или сделать что-то не так. Надо сказать, что фобиям может быть посвящена целая книга. Отличительной чертой является непродуктивность самого процесса и растянутость во времени.

Термин «психосоматика» был введен много позже, признав сам факт влияния психологических факторов на возникновение и течение достаточно большого круга соматических заболеваний.

Что нужно делать, когда проблемы переполняют, а решение так и не находится? Во-первых, понять, что проблема существует и ее необходимо решать. В этом могут помочь самые банальные и простые вещи — продолжительный сон, хорошее питание, плавание, прогулки или адекватные физические нагрузки. Можно обращаться к психологу и проходить многочасовые курсы психотерапии. Если приняты все доступные меры, но этого оказалось недостаточно, можно думать о лекарственной терапии.

Не секрет, что стресс и тревожность поражает людей, ведущих активный образ жизни, что иногда и является первопричиной его самого. Поэтому, выбирая лекарственную терапию, нужно учитывать социальную активность и рекомендовать препараты, не вызывающие дневную сонливость, а также привыкание и развитие зависимости. Все это помогает справиться с проблемой, не снижая уровень активности, что очень важно в наш век «нон-стоп».

Для начальной терапии тревожности и стресса можно рекомендовать препарат, который содержит сверхмалые дозы аффинно очищенных антител. Действуя избирательно и не угнетая нервную систему, терапия сверхмалыми дозами не вызывает дневной сонливости. Клинический эффект реализуется как регуляция процессов возбуждения-торможения. Это становится возможным благодаря стабилизации физиологических механизмов функционирования мозга, оптимизации обменных процессов и передачи нервных импульсов. Препарат сочетает в себе три эффекта, которые позволяют контролировать уровень тревоги, оставаться спокойным и работоспособным одновременно: вегетативное, ноотропное и успокаивающее.

Примененная курсом терапия постепенно снимает все признаки тревожности и стресса, возвращает собранность, повышает работоспособность, существенно улучшая качество жизни. Нет необходимости тратить время на негативные эмоции и переживания, которые можно направить в нужное русло: общение с семьей и друзьями, разнообразные увлечения и интересы.

Применение терапии, содержащей сверхмалые дозы афинно очищенных антител, — один из способов защититься от стрессов в период обострения хронических заболеваний и держать нервную систему под контролем.

Только поддерживая свое душевное равновесие, можно заботиться о здоровье всего организма в целом.

Источник: https://pharmvestnik.ru/content/articles/ne-trevozhjtesj-ponaprasnu.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *