.

Бей или беги психология?

Реакции на стресс: бей, или беги, или замри

Давайте для начала отделим факторы стресса от самого стресса. Факторы, вызывающие у вас стресс, — это все, что стимулирует стрессовую реакцию: траты, семья, работа, переживания относительно сексуальной жизни и тому подобное. Стресс — это система изменений, активирующаяся в мозге и теле в ответ на факторы стресса. Это сформировавшийся в ходе эволюции адаптивный механизм, позволяющий реагировать на воспринимаемые угрозы. По крайней мере, он был адаптивным, когда основные факторы стресса имели клыки и когти и бегали со скоростью 50 километров в час. Сейчас львы нас вроде бы не преследуют, но наше тело по-прежнему реагирует, скажем, на некомпетентного начальника примерно так же, как реагировало бы на льва. Физиология не сильно изменилась. И как мы вскоре увидим, это оказывает громадное влияние на сексуальную жизнь.

Говоря о стрессе, часто предполагают, что он выражается в реакции «бей или беги», но есть и более точное определение: «бей/беги/замри». Давайте посмотрим, как это реализуется на практике.

Когда мозг получает сигнал угрозы из внешней среды, в организме быстро происходят серьезные изменения на биохимическом уровне: резко растет содержание адреналина и кортизола в крови, учащаются сердцебиение и дыхание, повышается кровяное давление, иммунная система и система пищеварения подавляются, зрачки расширяются, все внимание направляется на текущую ситуацию. Все перечисленные изменения напоминают прогрев мотора перед стартом или глубокий вдох перед прыжком в воду: подготовка к действию. Само же действие зависит от природы воспринимаемого стресса, то есть от контекста.

Предположим, что опасность — это идущий на вас лев: именно с такими угрозами приходилось иметь дело нашим предкам в период формирования описываемого психологического механизма. Цикл стрессовой реакции начинается с того, что мы замечаем льва: «Я в опасности! Что делать?» В течение доли секунды мозг подсказывает, что лев — это такой вид угрозы, от которой лучше всего убегать. Так что вы будете делать, когда увидите приближающегося льва? Почувствуете страх и начнете бежать. А что произойдет дальше? А дальше есть только два варианта развития событий, правда же? Либо лев вас убьет, и тогда ничто уже не важно, либо вы спасетесь. Представим, что вы успешно оторвались ото льва, вернулись в свое поселение, зовете на помощь, все выбегают и сообща убивают льва — и потом вы вместе едите его на ужин, а утром с почестями хороните ненужные в хозяйстве части скелета. Теперь что вы чувствуете? Облегчение! Вы счастливы, что остались в живых! Вы так любите сейчас свою семью и друзей! Так завершается стрессовый цикл: начало («Я в опасности!»), середина (действие) и финал («Я в безопасности!»).

Теперь предположим, что угроза — это неприятный тип, подкрадывающийся к вашему другу сзади с ножом в руке. Ваш мозг решит, что это опасность и, чтобы выжить, вы должны сражаться. Вы чувствуете гнев («Я в опасности!» — как мы увидим ниже, все близкие нам люди воспринимаются в такой момент как часть нас самих, то же «я») и начинаете драться. И опять вы или погибнете, или выживете; в любом случае вы проживаете полный стрессовый цикл, проявляя поведение, цель которого — устранение фактора стресса и переживание самого стресса.

Эти две реакции, бить или бежать, стимулируются стрессом: начинает работать симпатическая нервная система — сигнал «вперед!» в ответ на стресс. Вы вступаете в борьбу, когда ваше эмоциональное «кольцо всевластия» определяет, что с фактором стресса нужно бороться. Вы бежите, если «кольцо всевластия» определяет и подсказывает, что от фактора стресса лучше убегать.

Предположим теперь, что вы сталкиваетесь с таким фактором стресса, что ваш мозг решает, что вам не выжить ни если вы побежите, ни если вступите в схватку: скажем, лев уже щелкает зубами совсем рядом. Тогда в ответ на стресс включается механизм торможения: парасимпатическая нервная система — сигнал «стоп!», который активизируется в условиях наиболее высокой степени стресса. Тело просто перестает функционировать; вы даже можете испытывать состояние тонической неподвижности, его еще называют «притворная смерть», когда человек вообще не в состоянии пошевелиться. Бывает, что животные замирают и падают на землю — это их реакция на крайнюю степень стресса с целью убедить хищника, что жертва мертва. Профессор психиатрии Стивен Порджес выдвинул гипотезу о том, что такое поведение в ответ на стресс способствует безболезненному наступлению смерти .

Если животному удается выжить после такой угрозы, с ним происходит нечто удивительное: оно дрожит, даже трясет лапами. Потом делает глубокий вдох. А потом встает, еще раз встряхивается и убегает.

Мы видим, как реакция торможения прерывает реакцию типа «вперед!», когда животное или человек бежит или вступает в драку, и вся эта масса адреналина остается в теле. Когда животное встряхивается и выдыхает, тело «отпускает тормоз», завершается процесс типа «бить» или «бежать». Цикл завершен. Такое явление называется «саморегулируемое прекращение» .

Одна приятельница рассказала, как ее сын приходил в себя от общего наркоза после небольшой операции на пальце. Он истерически вопил, размахивал руками и ногами, потом кричал, как он ненавидит и ее, и всех вокруг, потом опять размахивал ногами, как будто ехал на велосипеде, и кричал: «Я хочу убежать, я просто хочу убежать!»

Размахивание ногами и такие крики — попытка бежать от опасности. Ненависть ко всем вокруг — попытка вступить в драку с фактором стресса. Анестезия — это медикаментозно вызванное торможение: когда животные в ходе исследований поведения в стрессе выходят из наркоза, они ведут себя точно так же, как сын моей знакомой. Я называю это ощущения, так как все это происходит в теле без очевидной внешней причины: ребенок же в реальности не был в опасности, но у него накопилась масса ощущений, которые нужно было выплеснуть. И его мать сделала все очень правильно: «Я старалась оставаться как можно более спокойной. Обняла его, говорила снова и снова, что я его люблю и что все хорошо, опасности нет. И он постепенно успокоился настолько, что можно было его одеть (он практически все с себя сорвал) и увести. Когда мы пришли на парковку, он уже спокойно говорил мне, что очень меня любит, а когда мы доехали до дома, он тут же рухнул и уснул».

Ребенок прошел через цикл стресса и смог наконец расслабиться. Лишь иногда в повседневной жизни выход из состояния торможения принимает такие формы. Но и в меньшем масштабе цикл реакции на стресс работает именно так: начало, середина, окончание. Все это встроено в нашу нервную систему и прекрасно функционирует — когда складывается правильный контекст.

Стресс и секс

Вряд ли вы очень уж удивитесь, если я скажу: «Чем больше качественного секса, тем ниже воспринимаемый вами уровень стресса». Можно сказать еще что «физические упражнения полезны» или «каждому важен хороший сон». Ну конечно. Все и так это знают.

Но больше половины женщин утверждают, что стресс, депрессия и беспокойство приводят как раз к снижению интереса к сексу. Эти же факторы препятствуют наступлению сексуального возбуждения и оргазма . Хронический стресс становится причиной нарушения менструального цикла, снижения фертильности и лактации, повышает риск выкидыша, подавляет генитальную реакцию, вызывает повышенные болевые ощущения во время полового акта .

Как именно гормоны и связанные со стрессом нейрохимические процессы взаимодействуют с гормонами и нейрохимическими процессами, связанными с сексуальным поведением, — подавляют или стимулируют сексуальное поведение? До конца этого никто не знает, но кое-что нам известно.

Мы в курсе, что люди в состоянии серьезного стресса склонны интерпретировать любые стимулы как угрозу — точно как крысы из опыта, которым включали яркий свет и Игги Попа на полную громкость. Мы также знаем, что мозг способен обрабатывать лишь определенный объем информации в единицу времени. То есть стресс можно рассматривать как избыточный объем информации, который мозг уже не в состоянии обработать, и кажется, что слишком много всего происходит сразу. Мозг старается все это как-то рассортировать, выделить приоритеты, упростить, а кое-что и просто игнорирует.

Как известно, мозг определяет приоритеты в соответствии с логикой обеспечения выживания организма: важно дышать, избегать хищников, поддерживать нужную температуру тела, пить и есть в достаточном количестве, оставаться внутри своей социальной группы — вот самые приоритетные потребности. И разумеется, приоритеты определяются и изменяются в соответствии с текущим контекстом. Если вы очень голодны, вы скорее решитесь украсть кусок хлеба у соседа, даже если осознаете риск быть изгнанным из социума. Если не можете дышать, то неважно, как давно вы не ели, — вы даже не почувствуете голода. А если вы перегружены типичными современными проблемами, то почти все окажется приоритетнее, чем секс: для вашего мозга любой стресс — это бегущий на вас лев. И какой уж тут секс, если лев все ближе?

Подведем итоги:

* беспокойство, волнение, страх, ужас — это проявление стресса типа «Лев бежит! Убегай!»;

* раздражение, недовольство, растерянность, злость и гнев — это проявление стресса типа «Лев бежит! Убей его!»;

* эмоциональное бесчувствие, стремление замкнуться, отчаяние — это проявления стресса типа «Лев бежит! Притворись мертвым!».

Ни в одном из этих случаев мозг не получает сигнала о том, что хорошо бы прямо сейчас заняться сексом.

Стресс напрямую связан с борьбой за выживание. Секс приносит массу пользы, но точно напрямую не способствует личному выживанию (за исключением случаев, обсуждаемых в приложении). Поэтому у большинства из нас в состоянии стресса срабатывают все тормоза сразу — за исключением 10–20 % людей, к которым относится наша знакомая Оливия: у нее стресс стимулирует возбуждение. (Помните: одни и те же элементы, но организованные по-разному.) Но даже и для таких людей стресс хоть и стимулирует рост интереса (нетерпение), но блокирует сексуальное удовольствие (наслаждение). Секс в состоянии стресса — это совсем не то же самое, что радостный, легкий секс. И понятно почему: все дело в контексте.

Чтобы понизить влияние стресса на способность получать сексуальное удовольствие и вообще интерес к сексу, чтобы секс стал более приятным, легким, игривым, учитесь управлять стрессом.

Хотя, конечно, это говорить легко.

Когда Оливия испытывает стресс, ее сексуальное влечение растет — и именно из-за этого у них с Патриком возникают конфликты, ведь он в состоянии стресса, наоборот, не хочет секса. Мало того, иногда именно из-за этого вызванного стрессом сексуального влечения Оливии кажется, что она вообще себя не контролирует.

Как же ей начать справляться со своими чувствами? Нужно учиться завершать цикл реакции на стресс.

Научным языком такое ощущение Оливией утраты контроля над собой можно описать как неадаптивное поведение с целью управления негативным воздействием. Говоря проще, это значит, что она пытается справиться с некомфортными эмоциями (стресс, депрессия, раздражение, одиночество, ярость) за счет действий, имеющих высокий риск нежелательных последствий. Один из примеров таких действий — навязчивое сексуальное поведение. А вот другие примеры:

* злоупотребление алкоголем или наркотиками;

* деструктивные отношения, к примеру стремление справиться с собственными чувствами, переключаясь на чувства кого-то другого;

* попытка отвлечься чем-то неконструктивным, скажем, безостановочный просмотр фильмов, когда правильнее заняться другими делами;

* нездоровое отношение к еде: ограничения, еда без конца или полный отказ от еды.

Разумеется, все это можно делать — но в конструктивной форме и без крайностей. А вот если мы занимаемся только подобными вещами вместо того, чтобы поработать с ощущениями и завершить цикл стресса, мы рискуем получить негативный результат. Некоторые из возможных последствий не так уж страшны, а некоторые связаны со смертельной опасностью. Все подобные занятия должны помочь нам справиться с чувствами. Человек особенно склонен к таким занятиям, когда не знает, как завершить цикл стресса, или когда чувства слишком болезненны.

В подростковом возрасте неадаптивная стратегия работы со стрессом проявлялась у Оливии в форме нездорового отношения к еде. Она объедалась, а потом до изнеможения занималась спортом. Объедалась и снова мучила себя физическими нагрузками. Справившись с расстройством пищевого поведения, Оливия поняла, что все это почти никак не было связано собственно с физической формой: «Я пыталась найти что-то, с чем можно было бы связать мое раздражение и нетерпение, и, получив дозу “промывки мозгов” из телевизора и прочих медиа, я подумала, что всю ярость стоит направить на свое тело». На самом же деле в таком навязчивом поведении проявилась попытка справиться со слишком сильными эмоциями.

Оливии удалось избавиться от симптомов неконструктивного пищевого поведения на несколько лет. Тем не менее она сама говорит: «Я и сейчас иногда прохожу в дверь боком, потому что мне снова кажется, что я слишком толстая. Если замечаю это, то заставляю себя развернуться и пройти по-человечески, потому что поняла, что это вовсе не мое тело боится лишнего веса, это моя тревожность».

Сейчас Оливия регулярно бегает и этим и снимает стресс, и выпускает лишнюю энергию и беспокойство, причем она поставила ограничение: не больше одного марафона в год.

— Я склонна все делать чересчур, и мне полезно задавать себе рамки.

— Мне кажется, что ты не просто ставишь себе рамки. Я думаю, что ты с помощью физической нагрузки завершаешь цикл стресса, благодаря чему не включается твой тормоз. С сексом можно делать то же самое.

— Правда?

— Конечно.

Она прикусила губу и покачала головой:

— Только что-то я не понимаю как.

Прочитав главу 5, Оливия все поймет.

Дата добавления: 2016-11-18; просмотров: 1839 | Нарушение авторских прав

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/10-21396.html

Механизмы «бей», «беги», «замри»

Природа заложила в нас три механизма совладания со стрессом:
1. «Бей!»
2. «Беги!»
3. «Замри!»
Каждый из этих механизмов был придуман госпожой Эволюцией не зря. Каждый был приемлем (и даже необходим) в определенной ситуации для выживания (физического) организма в то время, когда Природе было не до сантиментов.
«Бей» — если есть шансы получить что-то значимое. Еду, например. Или если противник кажется слабее. Или если бегство невозможно.
«Беги» — если шансы на получение желаемого слишком призрачны, а риски слишком велики. В общем, «игра не стоит свеч».
Замирание тоже является эффективной стратегией. Когда убежать и напасть невозможно. Например, если вы оказались на краю обрыва, проще замереть, чем кидаться сломя голову неведомо куда – можно и в пропасть рухнуть. Или если надо спрятаться.
Или в ситуации сильной боли. Стратегия «замри» позволяет войти в транс, происходит «выход за пределы тела», теряется чувствительность, в результате – эффект обезболивания. Это свойственно как людям, так и животным. Благодаря этому жертвы пыток могут умирать без боли.
Дрожь в моменты, когда «все позади» – реакция ревитализации («оживления») организма после замирания.
Выбор способа реагирования происходит не на уровне размышлений – времени на них нет. Все это – автоматические реакции. Некоторые наследственные, а некоторые вырабатываются жизнью.
К сожалению, детей часто обучают замиранию (не осознанно, конечно, все из лучших побуждений), причем с самого раннего возраста.
Например, раньше было широко распространено тугое пеленание. Считалось, что таким образом малышня «успокаивается», а на самом деле ребятенки, убедившись в тщетности всех попыток спастись из адского кокона, впадают в транс. И, действительно, не плачут. Зато осваивают «выученную беспомощность».
Механизм «замирания» — самый доступный для детей, так как и нападение, и бегство в мире, где все больше и сильнее, неэффективны. Родители же принимают эту стратегию за послушание и ужасно радуются тому, как повезло с ребенком – такой послушный!
Во взрослом возрасте может сохраняться парадоксальное убеждение, что таким образом можно избежать агрессии, а вот это – совершенно не факт.
Например, если у потенциальной жертвы насилия выработана реакция «бей» или «беги» — есть 50%-ный шанс избежать травматизации. Реакция «замри» обеспечивает 100%-ный «провал миссии».
Но есть способы «переиначиться» — превратить реакцию «замирания» в реакцию борьбы или бегства.

Источник: https://www.b17.ru/article/75649/

>Бей или беги: как устроен стресс и почему он делает нас сильнее

Как стресс приобрел дурную репутацию?

В 1936 г. венгерский эндокринолог Ганс Селье вводил лабораторным крысам гормон, выделенный из яичников коровы. Результаты оказались для грызунов весьма неприятными. У крыс стали появляться кровавые язвы. Их надпочечники раздулись, а вилочковые железы, селезенки и лимфоузлы — части иммунной системы, — наоборот, сморщились. Это были очень печальные и больные крысы.

Но был ли действительно в этом повинен коровий гормон? Селье поставил контрольные эксперименты, введя одним крысам солевой раствор, а другим — гормон из коровьей плаценты. И у них проявились те же самые симптомы. Он попробовал использовать экстракты из почек и селезенки. И эти крысы заболели. Что бы он ни вводил крысам, они заболевали, причем с одними и теми же симптомами.

В конце концов Селье озарило: крысы заболевали не из-за веществ, которые им вводили, а из-за того, что они переживали. Им просто не нравилось, что их колют иголками. Селье обнаружил, что может вызвать у крыс те же самые симптомы, подвергая их различным неприятным воздействиям: сильной жаре или холоду, беспрерывным физическим нагрузкам, громким звукам, действию токсичных веществ. В течение 48 часов у крыс падал тонус мышц, развивались язвы в кишечнике и начиналось угнетение иммунной системы.

Потом они умирали.

Так родилась наука о стрессе. Селье выбрал слово стресс для описания состояния, в которое он вводил крыс, а также их физиологической реакции на это состояние (теперь мы называем это стрессовой реакцией). Но какое отношение все это имеет к вам? Прежде чем начать свои исследования, Селье был врачом. Тогда он видел многих пациентов, организм которых начинал ни с того ни с сего выходить из строя. У них проявлялись некие общие симптомы — потеря аппетита, лихорадка, слабость, — которые нельзя было назвать характерными для конкретных заболеваний. Они просто выглядели предельно уставшими от жизни. В тот момент Селье назвал это состояние «синдромом страдания».

Много лет спустя, когда Селье стал проводить свои лабораторные эксперименты, больные и умирающие крысы напомнили ему его пациентов. Может быть, подумал он, тело слабеет от нагрузок, с которыми приходится справляться в трудных жизненных ситуациях? И здесь Селье совершил гигантский прыжок от экспериментов с крысами к изучению человеческого стресса. Он предположил, что многие нарушения здоровья, от аллергий до сердечных приступов, могут быть результатом процесса, который он наблюдал у крыс. Эта аналогия для Селье так и осталась чисто теоретической; он всю жизнь изучал лабораторных животных. Однако это не мешало ему строить гипотезы, касающиеся человека. И, сделав этот умозрительный логический перенос, Селье принял еще одно решение, которое навсегда изменило отношение мира к стрессу. Он дал ему определение, далеко выходящее за рамки лабораторных методик работы с крысами. Согласно Селье, стресс — это реакция организма на любое оказываемое на него воздействие. То есть это не просто реакция на болезненные инъекции, травматические повреждения или жесткие лабораторные условия, а ответ на любое воздействие, требующее ответных действий или адаптации. Дав такое определение стрессу, Селье заложил основы того негативного отношения к нему, который мы сегодня наблюдаем.

Всю последующую карьеру Селье посвятил пропаганде своих идей о стрессе, получил прозвище «дедушки науки о стрессе» и десять раз был номинирован на Нобелевскую премию. Он даже написал работу, которую можно считать первым официальным справочником по управлению стрессом. Иногда он получал средства на исследования от неожиданных почитателей. Так, например, производители табачной продукции заплатили ему за написание статей о вредоносном влиянии стресса на здоровье человека. По их просьбе он даже выступил в конгрессе США с докладом о том, как курение помогает бороться с опасным влиянием стресса.

Но главный вклад Селье заключается в том, что это он впервые убедил мир во вреде стресса. Если вы говорите коллеге: «Я заработаю язву на этом проекте» или жалуетесь супруге: «Этот стресс меня убивает» — вы отдаете дань уважения крысам Селье.

реклама сигарет как средства от стресса

Был ли он не прав? Не совсем. Если вы находитесь в таком же положении, как его крысы, — подвергаетесь лишениям, мучениям и прочим негативным воздействиям, — ваш организм, несомненно, заплатит за это. Существует много научных свидетельств того, что очень сильный или травматический стресс может повредить вашему здоровью. Однако определение стресса, данное Селье, очень широко: оно включает в себя не только травмы, насилие и жестокое обращение, но и почти все, что может произойти с вами. Для Селье стресс был синонимом реакции организма на жизнь как таковую.

Со временем Селье понял, что не любой стрессовый опыт приводит к болезням. Он начал говорить о хорошем стрессе (который назвал эустресс) и плохом стрессе (дистресс). В одном из поздних интервью ученый сказал: «Стресс мы испытываем постоянно, так что единственное, что вы можете сделать, — это постараться, чтобы он был полезен для вас и окружающих». Но было уже поздно. Благодаря работам Селье в обществе и медицинской среде укоренилось общее отношение к стрессу как к очень опасному состоянию.

Наследие Ганса Селье получило развитие в исследованиях стресса, проводимых с помощью лабораторных животных. До сегодняшнего дня многое из того, что вы слышите о негативном воздействии стресса, ученые узнают из опытов над крысами. Но стресс, который испытывают эти животные, на самом деле имеет мало общего с повседневным человеческим стрессом. Если вы — подопытная крыса, то ваш день будет выглядеть примерно так: вас будут неожиданно бить током; бросят в ведро с водой и заставят плавать, пока вы не начнете тонуть; посадят в одиночную камеру или, наоборот, в переполненную клетку с очень малым количеством еды, за которую нужно будет жестоко драться. Это не стресс; это «Голодные игры» для грызунов.

Нормальна ли стрессовая реакция?

В дурной репутации стресса принято винить Ганса Селье, но он не единственный виновник. Есть еще Уолтер Кэннон с кошками и собаками. Кэннон, физиолог из Медицинской школы Гарварда, впервые в 1915 г. описал стрессовую реакцию в виде драки или бегства. Он изучал, как страх и злость влияют на физиологию животных. Для того чтобы разозлить и напугать подопытных, он использовал два метода: зажимал кошке пальцами рот и нос, пока у нее не нарушалось дыхание, и сажал собак и кошек в одно помещение, чтобы они дрались.

По наблюдениям Кэннона, у напуганных животных выделяется адреналин и они оказываются в состоянии повышенной симпатической активности. У них учащается сердечный ритм и дыхание, мышцы напрягаются — таким образом они готовятся к действию. Пищеварение и другие необязательные в данный момент физиологические функции замедляются или останавливаются. Тело готовится к борьбе, накапливая энергию и мобилизуя иммунную систему. Все эти изменения автоматически запускаются при возникновении угрозы для жизни.

Инстинкт «дерись или беги» свойственен не только собакам и кошкам; он присутствует у всех животных. Он часто спасает жизнь — как животных, так и человека. Именно поэтому он так устойчив в эволюции, и мы должны быть благодарны природе за то, что она записала его в нашу ДНК.

Уолтер Кэннон

Однако многие ученые указывают на то, что ближний бой или поспешный побег не лучшие стратегии для ситуаций, с которыми каждый день сталкивается современный человек. Как эта реакция может помочь вам пережить пробки на дорогах или угрозу увольнения? Что будет, если вы при возникновении любой трудности будете просто убегать от отношений, детей, работы? Вы не можете избить просроченный платеж по ипотеке и исчезать всякий раз, когда у вас дома или на работе возникает конфликт.

С этой точки зрения вы должны подавлять стрессовую реакцию всегда, за исключением случаев чисто физической опасности, например бегства из горящего здания или спасения тонущего ребенка. Во всех остальных ситуациях это лишь бессмысленная потеря энергии, которая мешает успешному противодействию стрессу. Об этом говорит теория несоответствия стрессовой реакции стрессовой ситуации: реакции, спасавшие наших предков, не подходят для нас с вами. Нам стрессовая реакция, не имеющая адаптивного значения в современном мире, только мешает.

Давайте проясним: реакция, поддерживающая только две стратегии выживания — бить или бежать, — действительно никак не соответствует современной жизни. Но оказывается, что на самом деле человеческие стрессовые реакции гораздо сложнее. Они эволюционировали вместе с человеком, с течением времени адаптируясь к меняющемуся миру. Стрессовая реакция может активировать различные биологические системы, поддерживающие различные стратегии поведения. Благодаря этому вы можете не только выбежать из горящего здания, но и разбираться в проблемах, получать социальную поддержку и учиться на полученном опыте.

Существует несколько типов стрессовых реакций, и для каждого характерен свой биологический профиль, мотивирующий различные стратегии взаимодействия со стрессом. Например, реакция стремления к цели повышает уверенность в себе, мотивирует к действиям и помогает использовать полученный опыт, в то время как реакция заботы и дружбы стимулирует отвагу, порождает стремление заботиться о других и укрепляет социальные связи. Эти реакции, наряду с реакцией «бей или беги», составляют комплекс стрессовых ответов вашего организма. Чтобы понять, как стресс стимулирует эти очень разные реакции, давайте поближе познакомимся с биологией стресса.

Стресс дает вам силы для борьбы с трудностями

Как отметил Уолтер Кэннон, реакция «бей или беги» запускается при активации вашей симпатической нервной системы. Чтобы сделать вас более внимательным и готовым к действию, эта система заставляет весь ваш организм мобилизовать все имеющиеся энергетические ресурсы. Печень выбрасывает в кровь жир и сахар, служащие топливом. Дыхание становится более глубоким, чтобы к сердцу поступало больше кислорода. Сердечный ритм ускоряется, чтобы кислород, жир и сахар быстрее поступали к мышцам и мозгу. Гормоны стресса, такие как адреналин и кортизол, помогают мышцам и мозгу использовать эту энергию более эффективно. В результате вы готовы к преодолению любых препятствий.

Именно такой отклик на стресс обеспечивает человеку исключительные физические возможности в особых ситуациях. В новостях нередко можно встретить сообщения о невероятной силе, которую приобретает человек в стрессовых ситуациях, — например, историю о двух девочках-подростках из Лебанона, штат Орегон, которые умудрились поднять полуторатонный трактор, под которым оказался заблокирован их отец. «Не знаю, как я смогла его поднять, он был очень тяжелый, — сказала одна из девочек журналистам. — Но мы просто взяли и подняли». Многие люди переживают при сильном стрессе нечто подобное. Когда на кону стоит нечто очень важное, организм использует все энергетические ресурсы, чтобы сделать то, что необходимо.

Энергия, которую дает вам стресс, не только помогает телу, но и стимулирует работу мозга. Адреналин обостряет чувства. Зрачки расширяются, чтобы пропускать больше света, слух обостряется. При этом головной мозг быстрее обрабатывает сигналы, поступающие от органов чувств. Лишние мысли отключаются, менее важные задачи временно теряют актуальность. Внимание концентрируется, вы впитываете и обрабатываете больше информации.

Химический коктейль эндорфинов, адреналина, тестостерона и дофамина дает толчок. Именно в этом кроется одна из причин того, почему некоторым людям нравится испытывать стресс, — он дает им приятное возбуждение. Сочетание вышеперечисленных веществ повышает ваше чувство уверенности в собственных силах. Вы можете действовать более целенаправленно и стремиться к тому, что способно дать вам удовлетворение. Некоторые ученые называют эту сторону стресса «восторгом и трепетом». Такие ощущения испытывают и скайдайверы, парашютисты, влюбленные. Если у вас по спине бегут приятные мурашки от участия в азартной игре или стараний выполнить в срок сложную работу, то вы знаете, что это такое.

Когда же речь идет об истинном выживании, то эти физиологические изменения проявляются наиболее сильно, и у вас может возникнуть классическая реакция «бей или беги». Но если вашей жизни напрямую ничего не угрожает, тело и мозг переключаются в другое состояние — реакцию стремления к цели. Подобно реакции «бей или беги», этот стрессовый ответ придает вам сил и помогает действовать в сложных условиях. Сердцебиение учащается, уровень адреналина взлетает вверх, мышцы и мозг получают больше топлива, а в кровь выбрасываются «гормоны хорошего настроения». Но эта реакция отличается от предыдущей по нескольким важным параметрам. Вы ощущаете сосредоточенность, но не страх. Уровень гормонов стресса также иной, в частности, повышен уровень ДГЭА, который помогает быстрее восстанавливаться после стресса и усваивать полезный опыт. В результате повышается индекс роста вашей стрессовой реакции — то есть возникает благоприятное соотношение стрессовых гормонов, которое определяет, насколько вредным или полезным окажется стресс для вас.

Люди, которые полностью погружаются в то, что делают, и испытывают от этого наслаждение, проявляют явные признаки реакции стремления к цели. Художники, спортсмены, хирурги, геймеры, музыканты, полностью отдаваясь своему любимому занятию, испытывают именно такую реакцию на стресс. Лучшие в этих областях деятельности вовсе не остаются хладнокровными под давлением сложных обстоятельств; более точным будет сказать, что у них возникает стрессовая реакция стремления к цели. Она дает им доступ к умственным и физическим ресурсам, которые, в свою очередь, обеспечивают повышение уверенности, концентрации и качества деятельности.

Стресс помогает общению и стимулирует социальные связи

Ваша стрессовая реакция не только снабжает вас энергией. Во многих ситуациях она также заставляет вас устанавливать связи с другими людьми. Эта сторона стресса управляется преимущественно гормоном окситоцином. Окситоцин получил широкую известность как «молекула любви» и «гормон объятий», потому что он действительно вырабатывается гипофизом, когда вы кого-нибудь обнимаете. Однако на самом деле функции окситоцина гораздо сложнее. Это нейрогормон, который производит тонкую настройку социальных инстинктов в вашем головном мозге. Его главная функция — создавать и укреплять социальные привязанности, поэтому он и выделяется при объятиях, а также при половом акте и кормлении грудью. Повышенный уровень окситоцина заставляет вас тянуться к людям. Он порождает стремление к личным контактам — через прикосновения, SMS или встречи за кружкой пива. Кроме того, окситоцин помогает мозгу лучше понимать, что думают и чувствуют другие люди. Он усиливает эмпатию и интуицию. При высоком уровне окситоцина вы скорее будете доверять и помогать людям, которые вам небезразличны. Окситоцин делает мозг более восприимчивым к социальным контактам и тем самым усиливает теплое чувство, возникающее у вас при заботе об окружающих.

Но функции окситоцина не ограничиваются социальной сферой. Это также гормон смелости. Окситоцин подавляет реакцию страха в мозге — инстинкт, который заставляет вас замирать на месте или бежать. Этот гормон не только побуждает вас искать чьих-то объятий; он делает вас отважным.

Окситоцин — такая же часть стрессового ответа, как адреналин, заставляющий ваше сердце бешено стучать. Во время стресса гипофиз вырабатывает окситоцин, чтобы стимулировать социальные связи. Это означает, что стресс делает вас лучше без дополнительных вложений в тренинги личностного роста и социализации.

Ганс Селье

Выделяясь при стрессовой реакции, окситоцин заставляет вас обращаться к тем, кто может вас поддержать. Он также способствует укреплению наиболее важных для вас связей, делая вас более отзывчивым. Ученые называют это реакцией заботы и дружбы. В отличие от реакции «бей или беги», которая связана в первую очередь с инстинктом самосохранения, эта реакция заставляет вас защищать тех, кто вам небезразличен. И что очень важно, придает вам смелости.

Когда вам хочется поговорить с другом или любимым человеком, это стрессовая реакция побуждает вас искать поддержки. Если случается что-то плохое и вы сразу думаете о ваших детях, домашних животных, родственниках или друзьях, это стрессовая реакция побуждает вас защищать свое «племя». Когда кто-то поступает нечестно и вы рветесь встать на защиту своей команды, своей компании или своего сообщества, все это часть просоциального стрессового ответа.

У окситоцина есть еще одно удивительное качество: этот так называемый гормон любви оказывает благоприятное воздействие на сердечно-сосудистую систему. В сердце имеются специальные рецепторы к окситоцину, который способствует регенерации клеток сердечной мышцы после микротравм. Если ваша стрессовая реакция включает в себя выработку окситоцина, стресс в буквальном смысле укрепляет ваше сердце. Обычно мы слышим, что от стресса может случиться сердечный приступ! Да, вызванные стрессом сердечные приступы действительно иногда случаются, и вызваны они обычно бывают резким выбросом адреналина, но далеко не любая стрессовая реакция наносит вашему сердцу ущерб. Я нашла одно исследование, в котором было показано, что, если крыс подвергать стрессу, а затем пытаться химическим путем вызвать у них инфаркт, они демонстрируют весьма значительную устойчивость к сердечным травмам. Однако, когда крысам давали вещество, блокирующее выделение окситоцина, стресс уже не оказывал на них такого благотворного влияния. Это исследование открывает нам один из самых удивительных аспектов стресса. Получается, что стрессовая реакция — это наш врожденный механизм сохранения стабильности, который заставляет нас заботиться о других, но при этом еще и укрепляет наше сердце.

Стресс помогает вам учиться и развиваться

Последняя стадия любой стрессовой реакции — это восстановление, возвращение вашего тела и мозга в состояние спокойствия. Чтобы восстановиться, телу необходимы стрессовые гормоны. Так, например, кортизол и окситоцин борются с воспалительными реакциями и поддерживают работу вегетативной нервной системы. ДГЭА и нейрональный ростовой фактор (НРФ) повышают нейропластичность, так что ваш головной мозг может извлекать нужные уроки из стрессового опыта. Возможно, вам кажется, что ваш организм должен восстанавливаться после воздействия стрессовых гормонов, но на самом деле все наоборот — как раз эти гормоны и несут восстановительную функцию. Люди, у которых во время стресса вырабатывается больше этих гормонов, обычно приходят в себя значительно быстрее и с минимумом последствий.

Восстановление после стресса не происходит мгновенно — это процесс, на который требуется определенное время. В первые несколько часов после сильной стрессовой реакции мозг перенастраивается, запоминая и усваивая пережитое. В это время возрастает активность стрессовых гормонов в тех областях головного мозга, которые несут ответственность за обучение и память. Мозг обрабатывает полученный опыт, и именно поэтому вы не можете прекратить думать о том, что случилось. Вам может хотеться обсудить это с кем-то. Если все закончилось хорошо, вы проигрываете произошедшее в голове, вспоминая все, что делали и к чему это привело. Если же результат оказался не слишком удачным, вы пытаетесь понять, что произошло, представлять себе, что было бы, если бы вы поступили иначе, и мысленно конструировать положительный исход.

Во время процесса восстановления человек часто испытывает сильные эмоции. В нем еще бурлит энергия, и он слишком возбужден, чтобы сразу успокоиться. После стресса вы можете испытывать страх, шок, злость, чувство вины или печаль. Но можете ощущать и облегчение, радость или благодарность. Причем эти эмоции могут наполнять вас одновременно — это часть процесса осмысления мозгом пережитого. Они способствуют размышлениям и извлечению уроков из полученного опыта, что, в свою очередь, помогает подготовиться к будущим стрессам. Кроме того, благодаря эмоциям вы лучше запоминаете то, что случилось. Эти эмоции обусловлены химическими изменениями, придающими мозгу большую гибкость — он способен перестраиваться на основании полученного опыта. Таким образом, эмоции, сопровождающие процесс восстановления после стресса, помогают вам учиться и находить смысл в происходящем.

На основании всех вышеописанных процессов мозг и тело обучаются справляться со стрессом. Он оставляет в вашем сознании отпечаток, благодаря которому в следующий раз вы будете знать, как вести себя. Этого не происходит при каждой мелкой неприятности, но, если перед вами встанет действительно сложная задача, мозг и тело обязательно извлекут из нее уроки. Психологи в таких случаях говорят, что человек получает прививку стрессом. Это своего рода «вакцинация» для мозга. Именно поэтому стрессовые тренировки являются одной из ключевых методик подготовки астронавтов в НАСА, работников экстренных служб, профессиональных спортсменов и представителей других специальностей, которым необходимо научиться не только выживать в стрессовых ситуациях, но и действовать максимально эффективно. Прививка стрессом используется в подготовке детей к экстренной эвакуации, рабочих тренингах для приспособления к жестким условиям труда и даже обучении общению детей-аутистов.

Если вы признаете, что стресс дает вам необходимый положительный опыт, каждое новое испытание вы будете переносить легче. Исследования показывают, что при осознании пользы стресса для обучения и повышения стойкости физиологическая реакция на него также может измениться. Как мы видели на примере работы Алии Крам, просмотр видеоматериалов о полезных качествах стресса повышал уровень ДГЭА у участников эксперимента до и после имитации собеседования. Другие исследования также показывают: восприятие стрессовой ситуации как возможности отточить свои навыки, улучшить знания или стать более сильным вызывает реакцию стремления к цели, а не драки и бегства. А это, в свою очередь, увеличивает шансы на то, что полученный опыт принесет человеку значительные преимущества в будущем.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/15713-bey-ili-begi-kak-ustroen-stress-i-pochemu-on-delaet-nas-silnee

Тема 5. Неконтролируемый стресс и депрессия

⇐ Предыдущая123456

Лекция 8. Условия неконтролируемости. Виды неконтролируемых стрессорных ситуаций. Биологические особенности неконтролируемого стресса. Субъективность понятия «контролируемость стресса». Социально-психологическое значение неконтролируемого стресса. Отличия тревоги и депрессии. Постравматический синдром. Виды депрессии. Эндогенная и реактивная депрессии. Роль генетических и средовых факторов развития депрессии. Особенности биологических изменений при депрессии.

Неблагоприятным для организма является неконтролируемый стресс. Неконтролируемый стресс вызывает любое воздействие к которому организм не может: 1) приспособиться, или 2) избавиться от которого, или 3) предсказать его возникновение. Любое из этих условий делает стресс неконтролируемым. Если стрессогенный стимул характеризуется двумя, или тремя признаками, то его патогенное влияние усиливается. Самые тяжёлые последствия вызывает непредсказуемость возникновения стрессогенной ситуации.

Неконтролируемый стресс в эксперименте воспроизводится стимуляцией одновременно двух животных. При этом одно животное может регулировать предъявление стимула (например, нажимая на педаль для появления воды из бутылки, или прекращения электрического раздражения кожи), а другое животное не может регулировать предъявление стимула. Оно получает раздражение (или действие болевого стимула заканчивается) только тогда, когда на педаль нажмёт соседняя особь. В результате два животных получают раздражение равное по физическим характеристикам (силе, длительности, частоте предъявления). Единственным различием является чисто психологическая характеристика стимуляции – контролируемость. Одно животное может контролировать ситуацию, а другое – нет. Изменения в поведении, физиологических и биохимических реакциях значительно сильнее выражены и сохраняются дольше у животных, подвергавшихся воздействию в неконтролируемых условиях, чем у получавших ту же стимуляцию, но, имевших возможность контроля ситуации.

Проблема неконтролируемого стресса интенсивно изучается потому что состояние выученной беспомощности, которое формируется в результате неконтролируемого стресса, является адекватной моделью депрессивного расстройства человека. Животные с выученной беспомощностью демонстрируют все основные симптомы депрессии человека. У них подавлена эмоциональная, двигательная и когнитивная функции. Физиологические и биохимические изменения тоже соответствуют симптомам депрессии человека. Таким образом, выученная беспомощность является отличной моделью для изучения механизмов формирования депрессии и поиска методов её терапии.

Поскольку депрессия чаще всего формируется в результате стрессогенных воздействий на человека, то логично искать причину депрессии в активности стрессорных систем. Однако анализ психотропных эффектов стрессорных гормонов показал, что ни один из них не вызывает симптомов депрессии, ни при остром, ни при хроническом введении в организм. В настоящее время принято считать, что депрессия развивается при длительной активации основной гормональной системы стресса – КРГ-АКТГ-кортизол. Это мнение подтверждается, в частности высокой частотой депрессии у людей придерживающихся безуглеводной диеты. Дефицит глюкозы в организме ведёт к активации системы КРГ-АКТГ-кортизол, необходимой для мобилизации процессов синтеза глюкозы из жиров и белков. Таким образом, ограничивая поступление глюкозы в наш организм с диетой, мы увеличиваем риск развития депрессии.

Депрессия – один из трёх, так называемых, «больших психозов». Кроме того, депрессивный синдром встречается в структуре огромного множества других психических и соматических заболеваний. Частота депрессивных расстройств растёт в последние десятилетия. Проблема депрессии актуальна ещё и потому, что только треть больных чувствительна к фармакологическим препаратам, другая – к немедикаментозной терапии, а треть больных не поддаётся лечению. Тем не менее, в случаях, когда депрессивные расстройства ещё не достигли степени, при которой необходима госпитализация, сам человек может облегчить своё состояние, повысить своё настроение, «разогнать тучи». Для этого бывает достаточно изменить своё поведение.

Ведущую роль при этом играют эндогенные опиаты. Поскольку их секреция увеличивается при стрессе, то умеренные стрессогенные ситуации повышают настроение человека. Простейшим способом являются мышечные нагрузки, несколько превышающие привычную двигательную активность. Любой умеренный стресс сопровождается повышенной секрецией эндогенных опиатов. Поскольку мощнейшим срессогенным стимулом является кровопотеря, то вполне ожидаемо повышенное настроение отмечается у доноров после сдачи крови. Если анальгетический эффект эндогенных опиатов наблюдается только несколько минут после прекращения действия стимула, то эйфорический эффект сохраняется несколько часов.

Другая простая антидепрессивная процедура – груминг (см. раздел «стресс»). При груминге, особенно – области головы, увеличивается секреция эндогенных опиатов, а также других гормонов, улучшающих субъективное самочувствие: АКТГ и окситоцина (гормона, синтезируемого в гипоталамусе и секретируемого в заднем гипофизе). Окситоцин усиливает секрецию молока при лактации, но, помимо этой висцеральной функции он усиливает дружелюбие при социальных контактах и снижает тревогу не только у женских, но и мужских особей, причём не только у экспериментальных животных, но и у человека. Поэтому полезно умываться по утрам: интенсивный груминг лица улучшает настроение и самочувствие.

Ещё один способ связан с торможением секреции мелатонина – гормона эпифиза. Эпифиз прямо связан со зрительным нервом. Секреция мелатонина увеличивается с уменьшением освещённости и снижается, когда освещённость растёт. Помимо других функций (регуляции суточных ритмов), мелатонин подавляет синтез и секрецию гипоталамического гормона гонадолиберина. Этот гормон стимулирует активность периферических половых желёз (яичников и семенников), но, кроме того, он является эндогенным антидепрессантом. В экспериментах на животных показано, что введение гонадолиберина ослабляет симптомы выученной беспомощности. Эмоциональные расстройства у женщин после менопаузы тоже связаны с прекращением выработки гонадолиберина. Таким образом, уменьшая секрецию мелатонина, человек увеличивает секрецию гонадолиберина и повышает тем самым собственное настроение. Снижение секреции мелатонина достигается искусственной бессонницей («не спать!») и ярким светом.

Одним из предшественников синтеза мелатонина является серотонин. Поэтому обнаружена положительная корреляция между хорошим настроением и концентрацией серотонина в крови. Чем больше серотонина выделяется в кровь, тем меньше его остаётся для синтеза мелатонина. Но искусственное повышение концентрации серотонина в крови никак не может повлиять на синтез мелатонина и, следовательно, на настроение человека. Серотонин не проникает в мозг, благодаря ГЭБ. Не говоря о том, что серотонин, вырабатываемый в периферических тканях, усиливает воспаление. Таким образом, расхожая фраза «серотонин – гормон счастья» является ложным утверждением.

Неконтролируемый стресс имеет огромное практическое значение ещё и потому, что одно из проявлений когнитивно-аффективного дефицита – это торможение волевых качеств. Человек с выученной беспомощностью становится значительно более управляемым. Поэтому в человеческом обществе, с древнейших времён до наших дней, неконтролируемые ситуации искусственно создаются для повышения управляемости отдельных личностей и коллективов различной величины.

Контрольные вопросы

1. Чем отличается «неконтролируемая» стрессорная ситуация от «неизбегаемой»? Приведите примеры.

2. Какие гормоны отражают наличие выученной беспомощности?

3. Почему к смертным грехам относят тоску (уныние) — ведущий симптом при депрессии? Другие симптомы психических заболеваний к смертным грехам не относят (например, эмоциональную холодность при шизофрении, или дурашливость при слабоумии).

4. Чем отличаются понятия «страх», «депрессия» и «тревога»?

5. Какие факторы делают стрессор неблагоприятным для организма?

6. Какие гормоны вызывают депрессию?

7. Какие гормоны вызывают тревогу?

8. Какие гормоны отражают состояние депрессии?

9. Какие гормоны отражают состояние тревоги?

10. Что такое «фактор контролируемости»? При ответе используйте термины, описывающие структуру поведенческого акта.

Рекомендуемая литература

1. Тополянский В. Д., Струковская М. В. Психосоматические расстройства. — М.:, Медицина, 1986

2. Эверли Дж. С., Розенфельд Р. Стресс. Природа и лечение. — М.,: Медицина, 1985

Тема 6. Психосоматотипы

Лекция 9. Теория Кречмера и Шелдона. Поведенческие типы А и Б. Адаптивные преимущества типов А и Б. Типы социального поведения r- и К-. Типы поведения М и Ж.

Все люди различны. Каждый человек не похож на других. Для того, чтобы как-то разбираться в бесконечном многообразии человеческих личностей, люди стали создавать классификации психологических типов. В их основе лежит постулат о сцепленности отдельных признаков человека. Например, если некто любит общаться, он вряд ли легко согласится выполнять монотонную работу, не задавая при этом вопросов. Сцепленными являются не только отдельные поведенческие проявления психики человека и животных, но и признаки психические, с одной стороны, и соматические – с другой. Исходя из такого допущения, люди стали создавать психосоматические классификации личности (система Кречмера – Шелдона).

Поскольку индивидуальность человека наиболее ярко проявляется в состоянии стресса, одна из простых классификаций основана на реакции человека, или животного на стрессогенный стимул. Внутри популяции каждого вида можно выделить группы особей которые реагируют на стрессогенный стимул противоположными реакциями. Одна группа будет стремиться вернуть изменившиеся параметры среды к исходным значениям, другая – будет стараться приспособиться к изменившимся условиям (см. определение «Поведенческий акт» в соответствующем разделе). Первый тип реагирования называют «поведенческий тип А», вторую – «поведенческий тип Б». Хотя, часто у животного и человека есть возможность выбора поведенческой стратегии, но в условиях стресса, т.е. в новой ситуации, и в условиях дефицита времени для детального анализа обстановки и оценки эффективности каждой из имеющихся в его репертуаре программ поведения, каждая особь ведёт себя, как правило либо по типу А, либо по типу Б. Носители типа А демонстрируют мозаичную активность, много суетятся. Носители типа Б затаиваются, демонстрируют реакцию замирания.

В экспериментах на животных показано, что склонность к поведению А, либо Б – это признак с высокой наследуемостью. Вместе с тем, этот признак наследуется аддитивно, т.е. он является количественным. «Чистый» тип А или Б – это абстракция, которая не встречается в реальном мире. Всех особей одного вида можно представить себе в виде точки на оси, которая ограничена идеальными А и Б. Большинство людей (поскольку нас интересуют, в первую очередь, люди) представляют собой некий промежуточный тип, лишённый явных признаков типа А или Б.

Кардиологи Фридман и Розенман характеризовали людей типа А как: агрессивных, амбициозных, социально активных. Люди, которые относятся к поведенческому типу Б демонстрируют противоположные свойства поведения. Эти исследователи показали, что представители типа А страдают ишемической болезнью сердца – основной причиной смерти в развитых странах – в несколько раз чаще, чем люди, демонстрирующие поведение типа Б.

Отметим здесь, что агрессия в биологии определяется не как «причинение вреда, или угроза такого причинения», поскольку биология изучает внутреннюю жизнь своих объектов (см. раздел «Введение»), в частности, мотивов поступков. В биологии агрессия – это сокращение дистанции, а мерой агрессии является скорость, с которой одна особь сокращает д истанцию контакта с другой. Например, использование термина «агрессивный груминг» означает не то, что одна кошка намерена причинить вред другой, вылизывая её шерсть, а то, что первая при груминге удерживает вторую лапой, тогда как вторая пытается вырваться.

Дистанция общение может измеряться не только расстоянием в физическом пространстве. Две собаки, разделённые забором, могут яростно лаять друг на друга, как они лают, разделённые большим расстоянием. Если убрать этот забор, то они, скорее всего, бросятся наутёк друг от друга. «Дистанция» существует и метафизическом пространстве. Агрессивность в человеческом обществе часто называют бесцеремонностью. Бесцеремонные люди, едва познакомившись, быстро переходят с собеседником на «ты», рассказывают о себе и задают вопросы на темы, которые относятся к интимной сфере человека (интимный – буквально, «внутренний»).

Поведенческие типы А и Б различаются не только разным риском инфаркта миокарда. У людей типа А, по сравнению с носителями поведения типа Б, в несколько раз выше секреция адреналина при стрессе. Для типа Б характерен адренокортикальный тип стрессорной реакции. Т.е. у них происходит интенсивное выделение кортизола из коркового слоя надпочечников.

Кортизол обеспечивает реакцию замирания, не только у представителей типа Б, но у всех животных в популяции. Замирание присутствует в поведенческом репертуаре практически всех особей, но у представителей типа А замирание занимает в несколько десятков раз меньшее место в стрессорной реакции, чем у представителей типа Б. После удаления коры надпочечников реакция замирания исчезает у всех оперированных животных. Искусственное повышение уровня кортизола путём инъекции, или подшивания таблетки с медленно рассасывающимся препаратом не изменяет частоту и длительность проявления замирания. Резкое снижение времени замирания отмечается и у животных с разрушенным гиппокампом – основным органом-мишенью глюкокортикоидных гормонов в головном мозге.

Если кортизол обеспечивает замирание, то вазопрессин – гормон, выделяющийся из задней доли гипофиза – модулирует эту стрессорную реакцию, увеличивая время неподвижности.

Такая сложная регуляция реакции замирания сама по себе даёт основание предполагать большое приспособительное значение этой формы поведения и, следовательно, большой приспособительный потенциал особей с поведенческим типом Б. Наиболее отчётливо достоинства поведенческого типа Б проявляются в условиях неконтролируемого стресса. Животные подвергнутые такой процедуре демонстрируют стойкое снижение эмоционального фона, двигательной активности и когнитивных функций. Они находятся в состоянии выученной беспомощности (см. раздел «Неконтролируемый стресс и депрессия»). Среди экспериментальных животных, подвергнутых стрессогенной процедуре в неконтролируемых условиях, как правило, некоторая часть особей демонстрирует значительно меньший когнитивный дефицит, чем средний по группе. Эти резистентные к неконтролируемому стрессу животные являются представителями поведенческого типа Б. У них не только мало меняется поведенческий репертуар, но и не отмечается важных физиологических изменений. В частности, у таких резистентных особей сохраняется регуляция функции коркового слоя надпочечников по механизму отрицательной обратной связи.

Нарушение обратной связи в регуляции коркового слоя надпочечников характерно не только для экспериментальных животных с выученной беспомощностью, но и для больных депрессией. Это нарушение является не только диагностическим признаком, но и одним из механизмов патогенеза депрессии. Регуляция по обратной связи является единственным механизмом торможения стрессорного подъёма секреции глюкокортикоидов корковым слоем коры надпочечников (см. раздел «Стресс»). При его нарушении даже слабый стимул вызывает стойкое повышение синтеза и секреции КРГ, АКТГ и кортизола, что приводит к депрессии (см. раздел «Неконтролируемый стресс и депрессия»). Депрессия потому и поддаётся лечению с таким большим трудом, что образуется положительная обратная связь: депрессия вызывает постоянную активность системы КРГ-АКТГ-кортизол, а эта активность поддерживает депрессивное состояние.

Помимо поведенческих типов А и Б существует ещё одна классификация по типу поведения тесно связанная с гормонами – это стратегии социального поведения r- и K-.

Признак, по которому происходит выделение этих поведенческих типов – стабильность социальных связей. Ярче всего он проявляется в родительском поведении. Животные со стратегией К- демонстрируют выраженное родительское поведение, даже самцы. А у r-стратегов, мать проводит с выводком минимальное время, а самец не интересуется ни детьми, ни матерью. Эти два типа поведения называются стратегиями, поскольку эти типы поведения являются генетически детерминированными. При перекрёстном воспитании, когда новорожденных животных двух помётов меняют матерями, во взрослом состоянии обнаруживают поведение генетических родителей, а не приёмных.

У животных К-стратегов обнаружена повышенная активность окситоцина и вазопрессина. Окситоцин увеличивает привязанность к «своим», а вазопрессин увеличивает враждебность к чужим.

Роль окситоцина сейчас интенсивно изучается. Частично это обусловлено тем, что он влияет на поведение не только животных, но и человека. Причём усиливает дружелюбие при введении в нос, что значительно улучшает перспективы его использования на практике. Академический интерес к окситоцину обусловлен тем, в частности, что в пятифакторной модели личности выделен такой фактор как «доброжелательность». Возможное участие окситоцина в детерминации этой характеристики личности представляет большой интерес.

Ещё одна пара поведенческих типов, различие в которой, вне всякого сомнения, связано с гормонами – это мужчина и женщина. Они будут рассмотрены в соответствующем разделе.

Контрольные вопросы

1. Какие гормоны определяют психологический тип?

2. Какие гормоны характеризуют психологический типы?

3. Какие гормоны определяют адаптивные преимущества психологического типа А?

4. Какие гормоны определяют адаптивные преимущества психологического типа Б?

5. Приведите пример поведенческих типов А и Б среди литературных героев, персонажей кинофильмов, телеведущих.

6. Что такое «психологический тип»?

7. Как определить психологический тип у незнакомого человека?

8. Какой психологический тип лучше приспособлен к стрессу — А или Б?

9. Что такое «субъективно контролируемая ситуация»?

10. Какой тип поведения является оптимальным в условиях неконтролируемого стресса?

Рекомендуемая литература

1. Купер К. Индивидуальные различия. — М.: Аспект-Пресс, 2000

2. Левонтин Р. Человеческая индивидуальность: наследственность и среда. — М.: Универс, 1993

3. Лучинин А.С. Психогенетика. — М.: ВЛАДОС- ПРЕСС, 2005

4. Равич-Щербо И. В., Марютина Т. М., Григоренко Е. Л. Психогенетика. — М.: Аспект-Пресс, 1999

5. Харрисон Дж., Уайнер Дж., Тэннер Дж., Барникот Н., Рейнолдс В. Биология человека. — М.:, Мир, 1979

⇐ Предыдущая123456

Дата добавления: 2017-04-14; просмотров: 382 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/16-68704.html

Эмоциональное выгорание у мамы: как справиться с неконтролируемым стрессом

Послеродовая депрессия может затронуть даже самых эмоционально-стойких мам, ведь после рождения ребенка жизнь становится не подвластной прежнему ритму. В лексиконе мамы появляется новое словосочетание – «неконтролируемый стресс». Мама-журналистка Алеся Лонская на своем примере рассказала, как пережить стресс и эмоциональное выгорание во время декрета.

Читай также: Действенные способы борьбы с послеродовой депрессией

Причиной эмоционального выгорания мамы не является одиночество в течение дня и отдельная квартира. Это – внешние условия, создающие РИСК. Жизнь в этих условиях требует от мамы специальных действий, чтобы этого риска избежать. Неправильно решать проблему «за чужой счет», то есть переезжать к бабушке.

Мы будем говорить, как жить в декрете, чтобы «не накрыло». Для этого нужно бороться с настоящими причинами эмоционального выгорания. Когда со мной это «случилось», я заинтересовалась психологией и физиологией своего организма. Одна из возможных причин выгорания – неконтролируемый стресс.

Что такое неконтролируемый стресс

Я сказала себе, что буду контролировать свою жизнь, несмотря на то, что квартира была превращена в «Детский мир» в худшем его подобии. Я будто бы пропадала из этой квартиры. Там, где раньше было мое – стало ее, Маши. Там, где раньше я смотрела документальное кино, теперь включался только Лунтик. Там, где я слушала Мельницу, вопил Паровозик из Ромашково. Там, где я ела малину и кальмары, теперь лежала гречка с яблоками.

Я не могла есть, что хочу, спать, когда хочу, мыться, когда хочу. У меня было ощущение, что я – рыбка в аквариуме, из которого выкачали кислород, но из него никак не выпрыгнуть. А я всё прыгаю и прыгаю, желая глотка свежего воздуха. Я брызгалась духами с запахом клубники, которую мне было нельзя. Я купила себе малиновый гель для душа. Я сделала самую красивую одежду домашней. Нет, Машка, мою жизнь целиком ты не возьмешь. Я останусь собой!

Читай также: Как не впасть в депрессию: психологическая помощь мамам

Жизнь полна стрессов, которые мы можем проходить контролируемо: они ведут к личностному развитию. Мы ищем, как нам выйти из ситуации вызова, а наши усилия приводят к результату. Цепочка «вызов – реакция – результат» является неотъемлемой частью развития. По мнению физиолога Дмитрия Жукова, губителен для человека неконтролируемый стресс, у которого три признака: его нельзя предсказать, нельзя избежать, к нему нельзя приспособиться. Иными словами, источник стресса от тебя никак не зависит и ты не можешь повлиять на него, сделать так, чтобы он прекратился.

Первый ребенок может создать у матери ситуацию неконтролируемого стресса. Она почти не может повлиять на его крик. Практически не поддаются успокоению и контролю колики, режущиеся зубы и истерики 2–3-летнего возраста. Когда он проснется и закричит снова – неизвестно и тоже не поддается контролю.

У нас получается другая цепочка: вызов – реакция – отсутствие адекватного и длительного результата – снова вызов – реакция – снова отсутствие результата. Это может привести к нежеланию проявлять реакцию (то есть успокаивать ребенка). Научным языком такое состояние называется «выученная беспомощность». Ее признаками является апатия, агедония (отсутствие желания наслаждаться наличествующими удовольствиями), нежелание улучшать свое состояние, снижение когнитивных способностей, тревога и страх.

Многие узнают себя, представив следующую картину: очень хочется спать, но не спится от тревоги, что всё равно скоро проснется младенец, и опять… Или вы сидите на диване и чувствуете, что не в состоянии даже встать и полить цветы, потому что «Зачем? Каждый день одно и то же».

Как «вылечить» неконтролируемый стресс

Организм мамы стремится избежать депрессии и защищается от неконтролируемого стресса сам. Он проявляет «смещенную активность» – изобретает действия, которые в принципе на причину стресса не воздействуют, но снижают тревожность мамы. Например, вы можете каждый день фанатично мыть пол или протирать полочки. Очень долго, до стерильности гладить шмотки. Набрасываться на еду, особенно на сладкое. Вы можете изобрести какие-то странные ритуалы, в целесообразность которых истово верите, хотя через год будете смеяться над этим. Но в ситуации неконтролируемого стресса это было вам необходимо.

А какую смещенную активность проявляете вы? Не является ли она невротической? Если она вас не устраивает – подумайте, какой полезной отвлекающей деятельностью ее можно заменить. Когда я поймала себя на «натирании полов» – я головой понимала, что это бесполезно, но ничего не могла с собой поделать… Проблема ушла, когда я занялась написанием книги. Чистота полов снова перестала меня волновать чаще, чем раз в неделю.

Читай также: Грудное вскармливание защищает от депрессии

Да, неконтролируемый стресс испытывают и крыски, и рыбки, и собачки, и у них тоже есть «смещенная активность». Например, если привязанную крыску беспорядочно ударяют током и она не может повлиять на эти удары – она проявляет симптомы депрессии. Однако если крысе в этот момент дать бегать по клетке или погрызть палочку – симптомов депрессии не будет. Так же их не будет, если в клетке есть возможность драться с сородичами. В ситуации неконтролируемого стресса и у человека будет возрастать напряженность и агрессия по отношению к окружающим (например, мужу, свекрови). Но мы-то с вами не захотим уподобляться крыскам и можем осознанно выбрать иную «смещенную активность».

Самый же надежный для человека способ преодолеть неконтролируемый стресс – превратить его в контролируемый. Для этого нужно последовательно воздействовать на каждый из трех признаков НС. Ваша задача – убрать хоть один.

«Избежать»: оставив кого-то на время с ребенком. Если нельзя – воздействуем на «Предсказать» – создать режим дня для себя и ребенка и четкие ритуалы на еду, прогулки и сон. Это делает реакции ребенка более предсказуемыми. «Приспособиться»: повышать материнскую квалификацию и пополнять арсенал способов успокоения ребенка. Например, у меня была бессонница от тревоги, что ребенок скоро проснется. Тогда я взяла его к себе в кровать. Когда он начинал ворочаться, еще до крика совала в рот титьку. Я выиграла себе хороший ночной сон. Это пример воздействия на признак «приспособиться».

Уверена, что этот пример многим покажется банальным. Увы: если женщина по причине молодости, необразованности, отсутствия образцов материнского поведения – не умеет успокаивать ребенка, она тоже будет бороться с неконтролируемым стрессом, но уже по-другому. Ее агрессия может быть направлена против ребенка. Признак «приспособиться» – выпить алкоголь. Признак «избежать» – выбросить ребенка в буквальном смысле. Но научите женщину справляться с неконтролируемым стрессом безопасно – и мы получим здоровую семью. Именно поэтому нужны группы материнской поддержки.

Упражнение: выпишите, какое именно поведение ребенка и когда действует на вас как неконтролируемый стресс. Напишите все возможные варианты безопасных действий на каждый из трех признаков неконтролируемого стресса в вашем случае.

Для сохранения адекватной самооценки в период действия неконтролируемого стресса важно гарантированно для себя ежедневно выполнять какой-то ритуал. Пример: ужин для мужа должен быть готов, а полы должны быть вымыты.

Мой ребенок регулярно не давал мне делать домашние дела, и это усугубляло мое ощущение несостоятельности себя как хозяйки. Я почувствовала себя гораздо лучше, когда мне удалось гарантировать себе чистоту дома. Для этого мне пришлось посадить свою бунтарку в слинг на спину, где часто во время мытья пола она мирно засыпала. Я чувствовала, будто «победила» ее и вернула себе контроль над собственной жизнью.

Читай также: Как йога поможет при стрессе: советы Ольги Яценко

Необходимо уйти от ощущения «я не знаю, что мне сейчас делать». Тренер для мам Наталья Потеха рекомендует создать вечерние и утренние последовательности домашних дел, которые железно бы выполнялись. Однако жесткое планирование дня не является панацеей от неконтролируемого стресса. Наоборот, оно усиливает ощущение собственной несостоятельности из-за неспособности соблюдать всё запланированное в условиях непредсказуемости поведения ребенка. Так что истина посередине. Ужин не должен быть готов «любой ценой»!

Побороть последствия неконтролируемого стресса мне помог принцип «делай дела вместе с ребенком, а когда он спит – отдыхай или реализуйся». Если вы будете всё время развлекать ребенка – вы скоро вымотаетесь, и ребенок это почувствует. А потом вам, вымотанной, придется еще и делать все остальные дела. Делая домашние дела вместе с ребенком, вы приучаете его к тому, что мама предназначена не только для него. Кроме того, любое дело (особенно мытье посуды и пола) легко превращается в совместную игру. Время же сна ребенка вам пригодится для того, чтобы работать над всеми следующими рисками в нашем списке (устранять голод на достижение признания, например).

Еще одна работающая рекомендация против неконтролируемого стресса – гарантировать себе удобный вид отдыха и отключения от ребенка, не зависящий от других людей.

Для меня такой возможностью стал ежедневный душ. Как только Маша научилась сидеть – я сажала ее в детское сидение в ванной или в таз с игрушками и могла мыться рядом столько, сколько мне хочется. Это напоминало мне, что я всё еще контролирую мою жизнь. Если нельзя было помыться – я умывала лицо, причесывалась и красилась.

Вас может смутить, что в этой колонке я обратилась к физиологии, особенно учитывая обоснованный скептицизм по поводу попытки толковать поведение человека с позиции биологии. Физиолог Дмитрий Жуков первый оговаривается о том, что поведение человека нельзя трактовать с позиции только биологии. Но в науке главенствует принцип Оккама: к более сложным объяснениям следует прибегать, когда простые не объясняют имеющихся фактов.

Источник: http://www.uaua.info/rody/poslerodovoy-period/news-45628-emotsionalnoe-vygoranie-u-mamy-kak-spravitsya-s-nekontroliruemym-stressom/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *