.

Браки с заключенными

Записки заключенного: заочная форма… отношений

Василий Винный, специально для Sputnik.

В ситуации, когда женское общество ограничивается лишь продавщицей в магазине, медсестрой и цензоршей, пытаешься использовать любую возможность пообщаться с противоположенным полом.

О, женщины!

Когда в нашей зоне шел глобальный ремонт столовой, малярными работами там занимались довольно страшные тетки, пара из которых были молоды. Так вот, у этих двух отбоя не было от мужиков, желавших хотя бы позаигрывать с ними. Точно так же зеки заигрывали в одном из белорусских СИЗО с девушками-охранниками, строили им глазки, отвешивали комплименты.

В зоне «голодные до женщин» заключенные, кем бы они ни были на свободе, становятся джентльменами. Как они в большинстве случаев отзываются о девушках между собой — писать не буду, потому что это довольно неприлично и неприятно.

Нехватка женского тепла, двуличность с женщинами и цинизм — главные факторы, определяющие отношение к «заочницам».

«Заохи», «заочницы» — девушки или женщины, познакомившиеся с зеком в интернете, по телефону или по переписке. Отношения, которые при этом начинаются, можно назвать заочными.

Немного любви в маленькой «хате»

Первый раз отношение зека к «заочнице» я увидел еще в СИЗО. В нашей «хате» (так называют камеру в следственном изоляторе) сидел мужик лет сорока пяти. Это был уже далеко не первый его срок. Мужик (назовем его Саша) давно выучил все тюремные уроки, и его ничего не могло удивить или заинтересовать — он все знал. Саша был мразью. Хотя и у него бывали проблески совести, но в основном все его поведение было замешано на трудно скрываемых эгоизме и жадности.

Саша, как опытный арестант, завел себе «заочницу» еще в СИЗО. Женщина была страшная до одури, и Саша это понимал. Когда он получал от нее очередную фотографию, то громко смеялся, говорил: «Мамочка родная!», показывал фото нам, потом рвал его и выкидывал. После этого он садился писать ответ о своей беспощадной любви к этой «заочнице».

По Сашиным рассказам, у него были молодая жена и дети (не знаю, говорил ли он правду; зекам, особенно тем, у которых уже несколько отсиженных сроков, верить нежелательно). Правда, получал он письма только от «заочницы», но вполне вероятно, что, пройдя суровую лагерную жизнь, Саша знал: чем меньше личного ты берешь в тюрьму, тем спокойнее сидишь.

© Sputnik / Алексей Мальгавко

На мое предположение, что такое отношение к «заочнице» несколько не комильфо, он ответил, что после отсидки, возможно, заедет к ней и отблагодарит.

А сказать «спасибо» было за что: кроме наполненных флюидами писем и хорошего настроения, «заоха» пересылала Саше деньги на «отоварку» (тюремный магазин). Это был несомненный плюс отношений, который Саша очень ценил…

«Строгачи-романтики»

Естественно, после зоны у меня осталось много знакомых, некоторые из которых очень даже приличные люди. Готовясь к этому материалу, чтобы избежать однобокого суждения, я расспросил их об отношении зеков к «заочницам».

Один из моих близких товарищей, очень талантливый художник, за свою неуемную энергию успел дважды побывать в зоне, получив относительно небольшие сроки. Второй раз он сидел на строгом режиме (там «мотают срок» люди, попавшие за решетку не впервой).

Я позвонил Художнику, чтобы выяснить его мнение о заочницах.

— О! На строгом режиме это вообще сплошные грязь и мрак! — сказал он мне. — Зеку от «заочницы» нужны три вещи: во-первых, ее полностью обнаженное фото — это хорошо; во-вторых, чтобы она присылала деньги, — это еще лучше, и, в-третьих, что было бы совсем великолепно, — чтобы «заочница» расписалась с зеком и периодически возила ему на свидания передачи и себя.

— Понимаешь, — продолжал Художник, — на строгом режиме, в отличие от той колонии, где мы с тобой сидели, практически у всех были мобильники. Зеки регистрировались на всех сайтах знакомств и в соцсетях и искали там себе девушек. На общем режиме круг поиска был ограничен несколькими газетами знакомств, половина объявлений в которых заканчивалась фразой: «из МЛС не беспокоить». В Интернете же возможности для заключенных были гораздо шире.

© Sputnik / Виктор Толочко

Как только после отбоя выключали свет, зеки доставали телефоны и по полночи разговаривали со своими подругами. Они переживали, что их девушки куда-то пошли на ночь, давали советы, просто страдали. В общем, чувства у них были искренние и неподдельные. В этом плане зеки умеют сами себе врать. Некоторые «гнали» (переживали, на тюремном сленге) очень сильно и всерьез. При этом они могли спокойно показывать друг другу переписку с «заочницами» и их обнаженные фото. Поначалу ночные бдения меня сильно раздражали, мало того что они мешали спать, становилось тошно от осознания всей этой лжи. Но потом я попривык, и эта ситуация начала меня веселить.

Один полуграмотный зек, уже несколько раз отсидевший, попросил написать письмо от его имени какой-то тетке. Ну, я и «наваял», что он врач, получивший срок за то, что совершил врачебную ошибку. Что у него с этой женщиной было дальше, не знаю. Но, думаю, все в порядке. Зеки могли понарассказывать такого, что женщины потом подолгу млели, а некоторые даже выходили за них замуж.

Ничего хорошего

— Ни одна подобная история ничем хорошим не закончилась, — весело говорит Художник. — У меня на «строгом» был знакомый, который сидел с завидным постоянством. Во время очередного срока он женился на «заочнице» и сделал ей ребенка. Освободился. И, естественно, у них ничего не получилось, они довольно быстро разругались и развелись. Снова сел. Опять познакомился по интернету с какой-то «заочницей», раза в полтора младше него. Женился. Освободился и развелся.

Этот мужик в зоне был типа сводни: помогал зекам регистрироваться на сайтах знакомств, поскольку все их знал досконально, не очень опытным рассказывал, чем привлечь девушек, — в общем, был очень нужным специалистом. Но этот хотя бы был безопасен.

А вот в соседнем отряде был мужик, получивший очередной срок за то, что после освобождения пытался прибить свою «заочницу», с которой познакомился во время прошлой отсидки.

Кого я не понимаю, так это женщин: ну вот на что ты надеешься и куда лезешь — видишь же, что зек! Тем более расписываться — в зоне, даже не пожив с человеком! Или они это делают от безысходности?.. — Художник задумчиво засопел в трубку, было слышно, что он действительно не понимает женщин. Заключенных понять легко, у них, кроме тоски по противоположному полу, была куча свободного времени, которое нужно как-то проводить.

— Из всех, кого я знал, — продолжил Художник, — только у одного, кстати, очень толкового парня, получилось расписаться в зоне и сохранить нормальный брак после освобождения. Но здесь, возможно, сыграли роль два фактора: во-первых, он сам по себе был хорошим человеком, а во-вторых, они с будущей женой встречались еще до его посадки…

Поделись «заочницей» своей

Слушая истории Художника, я вспомнил, как еще в СИЗО видел образец первого письма к «заочнице», которое следовало написать, чтобы познакомиться с девушкой. Многие молодые первоходы (те, кто попал в МЛС впервые) перерисовывали (переписыванием я бы это не назвал) его себе в тетради. На мой взгляд, письмо было слабенькое, но людям, которые иногда не могли связать толком двух слов, оно прекрасно подходило. И, что немаловажно, написано было практически без ошибок.

В начале письма говорилось об общем товарище, который дал заключенному координаты для переписки. В зоне есть добрая традиция — просить друг у друга адрес какой-нибудь «заохи». И многие делятся данными знакомых девушек. В основном дают контакты тех, кого «не жалко» или кому хотят насолить. Бывало, что какой-нибудь девчонке писали сразу несколько зеков. А были случаи, когда такие девушки ухитрялись всем отвечать.

«Заочницами» периодически «делились». Видимо, это было связано с тем, что к общению с ними, как и к ним самим, всерьез не относились. А как можно всерьез относиться к чему-то абстрактному, чего никогда не «щупал» и вряд ли когда-нибудь «пощупаешь»? Конечно, не все зеки так поступали, но многие.

— А ты видел хотя бы одного зека, который бы серьезно относился к «заочнице»?— спросил я второго своего товарища, отсидевшего одиннадцать лет в разных зонах.

— Нет, — твердо ответил он. А потом задумчиво добавил: — Хотя, если счастье настоящее, то им стараются не делиться, поэтому, возможно, кто-то серьезно и относился, и у него даже что-то получилось, но он просто об этом не рассказывал…

Источник: https://sputnik.by/society/20161106/1025950118/kak-zakluchennye-obschayutsya-s-zaochnitsami.html

Из этой статьи вы узнаете какие трудности ждут вас при регистрации брака с осужденным или находящимся под следствием человеком. Также вы узнаете сколько денег вам придется заплатить, суммы будут гораздо выше.

Порядок регистрации

Если заключенный или осужденный хочет заключить брак, ему придется соблюдать правила:

  1. Заполнить часть заявления он должен в присутствии нотариуса. Чтобы пригласить его в колонию или СИЗО, получите разрешение от начальника этого учреждения. После того как нотариус заверит документы, заявление передается второму супругу. Услуги нотариуса и госпошлину молодожены оплачивают самостоятельно, общая сумма составляет 3000-5000 рублей.
  2. Только после этого невеста обращается в загс для получения бланка на своё имя. Это правило установлено в Приказе Минюста РФ № 189. Также бланк можно получить у начальника колонии, если желание вступить в брак поступило от заключенного.
  3. Сама процедура бракосочетания будет проходить в отдельной комнате на территории тюрьмы или СИЗО. Второму супругу и нотариусу нужно получить пропуск, иначе их не пропустит охрана.
  4. Помните, что не получится пригласить гостей, так как это заведение закрытого типа со строгим контролем и пропускным режимом. В исключительных случаях разрешают пригласить двух гостей. Сама процедура длится 15-30 минут. Помните, что кольца и другие металлические предметы запрещено носить в местах лишения свободы.
  5. Если жених или невеста отбывает наказание в карцере, тогда придется переносить дату свадьбы. После регистрации брака, руководство колонии или сизо дает свидание заключенному на одни сутки.

Какие нужны документы

Не забывайте взять с собой документы, желательно еще иметь их копии:

  • Самое главное, конечно взять паспорта жениха и невесты.
  • Свидетельство о расторжении брака тоже можно взять, если раньше кто-то из молодоженов состоял в официальных отношениях.
  • Если вы приехали из другого города больше чем на 3 дня, тогда вам может понадобиться временная регистрация. Также подойдут и другие подобные документы, например чеки об оплате гостиницы.
  • Если жених или невеста моложе 18 лет, тогда нужно взять с собой разрешение на вступление в брак. Обычно его выдает администрация города.
  • Часто в тюрьмах регистрируются браки между гражданами разных стран. В этом случае нужно взять документы с нотариальным переводом.
  • Кроме того, придется оплатить госпошлину в размере 350 рублей, причем сделать это нужно будет через обычный банк. С бланком, который выдаст кассир нужно приехать к колонии или сизо и показать документы начальнику. Иначе вообще ничего не получится и придется возвращаться обратно. Повезет, если рядом будет какое-нибудь отделение, но чаще всего колонии находятся далеко от города.

Вообще будьте готовы к усиленной проверке и контролю на всех этапах. Нотариуса можете встретить заранее и приехать вместе с ним на одной машине. Так будет удобнее, чтобы не тратить лишнее время.

Увольнение после брака с осужденным

Нередко бывают случаи, когда сотрудницы, которые работают в колонии влюбляются в заключенных и хотят создать с ними семью. Это допускается, но также придется получить разрешение у администрации и начальника исправительного учреждения.


На днях сотрудница, которая работает помощником у губернатора, рассказала, что хочет поехать в тюрьму к мужчине, с которым она переписывается уже 2 года. Интересовалась, можно ли ей будет зарегистрировать отношения. Также её очень волновало, могут ли ей на работе запретить или уволить после свадьбы. Мы объяснили, что в законе нет никаких ограничений на замужество с заключенными. Работодатель тоже не имеет право увольнять.

Недавно задали вопрос, можно ли скрыть от работодателя тот факт, что была свадьба с заключенным. Если вы не брали его фамилию и не меняли паспорт, тогда нет необходимости всем рассказывать об этом. Конечно, если руководство сделает соответствующие запросы, тогда всё раскроется. Попросите отпуск за свой счет или выходные, достаточно будет одной недели.

Кстати, в частных фирмах сейчас тоже идет серьезный контроль работников. Существуют отделы, которые проверяют всех ваших родственников на предмет судимости. Конечно, по этой причине вам директор не откажет в устройстве, а скажут, что у вас недостаточно навыков и опыта. Как бы грустно это не было, но никто не разбирается за что именно сидит ваш супруг, правильно ли проходило следствие и так далее. Кандидатов на любую работу очень много, особенно в кризис, вам всегда найдут замену.

Была недавно история с женщиной из Краснодарского края, она работала в пенсионном фонде. Тоже решила выйти замуж за мужчину, который отбывал наказание в колонии недалеко от города. До пенсии ей оставалось всего 6 месяцев. В итоге сразу после свадьбы, руководство узнало и уволило её. Сейчас пенсия в 3 раза меньше чем должна была быть. Заранее подумайте, готовы ли вы идти на такие риски.

Рекомендации

Возьмите с собой на всякий случай дополнительные деньги, если потребуется заверить еще какие-либо документы.

Ну и конечно помните, что вам не доступны средства интернета и сайта госуслуг. Кроме того, не получится провести и ускоренную процедуру без предварительного согласования с руководством колонии.

Помните важный момент, если вы зарегистрируете отношения с осужденным, это может повлечь проблемы в дальнейшем для вас и ваших детей. Скорее всего не получится устроиться на государственную службу, в банки и другие крупные компании.

Во всех этих учреждениях есть служба безопасности, которая проверяет кандидатов и их супругов. Детей могут не принять на военную службу по контракту, если возникнет такое желание.

Чаще всего идут на такой союз для того, чтобы было проще получать свидания. К тому же такой брак даст право второму супругу не давать показания на осужденного, так как они будут состоять в родственных отношениях. А по закону вы имеете право не свидетельствовать против близких родственников.

Некоторые волнуются — можно ли оформить отношения не по месту регистрации. Можно, никаких запретов на этот счет нету. К тому же колонии располагаются по всей стране и вероятность того, что ваш избранник будет отбывать наказание рядом с вашим домом, минимальна.

Бывают истории, когда в России отбывают наказание граждане из других стран, например из Украины или Белоруссии. В таком случае зарегистрировать брак с осужденным будет еще сложнее, так как здесь фактически будет брак с иностранцем. Кроме заверения документов у нотариуса придется обратиться в консульство и заверить справки у них. Еще нужно получить документ, который гарантирует, что ваш избранник не состоял раньше в отношениях с другой женщиной.

Если всё же получится договориться о длительном свидании после свадьбы, тогда вам могут выделить 1 или 3 дня в отдельной комнате. Не забудьте взять с собой вещи, постельные принадлежности, средства гигиены.

Одна девушка спросила, что будет если выйти замуж за осужденного, которому сидеть еще 5 лет. При этом она хочет купить квартиру и машину в это время, так как у неё хорошая работа. Но её волнует, будет ли это имущество считаться совместно нажитым и будет ли оно делиться при разводе. Однозначного ответа тут дать нельзя, скорее всего будет. Особенно если заключенный будет переводить её свою зарплату, и всё это будет документально подтверждено.

Еще одной трудностью на пути к браку может стать старый, испорченный или потерянный паспорт. А такое происходит очень часто. Придется как-то восстанавливать документы, писать запросу руководству колонии или СИЗО.

В практике были случаи, когда мужчина хотел пожениться сразу на двух девушках одновременно. Они приезжали к нему по очереди, присылали передачи, писали письма. С одной из них он сумел зарегистрировать брак, а вот с другой не получилось. От него требовали свидетельство о расторжении предыдущего брака, а его конечно же не было.

Если имущество, например квартира или машина были куплены до брака, тогда ваш супруг не имеет на них никаких прав. В случае развода или после выхода из колонии он не сможет их продать.

Обязательно скачайте:

Источник: https://zakonznaem.ru/semeinoe/brak/registraciya-osuzhdenniy.html

>Совет 1: Как тюрьма меняет человека

Психологические изменения работников тюрьмы

У работников исправительных учреждений также деформируется психика. Примечателен знаменитый Стэнфордский тюремный эксперимент, который был проведен американскими психологами в семидесятых годах прошлого века. В условной тюрьме, которую оборудовали в коридоре университета, добровольцы играли роли заключенных и надзирателей. Они достаточно быстро вникли в свои роли, и уже на второй день эксперимента между заключенными и надзирателями начались опасные конфликты. У трети надзирателей обнаружились садистские наклонности. Двоих заключенных из-за сильнейшего шока пришлось вывести из эксперимента раньше времени, у многих возникло эмоциональное расстройство. Эксперимент был закончен раньше времени. Этот эксперимент доказал, что ситуация воздействует на человека гораздо больше, чем его личные установки и воспитание.
Тюремные надзиратели быстро становятся грубыми, жесткими, властными, одновременно с этим испытывают огромное психологическое напряжение и нервный стресс.
Работники исправительных учреждений часто перенимают привычки заключенных: жаргон, музыкальные предпочтения. У них пропадает инициатива, теряется способность сопереживать, нарастает раздражительность, конфликтность, черствость. Крайняя форма такой психической деформации – рукоприкладство, оскорбления, грубость, садизм тюремных надзирателей.

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-893300-kak-tyurma-menyaet-cheloveka

Отвратительные мужики питают явную страсть к исследованию причудливых, потаенных и маргинальных явлений. Феномен «ждуль» — это как раз тот случай: он связан с миром людей, находящихся на самом отшибе социума и при этом уже давно пробурил свой собственный лаз в мир интернет-культуры. А мы, в свою очередь, мимо такого просто так пройти не можем.

Сравнительно недавно широкая публика открыла для себя существование «ждуль» – женщин, которые дожидаются своих мужчин из тюрьмы. Над ждулями посмеялись пользователи портала Pikabu, один сравнительно популярный видеоблогер и пара изданий. А ведь тема-то гораздо интереснее, чем банальный источник шуток. Даже на волне недавнего интереса почти никто не выделил из общества ждуль обособленную группировку, достойную отдельного внимания – «заочниц». Так называются девушки, которые познакомились с арестантами удаленно, а потом закрутили отношения различной степени близости: вплоть до свадьбы и детей.

На заочницах держится благополучие многих заключенных: им собирают передачи, мурлыкают комплименты в трубку телефона и приезжают на свидания (в том числе и для секса). И если поведение обычных ждуль еще понять можно – хоть и зек, но муж – то причины, по которым женщины готовы раствориться в незнакомом сидельце, совершенно туманны. Мы изучили вселенную заочниц, попытались разобраться в мотивах этих девушек и даже пообщались с теми, кто годами обслуживал заключенных.

Заочницы – явление далеко не новое: до интернета они знакомились по телефону, а до телефона – через газетные рубрики вроде «Ищу тебя». В околоблатном мире эта категория существует еще с прошлого тысячелетия; одна из ранних песен уважаемого в расписных кругах Ивана Кучина посвящена тяжкому быту таких девушек.

Сейчас арестанты находят заочниц через сайты знакомств или просто наугад обзванивая номера. У большинства девушек история завязавшейся любви описывается однотипным предложением: «Списались, потом узнала, что ЗК, созвонились, голос понравился, съездила на ДС (длительное свидание), забеременела, расписались, ему сидеть еще 8 лет». Удивительно, но женщины приезжают на свидания к человеку, которого видели в лучшем случае на фото. Что, впрочем, не мешает вернуться с ДС замужней.

Типичная жизнь заочницы маятником качается между бесконечными переписками с заключенным, редкими поездками на зону и тяжелой работой, разбавленной уходом за детьми. Обычно и без того незавидное существование темным куполом накрывает еще и финансовый фактор – к галерее кредитов и долгов на плечи заочницы ложится еще и груз содержания ЗК: мужчине надо «пополнить баланс», дать денег на сигареты и собрать передачу. Дорогостоящие ДС обычно тоже оплачиваются из женского кармана. В бесконечном снабжении арестанта заочницы не видят ничего зазорного – ведь, когда любимый выйдет, все страдания вознаградятся сторицей.

Если глубоко не вдаваться в тему, можно подумать, что типичная заочница – старая, страшная женщина с двумя детьми и безнадежно замученным взглядом. Или 16-летняя дурнушка, окунувшаяся в омут блатной романтики. Мягко говоря, это не так: стоит полистать фотографии активисток сообщества «Подслушано в тюрьме» (и аналогичных), как иллюзия рассеется. Заочницы разные: без образования и со степенью, обрюзгшие и с галереей селфи из фитнес-клуба, безработные и руководители, пожилые и несовершеннолетние. Некоторые настолько броско выглядят, что не каждый вольный мужчина осмелился бы завести знакомство – и подбирал бы слова, пока девушка слала признания в любви 55-летнему жителю ИК «Белый лебедь», последний раз выходившему на свободу еще при Горбачеве.

В попытках понять, почему так происходит, Елена Омельченко, директор Центра молодежных исследований (ЦМИ) НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге опросила несколько десятков бывших и действующих заочниц. «Легкой добычей, как показало исследование, становятся женщины, чувствующие себя несчастными по той или иной причине и имеющие низкую самооценку», — рассказывает Елена на сайте opec.ru. В основном таким женщинам тяжело найти мужчину на воле, но скорее сами женщины уверили себя, что обычным партнерам они не нужны: дети, старость, изнурительная работа, скверный внешний вид. Обычно в глубине души у заочниц пылится древняя психологическая травма; не имея возможности ее залечить (в России не принято ходить к психотерапевтам), они отдаются в рабство арестанту. Который обычно владеет базовыми психологическими навыками – в интернете легко можно найти гайды по соблазнению заочницы, написанные самими заключенными. В итоге получается довольно неприятная схема: женщина отдает всю себя ради зачастую малознакомого любимого, в надежде, что новоприобретенный мужчина когда-нибудь подарит ей счастье.

Елена Омельченко отмечает и другой интересный эффект, объясняющий привычку женщин расписываться с арестантами чуть ли не на первой встрече. Большинство заочниц, вышедших замуж за осужденных, выбрали спутников с двузначными сроками. Обычно в анамнезе таких женщин уже есть пара ушедших мужей – поэтому они подсознательно (а то и осознанно) выбирают мужчин, которые ближайшие десять лет точно никуда не денутся.

За многие года, заочно прожитые с арестантом, женщина выстраивает жутковатый эрзац семьи – дома у замужней заочницы фотографии со свадьбы, «сувениры» из тюрьмы, постоянно готовый к разговору телефон, на полу лежат собранные для отправки баулы. На работе и многим знакомым заочницы рассказывают, что их муж трудится на Севере; этим же и объясняются регулярные 3-4-дневные отпуска. Как отмечает Омельченко, на свидания женщина тащит как можно больше вещей из своей квартиры, чтобы во время ДС создать иллюзию «вольной», домашней жизни. Таким образом женщина существует параллельно в двух мирах – тюремном и семейном – ни один из которых в полной мере ей не принадлежит. Что творится в душе у заочницы, когда пелена кратковременно спадает, – остается только гадать.

Конечно же, не стоит сбрасывать со счетов и романтический ореол, витающий вокруг блатного мира. Вопреки стереотипам, на него клюют не только подростки, хотя они в первую очередь. Взрослая женщина тоже может соблазниться рассказами о тонкостях тюремной иерархии, принципиальном отказе от работы и эксклюзивном умении заключенного любить. «Не сидел – не мужик» – в некоторых кругах эти слова говорят на полном серьезе, и у женщины, выросшей среди подобной риторики, очень мало шансов обзавестись мужем, ни разу не побывавшем по ту сторону колючей проволоки.

Также заочниц объединяет святая уверенность в невиновности их любимого. Почти все заключенные попали на зону либо из-за подлости правоохранительных органов («мусора повесили»), либо случайно, либо защищая даму. Последнее пользуется особой популярностью: «отморозки напали на девушку, он одного ударил, тот сын прокурора, дали пять лет». Много арестантов сидят за сбыт наркотиков – но в глазах заочниц это не преступление, а лишь желание хорошо жить и обеспечить семью. На одном из тематических форумов девушка поделилась завораживающим рассказом: ее мужчину посадили за групповое изнасилование несовершеннолетней. Обычно толерантные к чужим срокам «ждули» тут не выдержали и все-таки высказали небольшое недоумение. Жена насильника отмахнулась: девочка, мол, та еще, сама виновата.

День выхода любимого заочницы ждут с нетерпением и опаской: устоявшиеся отношения «он там – я здесь» в прошлом, а к ежедневному быту готова не каждая – и не каждый. Бывшие заключенные с большим трудом социализируются, даже если действительно хотят встроиться в мир, где не надо ходить строем. Но далеко не у всех такое желание: прожив много лет среди специфических понятий, бывший арестант нередко заражается блатными идеями («работать не по масти») и прочно занимает диван новой сожительницы. В особо тяжелых, но весьма частых случаях к тунеядству добавляются различные виды зависимостей – и, как следствие, агрессия. «Вышел, все время пьет, меня избил, не знаю, что делать» – очень и очень распространенный отзыв в теме «Расстались» на одном из форумов, посвященных тюремным отношениям.

Что говорят заочницы (некоторые имена изменены)

Кристина, 30 лет, агент по работе с недвижимостью:

— Познакомились мы, когда он номером ошибся. Звонил другу, а набрал последнюю цифру не ту, и попал на меня. Голос понравился. Созвонились вечером, признался, что сидит. Меня не отпугнуло, потому как общение было приятным, и мы сразу друг другу понравились. Собственно, через месяц я пошла к нему на короткое свидание, а потом мы и вовсе полюбили друг друга. Потом я вышла за него замуж. Сейчас вы не вместе – расстались: мне хотелось развиваться, а ему толком ничего не хотелось. Кроме того, человек, пару раз побывавший там, так и будет возвращаться к такому образу жизни.

Марина, 27 лет, кассир:

— Списались сначала на сайте, потом общались по телефону, тогда сказал, что сидит. Потом выяснилось, что на воле есть жена – говорил, что расписался, только лишь бы срок скостили, а так не любит ее. Потом я узнала, что жена беременна – говорил, что это ничего не меняет, к тому же не факт, что ребенок его. Расстались.

Светлана, 43 года, учитель:

— Я не хочу об этом говорить… Слишком много плохих воспоминаний, хоть и давно расстались. Поняла одно – там очень много темных людей, и они постоянно лгут. Но я его все еще люблю.

Анастасия, 22 года, студентка Белорусского государственного университета:

— Познакомилась с парнем, езжу к нему на свидания. Знакомство как-то само завязалось, я поначалу даже не знала, что парень сидит, а спустя время он рассказал, и так в душу запало, стали общаться каждый день. Полюбили друг друга, оформили документы, что я его гражданская жена. Не знаю, что привлекло, возможно романтика какая-то, тяжело сказать.

В общем, мир «ждуль» — это почти неизведанная и незнакомая для нас территория. Не то чтобы весь механизм был настолько сложен для понимания человеку со стороны. Мотивы сидельца-то как раз кристально ясны и даже тривиальны. А вот устремления женщин, решивших связать свою жизнь с заведомо маргинальным и уже сидящим человеком понятны мало, скорее всего, даже им самим. Видимо, есть в этом какая-то своя романтика.

Источник: https://disgustingmen.com/blog/prison-wives

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *