.

Боюсь идти в армию

Страшно ли идти в армию?

Правильно боится.
Не боятся только безумцы и наркоманы, а таких в армию не берут.
Плохо там будет тем, кто слаб по складу своего характера- кто гнется, того и гнут.
Но и слишком уж харАктерным тоже несладко придется- сломают.
Не надо проявлять свой характер часто и не к месту, надо подождать, пока дедом, или хотя бы черпаком не станешь(так в бытность мою армейскую называли старослужащих и отслуживших год).
Есть совсем уж жесткое по этому поводу выказывание: слабых в рабы, сильных в гробы.
Посередке надо быть.
Какие порядки сегодня в армии не знаю, а про то как было раньше немного раскажу.
Да наверное некоторые традиции все равно остались.
ДМБ 76-78 май- от звонка до звонка.
Через год службы стал сержантом, замкомвзвода.
И когда те, с кем я вместе призывался, спокойненько “давили на массу” где-нибудь в сушилке, и не спеша начинали готовиться к дембелю, мне приходилось проводить занятия по боевой и политической подготовке молодого пополнения.
Не сладкая она, командирская доля.
Но до этого еще был целый год “хождения по мукам”.
Нашими дедами были ребята с Украины из Донецка и Львова.
Беркут, Витязь, Очич- это не “погоняло”- это фамилии.
Так они себя и вели.
Строгие были, но справедливые. А пели…
И нас так же научили- “Роспригайте хлопцы коней” и еще много украинских национальных песен до сих пор помню.
И когда шли с песней по гарнизону на обед ли, или еще куда, то все открывали рты и уши- опять “хитрая”(так нашу часть по причине секретности называли) запела.
Громко, на разные голоса, и трехтысячный гарнизон замирал на мнгновенье- не хуже концерта по заявкам.
Дисциплина в армии держалась на “дедах” и сержантах.
Дедовщина расцветала тогда пышным цветом.
Повезло мне, что попал во взвод связи- там ребята чуть поинтеллегентнее были.
А вот тем, кто попал в автороту и роту охраны, ой как не сладко первый год приходилось.
И самострелы и дизертирство- все было.
А когда кто-то бежал, выдавали по три боевых и цепью вперед- ребята-то в основном с оружием убегали, да по нескольку магазинов с патронами с собой прихватывали.
Правда всего один раз стреляли на поражение, и то офицер- сами виноваты были беглецы- выпили видимо много и начали палить.
Но это как бы не каждый день.
“Рота подъем!”, “Выходи строиться!”, “Приступить к приему пищи!”, “Наряд подъем!”- вот что каждый день.
Паркохозяйственный день, через день на ремень, через два на кухню.
Марш-бросок с полной выкладкой 10 км., полоса препятствий, политподготовка- такие они, армейские будни.
А деды, они и в Африке деды.
Армия это слепок в миниатюре с общества, только может там в неколько гипертрофированной форме все проявляется.
Тут да, многое завиит от того, куда попал.
Рядом с нами стройбат размещался, так там жуть была какая дедовщина- и в дисбат их сажали и разводили по другим частям- все повторялось вновь.
Потом, через год-полтора вчерашние гонимые с такой же свирепостью отрывались на молодых, ни в чем по сути не виноватых пацанах.
И этот порочный круг не прерывался, как бы с этим не боролись.
Но дембель неизбежен, как крах капитализма- так тогда говорили.
В поезде, в котором едут дембеля скучно не будет.
Лучший вытрезвитель для пьяного призывника- это дембель, идущий навстречу, веселый и разухабистый.
Почтительно утупают дорогу- им завтра только еще предстоит встреча с оставшимися на хозяйстве дедами и черпаками и два долгих года нелегкой службы.
Не хочу пугать, но и легкой жизни там точно не будет.
Ну и мужиком когда-то же надо становиться.

Источник: https://borodatiyvopros.com/questions/407/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *