.

Дети сводят с ума

Содержание

Когда ваш ребенок сводит вас с ума

4,1 5 (65 оценок) Оценить статью

Я свернулась калачиком в кресле, дрожа, плача и мечтая только о том, чтобы муж скорее пришел домой. В соседней комнате моя маленькая дочь орала в своей кроватке, и я никак не могла ее успокоить. Я боялась, что если подойду к ней, то не сдержусь… Меня не покидала уверенность, что я никудышная мать — не могу справиться с этим маленьким существом.

Многие молодые мамы сталкиваются с такой же проблемой, а оказывается, что психологи уже давно знают, почему дети часто сводят нас с ума. И даже знают, как справиться с этим особым видом сумасшествия.

В природе нет ничего более сложного, более загадочного, чем человек, поэтому к каждому ребенку мы должны найти индивидуальный подход. Нередко мы выходим из себя потому, что не можем понять и объяснить многие поступки детей. На самом же деле мы их понимаем, но, стараясь показать свою умудренность и жизненный опыт, подавляем это в себе. Впоследствии это становится источником раздражения, утомления и, наконец, гнева по поводу поведения ребенка.

Чтобы избежать подобных ситуаций, для начала нам надо вспомнить свое детство. Ребенок, которым был каждый из нас, не исчезает, когда мы вырастаем. Все, что мы чувствуем, будучи детьми, еще внутри нас — где-то там глубоко, и было бы очень неплохо возродить наши воспоминания.

Дочь моей подруги, четырехлетняя Валя, боялась темноты. Она хотела, чтобы свет не гасили во всей квартире. И даже в этом случае она просила, чтобы кто-то оставался с ней до того, как она уснет. Страхи дочери раздражали отца. Чувство ярости вступало у него в конфликт с чувством непонимания. Возможно, нормальные напоминали ему, что он тоже боялся в детстве темноты, но подавлял в себе этот страх. Мы не хотим, чтобы нам напоминали о том, что однажды мы повели себя не лучшим образом. И это выливается в наш вопрос детям: «Почему ты так поступил? Я не могу тебя понять».

Мы редко говорим детям: «Ты не плохой, ты просто маленький». Откуда же детям узнать, в чем причина того, что они не слушаются взрослых или делают то, что им не разрешают. Дело в том, что дети просто не могут справиться с собой, и все, что они совершают и чувствуют, вполне естественно для ребенка, но не всегда понятно взрослым.

Итак, чтобы меньше сходить с ума от детей, необходимо выработать у себя умение объяснить ребенку нормы поведения на доступном ему языке. Мы должны быть чуткими к его переживаниям, огорчениям, состоянию здоровья. Труднее всего объяснить плохое поведение. Мой пятилетний племянник Ваня перевозбудился после праздничного семейного обеда. Бегая по комнате и стараясь привлечь к себе внимание, он уронил бабушкину вазу. Мама взяла его на руки и сказала: «Я знаю, ты очень переживаешь, что так случилось. Давай пообещаем бабушке, что мы постараемся найти такую же вазу». В этой ситуации мама учила его анализировать собственное поведение и отвечать за действия, которые могут причинить боль другому человеку. Такие разговоры действуют лучше любого наказания.

По мере того, как мы учимся объяснять поведение ребенка, мы более четко разграничиваем, что значит быть плохим, а что значит быть маленьким.

У песочницы, где играла моя дочка, собирались очень разные мамы и дети. Однажды трехлетний малыш укусил другого и рассмеялся. Все взрослые были возмущены. Но я увидела в глазах мальчика страх и растерянность. Он укусил импульсивно, от отчаяния, что ему не дают игрушку. Все стали покрикивать на него: «Ты плохой!», но одна мудрая бабушка остановила молодых мамочек и посадила испугавшегося Колю рядом с собой: «Ты слишком маленький, я рядом, чтобы помочь тебе вспомнить, что этого делать нельзя». Коля посмотрел на бабушку с облегчением и благодарностью.

Маленькие дети часто могут сделать что-то плохое и затем сразу чувствуют себя виноватыми. Они приходят в полную растерянность, не зная, что им делать, как искупить вину. И старшие должны им помочь.

Бывают ситуации, когда ребенок, играя, может причинить вред своему здоровью. И даже тогда не надо запугивать детей, просто постарайтесь отвлечь их внимание и поговорить с ними. В детстве я очень любила играть дома со спичками. Уличные плакаты пугали: «Спички детям не игрушка!» Но ведь так хотелось понять: «Почему? А что будет, если я поиграю?» Вернувшись с работы, папа застал меня за этим занятием. Я испугалась, что нарушаю запрет. Но вместо того, чтобы накричать на меня и прочитать длинную нотацию, он просто сказал: «Если хочется зажигать спички, ты можешь делать это в ванной, когда я рядом, или во дворе на даче мы поставим ведро с водой, и ты будешь бросать туда спички». Была весна и я несколько месяцев ждала обещания. Но какое счастье было вместе с папой играть со спичками! Говорить с детьми на доступном им языке — это не значит сюсюкать и коверкать слова, как они. А если при разговоре мы будем учитывать уровень их знаний и стараться ответить на бесконечные вопросы, детям всегда будет с нами интересно.

Первый раз я повела дочку в Музей изобразительных искусств, когда ей было два года. По дороге я думала о том, что мне надо будет делать, чтобы ребенок не носился, как оглашенный, по залам. В музее я стала комментировать все, что видела вокруг, лишь бы удержать внимание дочки. Мы подошли к картинам фламандских мастеров, и я поймала себя на мысли, что так примитивно никогда не разбирала живопись: «Посмотри, милая, это коровки, которые пасутся на лугу, а это пастушок…» Я видела заинтересованный взгляд дочки и поняла, что говорю с ней на одном языке. Она ходила по красивым залам, а рядом была любимая мама, рассказывающая ей интересные истории. Она чувствовала, что я пришла сегодня в музей ради нее, а значит, я ее люблю.

И последнее. Чтобы не сойти с ума от своих детей, не надо опережать время. В наш век всеобщей компьютерной грамотности мы нередко стараемся ускорить развитие наших детей, заставляем их перепрыгивать через определенную ступень, а это чревато тем, что из них могут вырасти эмоционально ущербные взрослые.

Дети так замечательно учатся! Природа наделила их такой предприимчивостью, такой любознательностью. И если мы наполним мир ребенка игрушками, книгами, приключениями, если он сможет говорить нам о своих мыслях и чувствах, без опаски задавая любые вопросы, его кругозор будет расширяться.

Хочу добавить, что никому не удастся справиться со своим раздражением к ребенку, если он будет совсем один. Молодые родители нуждаются в поддержке — родственников, соседей, друзей, специалистов. Нам нужна информация, нужна возможность поделиться своими чувствами с другими. Нет идеальных родителей, и никто не может вырастить идеального ребенка. Так уж устроен этот мир. Но мы можем получать большее удовольствие от общения с детьми, если попытаемся научиться понимать себя и свои поступки.

Александра Колий
Статья из сентябрьского номера журнала «Витамин счастья».
Авторская статья x Вам понравилась статья?

Полезность:

Интересность:

Поделитесь:
Обсуждение Просто все «слизано» с книги Эды Ле Шан! Лучше прочесть самого автора, чем «адаптированный» для русских пересказ. К тому же приведенные отрывки не передают свех глубин смысла этой книги. 06.03.2003 13:15:49, Екатерина Это называется плагиат, не так ли? 🙁 06.03.2003 07:26:54, Фрекен Бок А почему нет ссылки на книгу Ле Шан?! Это просто выдержка оттуда, хотя имена детей в «статье» изменены на русские. Думаю, ссылок на Ле Шан нет, потому что «автор» статьи считает своих читателей… недалекими. Мол, откуда им знать, что такое «Ле Шан» и с чем его едят 🙁
…Недавно вот так же Комаровского один журнальчик «слизал», без упоминания имени самого Комаровского, естественно 🙁
Так и хочется сказать «Не читайте за едой советских газет», в смысле — не читайте, на фиг, эти журналы 🙁 01.03.2003 02:56:35, Berta Wooster Почему бы не написать варианты поведений в различных ситуациях, а не 3 примера из жизни (как в статье), действительно полезных статей так мало:((( 28.02.2003 20:04:02, Наталья я написала в редакцию журнала,
такой явный плагиат, — это слишком Это, вообще-то, название книги Э.Ле Шан «Когда ваш ребенок сводит вас с ума». В статье все заимствовано оттуда. Лучше прочитайте книгу, хотя ссылки на нее почему-то нет. 28.02.2003 14:09:38, Этель Ну и какой смысл переписывать Ле Шан, вставляя русские имена?????
И даже не давая ссылки на автора, откуда переписано слово в слово (Разве что заголовок как название книги).
И зачем плагиат называть авторской статьей? Комментировать статью «Когда ваш ребенок сводит вас с ума»

Как заниматься с ребенком 2 года

Развивающие занятия могут быть интересны и полезны не только самому малышу,но и тому кто с ним занимается.На этом видео можно посмотреть, как старший брат занимается с младшим.Думаю,что эти уроки принесут пользу им обоим.

Актриса Орнелла Мути: фото с дочерью и 8-месячным внуком

Одна из самых красивых итальянских актрис, волоокая Орнелла Мути (настоящее имя — Франческа Ривелли) — сводила с ума миллионы мужчин. Сейчас у 60-летней актрисы почти нет ролей, но зато есть две дочери и сын, и она с удовольствием нянчит внуков. Орнелла Мути 40 лет назад: И сейчас: Старшему внуку Акашу уже 19 лет — почти столько же сколько младшему сыну самой Орнелы, Андреа. Сейчас у актрисы, живущей в Монте-Карло, гостит семья её младшей дочери, Каролины. Малышу Алессандро — 8 месяцев…

Певица Любовь Успенская: наконец-то бабушка?

61-летняя певица Любовь Успенская, давно мечтавшая о внуках, опубликовала в микроблоге фото с щекастым малышом: «Моя мечта сбылась, я счастлива!» А потом и вот такую фотографию единственной дочери, 26-летней Татьяны Плаксиной. «Дети сводят меня с ума, какое счастье, когда они рядом», — написала Любовь Успенская. Не успели поклонники радостно поздравить певицу с первым внуком, как сама Татьяна в комментариях сообщила, что это не её ребенок. Видимо, Любовь Успенская так мечтает понянчить…

10 самых важных вещей, которым родители должны научить своего ребенка

За 40 лет, в течение которых я постоянно изучала дошкольников, меня все больше тревожили родители, которые думали, что подготовка к детскому саду заключается в заучивании букв или умении считать. Это совсем не так. Я ничего не имею против обучения этим существенным навыкам, но я пришла к выводу, что им лучше всего обучать и проще всего обучиться лишь после того, как положено хорошее начало развитию других навыков. Слишком ранняя концентрация на теоретических задачах может затормозить…

Нужно ли вести ребенка на похороны?

Специалисты сейчас очень часто встречаются с ложной идеей скрывать от детей факт смерти. Рада Михайловна Грановская — известный психолог, доктор психологических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета — отвечает на волнующий многих родителей вопрос о том, нужно ли вести ребенка на похороны близкого человека. Почему еще важно сказать детям правду? Потому что утаивание наносит, порой, еще больший вред ребенку. Дети очень хорошо чувствуют эмоциональное…

Как научить ребенка читать

На днях я разговаривала с директором очень престижного детского сада, умнейшей женщиной, которая знает в детях толк. Она на 100% уверена, что заниматься образованием ребенка стоит с малолетства — но понимают это далеко не все родители. Когда мама приводит троих детей, и просит для старшего найти тьютора (гувернера), то всегда добавляет, что «ну эти (двух и пяти лет) у меня совсем маленькие». А вот и нет! Два-три года — это как раз то, что надо, чтобы заложить основу, тот самый фундамент…

Хочешь насмешить Бога – расскажи ему о своих планах, или мои вторые роды

В понедельник вечером, доделав с дочерью уроки, я пошла готовить ужин. Но до кухни я не дошла. Отошли воды. За десять минут до этого звонил муж, узнавал все ли в порядке и может ли он ехать на тренировку. Был спокойно отпущен на тренировку, так как в роддом я собиралась ложиться планово через неделю. На минуту мной овладела паника, так как муж уже в метро, а я со старшей одна. Но я быстро взяла себя в руки и начала действовать :-). Дочери было велено собрать портфель и одеться как в школу…

Найджел Латта «Прежде чем ваш ребенок сведет вас с ума»

«Чем Вы счастливее, тем счастливее ваши дети. Это простое, но очень важное правило. Мне даже кажется, что это самое важное правило вообще из всех правил. Вы должны сохранять рассудок любой ценой» Найджел Латта Вам кажется, что ваша голова вот-вот взорвётся от того, что вытворяют ваши дети? Вы когда-нибудь кричали на них до хрипоты? Вы задавались вопросом: почему так трудно быть родителем? Тогда эта книга для вас. Эта аудиокнига поможет вашей семье получить настоящее удовольствие от общения…

Кто такие стервы?

Дамы и господа! Представьте себе аудиторию какого-нибудь уважаемого университета. За кафедрой дама в строгом костюме, представляющая доклад на тему «Стервы: кто они?» Честное слово, меня давно интересует этот вопрос… Итак, типовой портрет стервы. Проанализировав многочисленные статьи в глянцевых журналах, информацию размещенную в Интернете и пересмотрев в очередной раз мой любимый сериал «Секс в большом городе», я пришла к следующему выводу…. Начнем с внешних характеристик: идеально уложенные…

«Отчаянная домохозяйка» Линетт и ее настоящая семья

Актриса Фелисити Хаффман прославилась в одной из главных ролей – многодетной матери Линетт — в сериале «Отчаянные домохозяйки» (2004-2012). Но они с мужем Уильямом Мейси не только известные актеры — у них своя продюсерская компания – и двойная звезда на голливудской Аллее славы, которую они получили в марте 2012 года. Супруги поженились в 1997 году, в браке родились две дочери — София и Джорджия. Сейчас им 12 и 10 лет соответственно. Актриса, изначально пробовавшаяся на роль Бри Ван Дер Камп…

Может быть интересно- книги по психологии и не только!

Когда ваш ребенок сводит вас с ума Ле Шан Э. Цена: 185 руб. Полное издание книги классика практической педагогики и психологии, подготовленное специально для российской аудитории.

посоветуйте руководство к действиям

Эда Ле Шан » Когда ваш ребенок сводит вас с ума » В.Леви «Нестандартный ребенок» Е.Мурашова » Ваш непонятный ребенок». Еще из серии «как относиться к детям» мне нравятся Я .Корчак и М.Монтессори.

У ребенка плохие мысли и он их постоянно обсуждает

Я с ним вечером когда прихожу занимаюсь буквами, недавно начал читать — легко слова из 3-4 букв. Подробнее об этом в книге Эды Ле Шан » Когда ваш ребенок сводит вас с ума «, ее можно скачать в сети.

Когда ваш ребёнок сводит вас с ума

Когда ваш ребёнок сводит вас с ума. Опыт усыновления/опеки/патроната. Усыновление. Обсуждение вопросов усыновления, форм устройства детей в семьи, воспитания приемных детей, взаимодействия с опекой, обучение в школе приемных родителей.

умные книги:)

А я с прилавка прямо отхватила себе толмуд Эда Ле Шан » Когда ваш ребенок сводит вас с ума «. НЕ знаю поможет ли словарь моему обалдую, и где теперь найти время чтоб мне прочитать свою умную книжку:))Куда бы деть детей а?

Привет мамочкам! Помогите советом! С ума

С ума схожу от своей дочи! Уже ни видеть, ни слышать не могу. она девочка послушная, но как все дети любознательная. да еще завела себе привычку ныть. Читаю книгу » Когда Ваш ребенок сводит Вас с ума «, но сил разобраться просто нет.

А нам три месяца…

Вооружившись книжкой » когда ваш ребенок сводит вас с ума » учимся любить друг друга такими, как есть. Есть эмоции положительные, есть и отрицательные…ничего особенного.По-тихоньку привыкаем к мысли, что родители-это не только для того…

А где можно почитать в инете?

Хотелось бы почитать » Когда ваш ребенок сводит вас с ума » Эды Ле Шан. Или Юлии Гиппенрейтер «Общаться с ребенком как?» Есть ли где-нибудь электронные версии этих книг?

Эда Ле Шан. Когда ваш ребенок сводит вас с ума

Когда ваш ребенок сводит вас с ума. Развитие, обучение. Другие дети. Напомнить пароль. запомнить меня. Зарегистрироваться. Эда Ле Шан. Когда ваш ребенок сводит вас с ума.

Когда ваш ребенок сводит вас с ума

Прежде всего нам надо рассмотреть те случаи, когда дети сводят нас с ума. Это часто происходит, когда дети совершают такие поступки, которые родители не позволяли нам делать в детстве.

Источник: https://www.7ya.ru/article/Kogda-vash-rebenok-svodit-vas-s-uma/

Когда ребенок сводит с ума

книги для мам http://www.koob.ru/mama/.

Прочитала эту книгу (автор Эда Ле Шан, практик- психолог), приведу пару страниц для ознакомления… Много нового открыла для себя в детской психологии, да и во взрослой тоже. Столько ошибок бы не совершила…, считаю надо на курсах для беременных такие книжки давать читать в обязательном порядке.

КОГДА ВАШ РЕБЕНОК СВОДИТ ВАС С УМА

Я свернулась калачиком в кресле, дрожа, плача и молясь о том, чтобы муж скорее пришел домой. В соседней комнате моя двухмесячная дочь орала в своей кроватке, и я никак не могла ее успокоить. Я боялась, что если я подойду к ней, то не сдержусь, начну ее трясти, бить…

Это произошло более 30 лет назад, но я не могу забыть то состояние, этот взрыв ненависти к собственному ребенку. Дочь в младенчестве часто страдала коликами и временами кричала день и ночь. Меня не покидала уверенность, что я никудышная мать – иначе как можно было приходить в такую ярость, глядя на крошечного, беспомощного младенца. Я чувствовала себя предельно несчастной. Непрекращающийся плач малютки заставлял меня чувствовать, что я совершила ужасную ошибку, став матерью.

Педагоги и психологи много внимания в своих трудах уделяли тем родителям, которые бьют и мучают своих детей. Не меньшего внимания, я полагаю, заслуживают и те из нас, которые испытывают сильное желание ударить своего питомца, но сдерживают себя.

Оглядываясь назад, я вижу, что в промежутке между «чувствовать» и «делать» родители могут принимать целый ряд решений, обеспечивающих более подходящие действия. Нам надо понимать и устранять причины наших агрессивных чувств.

Страх и гнев чаще всего вызывают младенцы, а не старшие дети. Отчасти это связано с очевидной беззащитностью первых, но я думаю, что причина лежит еще глубже.

Плач малыша пробуждает в нас воспоминания о нашем собственном младенчестве. В наиболее удаленных уголках нашего подсознания плачущий младенец пробуждает тот страх, который мы испытывали, будучи заброшенными и одинокими в пугающем непознанном мире, в котором у нас не было ни ощущения пространства и времени, ни языка, ни уверенности в том, что наши потребности будут удовлетворены. Если мы осознаем эти примитивные ощущения, то сможем понять плач младенца вместо того, чтобы пугаться его.

Помимо этого слабого отзвука нашего прошлого мы чувствуем собственную беспомощность во многих жизненных ситуациях. Непонятно, например, как объяснить малютке окружающий мир. Позже, когда у ребенка возникают четкие образы окружающего, становится легче. И конечно же, мощнейшим оружием против родительского чувства беспомощности, некомпетентности становится язык, способность ребенка сказать: «Мне больно, я хочу, мне надо».

«Что стоит сделать,- слышала я как-то, как одна молодая мать советовала другой,- так это хорошенько поплакать вместе с ребенком. Если ты возьмешь его на руки и вы поплачете вместе, то вы сможете успокоить друг друга». На мой взгляд, это неплохой совет. Мы знаем, что малышам нужно, чтобы их обнимали, чтобы их любили и заботились о них, но они не сразу, а только вырастая, понимают, что мама с папой тоже это любят.

Немногие родители независимо от того, как бы они ни старались подготовить себя к трудностям, которые их ожидают, действительно подготовлены к полной беспомощности младенца. Потребность младенца в заботе безгранична, и это накладывает огромную ответственность на родителей.

Желание ударить ребенка можно сдержать только в том случае, если у вас есть запас нежных чувств. Знать, что ваши родители, друзья или соседи расположены к вам и придут на помощь, знать, что ваш муж даст вам возможность отдохнуть – все это необходимо, чтобы заботиться о малыше.

Каждому из нас надо понять, в чем мы сможем найти поддержку и успокоение, для того, чтобы мы могли относиться с любовью и пониманием к своим детям.

Чаще всего раздражение бывает вызвано нашим отношением к себе, а не к ребенку….

Ошибаются родители, когда думают, что если они будут бить ребенка, то добьются от него послушания. Это далеко не так. Любовью, вниманием и заботой можно добиться необходимых результатов скорее, и они закрепятся в сознании сына и дочери прочно….

Мда, многие проблемы взрослых — родом из детства.

Источник: https://www.baby.ru/blogs/post/3716500-1259848/

12 3 4 5 6 7 …71

Латта Найджел. Пока ваш подросток не свёл вас с ума

Пролог

Самая грубая тринадцатилетняя девочка в мире

Когда я вошел в комнату, она даже не взглянула на меня и продолжала яростно теребить нитку, вылезшую из стула. С утра стул был еще в порядке, но теперь из него определенно торчала нитка. Так девочка пытается убедить мир, что выбранный ею путь — лучший, вернее, единственный возможный. Если она решила, что нитка должна торчать, она будет торчать. И если у вас хватит глупости с этим не согласиться, она набросится на вас и будет терзать до тех пор, пока вы не примете ее точку зрения.

Она оказалась у меня, потому что ее обвиняли в особо тяжких издевательствах над старушками. Она подошла к пожилой женщине на автостоянке супермаркета и приказала выйти из машины. Когда старушка не послушалась, она вытащила ее из машины, выполнила классический «хэдлок» и начала дубасить.

Как мило.

Странно, но, судя по рассказу полицейских, пока всё это происходило, охранник супермаркета подошел и спросил пожилую даму, знакома ли она с девочкой. В перерывах между ударами старушка сказала, что не знает ее. Да уж, этот парень точно не был Шерлоком Холмсом. Таким образом, юная особа, о которой идет речь, была сначала доставлена в тюремную камеру, а потом — к местному социальному работнику. Пару раз в неделю я покидаю офис, чтобы пообщаться с детьми и их семьями, и эта маленькая радость тоже попала ко мне в список Когда я спросил социальных работников, чего они от меня хотят, те лишь пожали плечами. Что ж, по крайней мере, честно. Эта девочка была одной из тех, кто даже самых стойких людей мог привести в замешательство.

Итак, я вошел, и, должен признать, мне было страшно любопытно. Дети вроде нее всегда привлекали мое внимание: я хотел знать, что их всех объединяет. Я сразу же понял, что передо мной злобная молодая особа — дело было не только и не столько в том, как она выглядела, а в том, что над ее головой, казалось, постоянно парят мрачные грозовые тучи. Эта девочка была такой злой, что создавала вокруг себя собственную погоду, и самолетам пришлось бы облетать ее стороной, чтобы не попасть в зону турбулентности. Она была одета в выцветшие рваные джинсы, почти волочащиеся по полу, что соответствовало моде подростков ее возраста, и черный балахон «Adidas» с капюшоном. Еще на ней были ярко-красные кеды, и мне почему-то вспомнился Клоун Красти.

Я сел напротив, и она сделала то, что всегда делают дети вроде нее — использовала прием «Я тебя в упор не вижу», — хотя мы оба знали, что на самом деле она меня видит. Она просто хотела дать мне понять, что я не заслуживаю даже такого микроскопического усилия, какое потребуется, чтобы перевести на меня взгляд. Мы просидели так около минуты, и я почти физически ощущал волны враждебности. Она выглядела как разгневанный, жужжащий рой пчел, удивительно похожий на тринадцатилетнюю девочку.

После нескольких минут молчания (которым я позволил тянуться довольно долго, чтобы показать, что для меня всё это не так уж важно) я едва успел открыть рот, чтобы сказать: «Ну…»

И вдруг — бум! — ее взгляд, полный яда, метнулся вверх.

В джунглях Южной Америки живет маленькая желтая лягушка по имени Phyllobates terribillis (или ужасный листолаз). Ее кожные выделения настолько ядовиты, что слизи одной лягушки хватит, чтобы убить семь человек Она настолько опасна, что, бывало, собаки и дети умирали, попив воды оттуда, куда она макнула свой перепончатый пальчик.

Так вот, в тот момент взгляд девочки стал ядовитым, как ужасный листолаз.

«Отвали, мужик, — бросила она. — Я с тобой не разговариваю. Ты, блин, самый уродский тип во всем гребаном мире».

Хм-м…

Я получил отличное образование, и немедленно сделал вывод, который обычные люди (не психологи, а люди вроде вас, уважаемый читатель) могли бы и не сделать: я не очень-то нравлюсь этой девочке. Еще я знал, что она надеялась расстроить мои планы, заставив выбежать из комнаты в слезах. Как ни странно, но она мне сразу понравилась. Вам просто не может не нравиться тот, кто может быть так груб, несмотря на то что вы еще ничего не сказали. Взрослые иногда бывают грубыми, но редко достигают такого уровня дерзости и желчи. Если бы эта девочка была из металла, она была бы винтовкой.

Разумеется, я ни капли не обиделся и даже нисколько не возмутился. Во-первых, у меня есть несколько строгих правил, или основ, которые я использую, чтобы понять грубость подростков. Мы еще вернемся к этой проблеме и рассмотрим ее подробнее. Во-вторых, я довольно долго и скрупулезно рылся в Интернете — и обнаружил, что в мире есть как минимум три человека уродливее меня: мужчина из Восточной Европы, отвратительный фермер из Кентукки и женщина из Бристоля, при виде которой поморщился бы даже слепой. Если бы девочка назвала меня четвертым по уродливости человеком в мире, я бы, может, и удивился, но этого не произошло. Она сказала, что я — номер один, и это было ее огромной ошибкой. Она не подготовилась.

Большую часть последних двадцати лет я работал с самыми разными подростками, и как только меня не называли — вы даже не представляете. Надо мной глумились лучшие из лучших, их глаза вылезали из орбит так далеко, что могли бы начать вращаться вокруг Земли. За это время я освоил пару приемов этой игры. Возможно, это была самая грубая тринадцатилетняя девочка, которую я встречал, или даже самая грубая тринадцатилетняя девочка во всем мире, но мне уже приходилось работать с такими детьми.

Так что я не заплакал и не убежал. Я наклонился вперед в своем кресле и улыбнулся:

«Знаешь, забавно, что ты это заметила, потому что раньше я был просто потрясающим красавцем, но это мне только мешало. Так что я пошел к одному своему приятелю, который работает пластическим хирургом, и спросил, не мог бы он меня немного перекроить. Как видишь, — сказал я, указывая на себя пальцем и странно улыбаясь, — он проделал просто охренительную работу».

И тут произошло два события.

Сначала она засмеялась.

А потом сразу же взбесилась даже сильнее, чем только что смеялась.

Просто отлично.

Стоит ли говорить, что я твердо решил снова заставить ее смеяться.

Многим трудно это понять, но мне нравится работать с несносными подростками. Мне нравится их странное поведение, анархическая философия и способность превращать самые простые и ясные вещи в Новый Орлеан во время урагана. И больше всего я люблю самых грубых, сердитых и трудных.

Самая потрясающая вещь в подростках — это то, что они еще не обрели навык посылать вас «на…», как это делают взрослые — затушевывая свои слова тысячей едва уловимых нюансов. Они посылают вас прямо и открыто, экономя ваше время.

Источник: https://libking.ru/books/sci-pedagogy/421171-naydzhel-latta-poka-vash-podrostok-ne-svel-vas-s-uma.html

Текст книги «Пока ваш подросток не свёл вас с ума»

Найджел Латта

Пока ваш подросток не свёл вас с ума

Migel Latta

Before your teenagers drive you crazy, read this!

First published in English by HarperCollins Publishers New Zealand Limited in 2008.

This Russian language edition is published by arrangement with HarperCollins Publishers New Zealand.

The Author has asserted his right to be identified as the Author of his work.

Пролог. Самая грубая тринадцатилетняя девочка в мире

Когда я вошел в комнату, она даже не взглянула на меня и продолжала яростно теребить нитку, вылезшую из стула. С утра стул был еще в порядке, но теперь из него определенно торчала нитка. Так девочка пытается убедить мир, что выбранный ею путь – лучший, вернее, единственный возможный. Если она решила, что нитка должна торчать, она будет торчать. И если у вас хватит глупости с этим не согласиться, она набросится на вас и будет терзать до тех пор, пока вы не примете ее точку зрения.

Она оказалась у меня, потому что ее обвиняли в особо тяжких издевательствах над старушками. Она подошла к пожилой женщине на автостоянке супермаркета и приказала выйти из машины. Когда старушка не послушалась, она вытащила ее из машины, выполнила классический «хэдлок» и начала дубасить.

Как мило.

Странно, но, судя по рассказу полицейских, пока всё это происходило, охранник супермаркета подошел и спросил пожилую даму, знакома ли она с девочкой. В перерывах между ударами старушка сказала, что не знает ее. Да уж, этот парень точно не был Шерлоком Холмсом. Таким образом, юная особа, о которой идет речь, была сначала доставлена в тюремную камеру, а потом – к местному социальному работнику. Пару раз в неделю я покидаю офис, чтобы пообщаться с детьми и их семьями, и эта маленькая радость тоже попала ко мне в список. Когда я спросил социальных работников, чего они от меня хотят, те лишь пожали плечами. Что ж, по крайней мере, честно. Эта девочка была одной из тех, кто даже самых стойких людей мог привести в замешательство.

Итак, я вошел, и, должен признать, мне было страшно любопытно. Дети вроде нее всегда привлекали мое внимание: я хотел знать, что их всех объединяет. Я сразу же понял, что передо мной злобная молодая особа – дело было не только и не столько в том, как она выглядела, а в том, что над ее головой, казалось, постоянно парят мрачные грозовые тучи. Эта девочка была такой злой, что создавала вокруг себя собственную погоду, и самолетам пришлось бы облетать ее стороной, чтобы не попасть в зону турбулентности. Она была одета в выцветшие рваные джинсы, почти волочащиеся по полу, что соответствовало моде подростков ее возраста, и черный балахон «Adidas» с капюшоном. Еще на ней были ярко-красные кеды, и мне почему-то вспомнился Клоун Красти.

Я сел напротив, и она сделала то, что всегда делают дети вроде нее – использовала прием «Я тебя в упор не вижу», – хотя мы оба знали, что на самом деле она меня видит. Она просто хотела дать мне понять, что я не заслуживаю даже такого микроскопического усилия, какое потребуется, чтобы перевести на меня взгляд. Мы просидели так около минуты, и я почти физически ощущал волны враждебности. Она выглядела как разгневанный, жужжащий рой пчел, удивительно похожий на тринадцатилетнюю девочку.

После нескольких минут молчания (которым я позволил тянуться довольно долго, чтобы показать, что для меня всё это не так уж важно) я едва успел открыть рот, чтобы сказать: «Ну…»

И вдруг – бум! – ее взгляд, полный яда, метнулся вверх.

В джунглях Южной Америки живет маленькая желтая лягушка по имени Phyllobates terribillis (или ужасный листолаз). Ее кожные выделения настолько ядовиты, что слизи одной лягушки хватит, чтобы убить семь человек. Она настолько опасна, что, бывало, собаки и дети умирали, попив воды оттуда, куда она макнула свой перепончатый пальчик.

Так вот, в тот момент взгляд девочки стал ядовитым, как ужасный листолаз.

«Отвали, мужик, – бросила она. – Я с тобой не разговариваю. Ты, блин, самый уродский тип во всем гребаном мире».

Хм-м…

Я получил отличное образование, и немедленно сделал вывод, который обычные люди (не психологи, а люди вроде вас, уважаемый читатель) могли бы и не сделать: я не очень-то нравлюсь этой девочке. Еще я знал, что она надеялась расстроить мои планы, заставив выбежать из комнаты в слезах. Как ни странно, но она мне сразу понравилась. Вам просто не может не нравиться тот, кто может быть так груб, несмотря на то что вы еще ничего не сказали. Взрослые иногда бывают грубыми, но редко достигают такого уровня дерзости и желчи. Если бы эта девочка была из металла, она была бы винтовкой.

Разумеется, я ни капли не обиделся и даже нисколько не возмутился. Во-первых, у меня есть несколько строгих правил, или основ, которые я использую, чтобы понять грубость подростков. Мы еще вернемся к этой проблеме и рассмотрим ее подробнее. Во-вторых, я довольно долго и скрупулезно рылся в Интернете – и обнаружил, что в мире есть как минимум три человека уродливее меня: мужчина из Восточной Европы, отвратительный фермер из Кентукки и женщина из Бристоля, при виде которой поморщился бы даже слепой. Если бы девочка назвала меня четвертым по уродливости человеком в мире, я бы, может, и удивился, но этого не произошло. Она сказала, что я – номер один, и это было ее огромной ошибкой. Она не подготовилась.

Большую часть последних двадцати лет я работал с самыми разными подростками, и как только меня не называли – вы даже не представляете. Надо мной глумились лучшие из лучших, их глаза вылезали из орбит так далеко, что могли бы начать вращаться вокруг Земли. За это время я освоил пару приемов этой игры. Возможно, это была самая грубая тринадцатилетняя девочка, которую я встречал, или даже самая грубая тринадцатилетняя девочка во всем мире, но мне уже приходилось работать с такими детьми.

Так что я не заплакал и не убежал. Я наклонился вперед в своем кресле и улыбнулся:

«Знаешь, забавно, что ты это заметила, потому что раньше я был просто потрясающим красавцем, но это мне только мешало. Так что я пошел к одному своему приятелю, который работает пластическим хирургом, и спросил, не мог бы он меня немного перекроить. Как видишь, – сказал я, указывая на себя пальцем и странно улыбаясь, – он проделал просто охренительную работу».

И тут произошло два события.

Сначала она засмеялась.

А потом сразу же взбесилась даже сильнее, чем только что смеялась.

Просто отлично.

Стоит ли говорить, что я твердо решил снова заставить ее смеяться.

Многим трудно это понять, но мне нравится работать с несносными подростками. Мне нравится их странное поведение, анархическая философия и способность превращать самые простые и ясные вещи в Новый Орлеан во время урагана. И больше всего я люблю самых грубых, сердитых и трудных.

Самая потрясающая вещь в подростках – это то, что они еще не обрели навык посылать вас «на…», как это делают взрослые – затушевывая свои слова тысячей едва уловимых нюансов. Они посылают вас прямо и открыто, экономя ваше время.

Еще одно преимущество работы с подростками – то, что я сам могу ругаться как хочу, а это отличное развлечение. Мне нравится сквернословить, да и всегда нравилось, и теперь я могу делать это профессионально. Даже самого буйного и упрямого ребенка можно победить или переманить на свою сторону потоком хорошо отточенных на хрен то и на хрен это. Я бы вряд ли смог вписаться в мир бизнеса и корпораций со всеми их скользкими, двусмысленными и ложными «пошел ты на…». Лично мне нравятся старомодные «пошел ты на…» – в открытую, чтобы все слышали.

Возможно, именно это огромное удовольствие от работы с сердитыми, грубыми и неприятными подростками и сделало меня профессионалом. Я много лет работал с детьми из «самых низов». Это было то еще развлечение. С некоторыми из этих детей и их семьями вы встретитесь в этой книге, а также и с совершенно нормальными детьми, со всеми – от вооруженных подростков-грабителей до чувствительных отличников. Мы поговорим о ленивых детях, злых детях, грубых детях, жутких детях, пугливых детях, робких детях, грустных детях и об обыкновенных испорченных и плохих детях. Обо всех.

Когда имеешь дело с подростками, нужно придерживаться нескольких базовых принципов. На их стороне молодость и энергия, на нашей – возраст и опыт. Я расскажу вам обо всем, что мне удалось узнать за долгие годы работы с трудными детьми.

Прежде всего, я собираюсь показать, что правила игры гораздо проще, чем большинству из нас кажется в эти времена зацикленности на детях и чувстве собственного достоинства.

Тем не менее будьте внимательны: эта книга не о том, как стать идеальными родителями, потому что идеальные родители – настоящая заноза в заднице. Они надоедливы и заставляют остальных почувствовать себя плохими родителями (да и просто плохо себя почувствовать). Они похожи на детей, с которыми вы когда-то ходили в школу, тех самых, у которых всегда была чистая парта, идеальная кожа и которые всегда всё выигрывали. Может, они и были лучше других, но тусоваться с ними желающих было немного. К тому же идеальные родители – законченные лжецы (и вообще идеальных родителей не существует), а их дети обычно становятся серийными убийцами или чиновниками, а иногда и тем и другим.

Так что эта книга скорее о том, как быть «достаточно хорошими» родителями. «Достаточно хорошее» хорошо само по себе. Немного лучше – и вы начнете вызывать раздражение.

Говоря о раздражающих вещах, давайте ненадолго остановимся на телевизионных реалити-шоу. Не стоит обвинять телекомпании – они делают такие шоу, потому что мы их смотрим. Реалити-шоу – это вред, который мы сами наносим себе. Но я упомянул о них, чтобы напомнить вам о стратегии. Если вы хотите стать победителем и выиграть миллион долларов, вам нужна стратегия.

Перехитрить, переиграть, пережить.

Обмануть, обыграть, продержаться как можно дольше.

Вы увидите, что из этого списка можно сделать всё. Но наградой будут не деньги, а ваш собственный уцелевший рассудок.

Завершить великое приключение по воспитанию детей и остаться при этом в здравом уме – достойная цель. Хорошая новость: это вполне достижимая цель. И еще одна хорошая новость: если вы не слетите с катушек, то будете получать огромное удовольствие от времени, проведенного в своей семье.

Итак, пока ваши подростки не свели вас с ума и даже если они уже начали разгибать пальцы, которыми вы цепляетесь за краешек отвесной скалы рассудка… продолжайте читать.

Примечание

Все упомянутые в этой книге дети и члены их семей изменены до неузнаваемости. Сам великий Шерлок Холмс не смог бы их узнать.

Возможно, Опасный Мышонок и сумел бы их найти, но ведь он всего лишь персонаж мультфильма, и никто не станет воспринимать его всерьез. Если Мышонок вдруг заявится к вам с расспросами, подсыпьте ему крысиного яда.

Никого еще не сажали в тюрьму за убийство персонажа мультфильма.

Вступление. Грабители банков и рыба

Поведение в подростковом возрасте (от 13 до 19 лет) похоже на ограбление банка. Кого-то детство покидает медленно и вежливо, скромные требования грабителей аккуратно написаны на сложенном листке бумаги и переданы кассиру прямо в руки, чтобы не поднимать шума. У других всё происходит так, будто кто-то пробил стену грузовиком и оставил за собой дымящиеся руины и требования выплат по страховке.

Иногда расставание с детством проходит профессионально: все понимают, что другая сторона просто делает свою работу. Родители воспитывают, а подростки бунтуют, грабители грабят, а копы их ловят. Никто не обижается, не задевает чужие чувства и не злится. Но бывает, что всё проходит с перестрелками, воющими сиренами и перекрытыми дорогами. Никто не собирается брать пленных или идти на уступки. Тогда вам остается только пригибаться пониже и молиться о том, как бы выбраться из этой переделки живым.

Эта книга о том, как выжить.

Кстати говоря, ее было гораздо сложнее писать, чем «Прежде чем ваш ребенок сведет вас с ума». Прежде всего потому, что почти все родители маленьких детей хотят одного и того же: чтобы Джонни ел овощи, ходил в туалет, слушался старших и вовремя ложился спать. Когда все эти условия выполнены, большинство родителей вполне оправданно чувствуют себя счастливыми. С подростками гораздо сложнее, потому что проблемы, с которыми сталкиваются родители, крайне разнообразны.

Мои попытки написать эту книгу начались с того, что я составил список проблем всех семей, с которыми мне пришлось работать. Список получился немаленький. Тогда я решил, что, возможно, проще спрашивать родителей напрямую, и обратился к посетителям своего сайта и попросил присылать мне на электронную почту темы, разбор которых они хотели бы увидеть в этой книге.

Я получил много писем. Почти сразу стало ясно, что очень многие люди отчаянно пытаются понять своих детей – начиная с обычных тринадцатилетних грубиянов и кончая беременными пятнадцати-летками с пристрастием к алкоголю и наркотикам и четырнадцатилетками, смысл жизни которых был в том, чтобы достать каждого человека на планете, – и с этим связано огромное количество проблем. Через некоторое время список стал чудовищно длинным. Разобрать все эти уникальные случаи было возможно, только написав труд толще, чем трилогия Толкиена, а меня вовсе не тянуло на подвиги. Темы накапливались быстрее, чем я успевал писать, и всё потому, что у подростков врожденная способность подкидывать родителям уникальные задачи и попадать в исключительные ситуации.

Но не вините их – это их работа.

Я был несколько сбит с толку. Я столько лет работал с детьми и их проблемами, и оказывается, не могу об этом написать. Я знал, что хотел сказать, но почему-то не мог собраться с мыслями. Тогда я взял блокнот и стал рисовать забавные каракули.

На размышление всегда требуется время, и я сделал себе кофе.

Немного посмотрел телевизор, сделал еще кофе и нарисовал еще несколько каракулей.

Проверил электронную почту.

Я зашел на YouTube и посмотрел все видео с Эдди Иззардом, Билли Коннолли и «Flight of The Conchords», которые смог найти. Они потрясающе смешные, но это мне мало помогло.

Я на секунду задумался, не подстричь ли лужайку, но решил, что не стоит. Вместо этого я снова проверил электронную почту и сделал еще кофе.

И думал, думал, думал…

В конце концов я понял, в чем проблема: я пытался накормить голодных людей рыбой, а надо было дать им удочку. Даже если я буду писать день и ночь без перерыва, мне не хватит времени, чтобы решить отдельные проблемы родителей и их таких разных и уникальных детей. В каждом случае придется начинать с нуля. Ни у кого нет опыта, как растить именно ваших детей, и никто, включая вас, не знает, какие проблемы принесет новый день. Вам не нужно знать, как быть с тем, что уже случилось, вы должны знать, что делать с совершенно непредсказуемыми событиями, которые еще только произойдут.

Именно этим моя книга отличается от рыбы. У рыбы ограниченный срок годности. Вы приготовили рыбный пирог? Отлично, но когда вы снова проголодаетесь, холодильник будет тоскливо пуст. Мне нужно было написать о том, что поможет родителям справиться с ситуацией, которую трудно даже представить.

И тогда я решил, что не буду давать людям рыбу Вместо этого я расскажу и покажу, как ловить ее в любых условиях.

После этого ослепительного озарения я начал больше думать о том, что я делаю, когда работаю с семьями. У меня самого тоже никогда не было толстого руководства по психологии с универсальными советами для каждой конкретной ситуации. Я не мог выскользнуть из комнаты и посмотреть в суперкниге, что делать с шестнадцатилетним парнем, который хочет бросить школу и стать профессиональным музыкантом (хотя совершенно не умеет играть на гитаре), но, вместо того чтобы осваивать инструмент (лучший способ начать карьеру гитариста), всё свободное время проводит за курением травки и видеоиграми.

Я не мог поискать в оглавлении случай, когда четырнадцатилетняя девочка решила, что лучший способ добиться личной свободы – забеременеть от совершенно незнакомого человека (которого она пытается найти, выбираясь из окна своей спальни в два часа ночи и блуждая по улицам). Ей кажется, что, если у нее появится ребенок, она сразу заживет собственной жизнью, и тогда взрослым придется оставить ее в покое. Могу поспорить, что я встречал девочек с таким планом действий чаще, чем вы можете представить.

Каждый раз, когда я работал с новой семьей, я встречался с чем-то совершенно уникальным, единственным в своем роде. Конечно, существуют какие-то типичные модели, но в пределах этих моделей есть 1,98 квадриллиона неповторимых вариаций.

Ни у кого из нас нет большой толстой книги с ответами. Но чтобы понять происходящее, я использую так называемые нерушимые основы, которые храню в памяти (они должны быть нерушимыми, чтобы выдержать продолжительную атаку подростковой неразумности), потом обращаюсь к некоторым базовым принципам и разрабатываю практичный и простой план. Если это не срабатывает, я повторяю всё сначала и придумываю новый план.

Не важно, с чем я сталкиваюсь и насколько запутанно это выглядит на первый взгляд. Какой бы безнадежной ни была ситуация, я поступаю именно так: нерушимые основы, базовые принципы, простой план.

Так я пришел к выводу, что лучшее, что можно сделать, – это поделиться всем этим с вами, чтобы вы тоже могли пользоваться моей схемой.

Эта книга разбита на пять частей.

I. Нерушимые основы

Самая суть того, что вам предстоит понять, чтобы разобраться в поведении подростков и в том, что стоит за их странными поступками.

II. Базовые принципы

Десять базовых правил – залог успешного плавания по океану подросткового возраста.

III. Простые планы

Три совсем простых шага, чтобы понять, как действовать дальше, если вы вдруг зашли в тупик.

IV. Соединяя всё вместе

Живые примеры того, как семьи использовали стратегии и принципы (о которых я расскажу в этой книге), чтобы взять ситуацию под контроль.

V. Конец света

С чумой, вампирами и непримиримыми разногласиями. Об этом чуть позже.

Я знаю по собственному опыту: когда речь идет о подростках, проблемы никогда не бывают четко разграничены. Наоборот, всё крайне запутано. Одно перетекает в другое. Когда родители говорят, что у их чада проблемы с наркотиками, тут же выясняется, что к этому прилагается целый букет других неприятностей. Вы сами в этом убедитесь, читая предпоследний раздел «Соединяя всё вместе». Никогда не бывает так, что проблема только в наркотиках, только в сексе или только в школе.

Эта книга о том, что делать, когда вы не знаете, что делать. Не существует универсальных решений, но если бы я сидел рядом с вами и помогал разобраться с проблемами вашей семьи, я бы использовал именно эти основы, принципы и простые планы, чтобы решить, как вам помочь. Неважно, в чем заключается проблема, – в том, что ваш сын курит травку, или угоняет машины, или занимается и тем и другим; в том, что ваша дочь стала грубой, или забеременела, или и то и другое… Стратегии, о которых пойдет речь, – это способ понять, что происходит с детьми и чем вы можете им помочь.

Эта книга о том, что делать.

Часть I Нерушимые основы

Все хорошие полководцы знают: чтобы победить на поле боя, необходимо занять командные высоты. Чтобы принимать лучшие решения, нужно видеть, что происходит.

При воспитании детей всё происходит примерно так же. Вам нужно видеть полную картину происходящего, даже если вы под огнем. Особенно если вы под огнем.

Когда я говорю о командных высотах на родительском поле боя, речь идет не столько о высоте, сколько

о позиции, об отношении. По моему опыту, отношение, с которым родители подходят к задаче, решает всё, так что в этом разделе я дам информацию, которая позволит построить нерушимые основы и понять, что происходит с вашими детьми и почему они делают то, что делают.

Когда вы поймете, что ими движет и почему, то увидите в происходящем больше смысла. А возможно, поймете, почему их действия зачастую выглядят бессмысленными и почему это нормально.

У подростков не всё в порядке с головой. Может, это звучит жестко, но так оно и есть. Подростки могут отдаленно напоминать нормальных людей, но это не значит, что они нормальны. Вовсе нет.

Если вы поймете таинственные принципы, согласно которым действуют их тела и мозги, ваш путь станет значительно легче.

1. Основа первая. Извлечение уроков из ампутации

Как-то раз несколько лет назад я пошел выгуливать собаку, а когда вернулся домой, обнаружил, что мой младший сын, которому не было еще и двух лет, разделен на две части. Одна из них была побольше и выглядела на удивление спокойной, а другая, та, что поменьше, состояла из кончика его безымянного пальца и лежала на окровавленной бумажной салфетке. Мой младший сын ловко сунул пальцы в щель между дверью (там, где петли) и косяком как раз тогда, когда старший сын закрывал дверь. Об остальном позаботились законы физики.

Собака с энтузиазмом слизывала кровь с пола (лужа оказалась довольно большой). Моя теща, дама прекрасная во всех отношениях, к сожалению, именно тот человек, которого вы меньше всего хотели бы видеть, если кто-то порезался. Вся зеленая, она лежала на диване. Моя жена держала на руках нашего малыша, его палец был обмотан окровавленными бинтами, а старший сын вертелся рядом и выглядел подавленным. Одаренный чуткой совестью, он переживал, что убил брата. Мой тесть, к тому времени только вышедший на пенсию после того, как много лет проработал анестезиологом, в общем-то, держал ситуацию под контролем. Для него в случившемся была и светлая сторона – появился повод навестить своих друзей в больнице, так что всё было не так уж плохо.

После короткой задержки, чтобы успокоить всех, кто в этом нуждался, я собрал всю семью и пулей помчался в больницу. Там нас проводили в маленькую белую комнату, где специалисты сняли бинты и осмотрели обрубок.

«Выглядит достаточно аккуратно, – сказала врач. – Я уверена, что мы сможем его пришить».

Отлично.

Она повернулась ко мне: «Могу я увидеть остальную часть пальца?»

Я нахмурился: «Остальную часть?»

«Да, маленький кусочек, который был отрезан».

Твою же…!

«Я э-э-э… Я выбросил его в мусорное ведро», – сказал я, понимая, что премия «Отец года» мне уже не светит.

Она посмотрела на меня как на идиота, что было вполне справедливо: «Вы сможете его достать?»

Я сказал, что смогу, и вышел.

Я вел машину как маньяк, пытаясь придумать, что сказать копам, если меня остановят. Меня не остановили. Ситуация в доме была гораздо менее ясной, чем я думал. Оказалось, что в мусорной корзине полно того, что напоминает срезанную подушечку пальца маленького мальчика. Я сузил «круг подозреваемых» до двух крошечных кусочков, больше всего похожих на то, что я искал, и снова поехал в больницу.

Повторив свою безбашенную поездку, я подумал, что мы впервые вышли куда-то с сыном, оставив дома его часть. Я прошмыгнул в дверь и понесся по коридору, как каталка «скорой помощи». Изрядно запыхавшись, я отдал медсестре два кусочка. Она сказала, что один из них – палец, а другой, скорее всего, апельсин. У меня промелькнула мысль: что, если вместо пальца пришить кусочек апельсина? Но я решил, что это будет непрактично.

Через полчаса мы шагали по коридору вместе с нашим бедным малышом. Его везли на каталке. Мы были напряжены и расстроены и волновались. То, что с ним произошло, казалось нам одной из худших вещей в мире.

В другом конце коридора появилась женщина с инвалидной коляской, в которой сидела девочка лет одиннадцати, завернутая в одеяло с изображением розового плюшевого мишки. Девочка была бледной, очень худой и без волос. К коляске была прикреплена капельница для химиотерапии, жидкость попадала прямо в трубку, скрывавшуюся под одеялом. Мать говорила с дочерью, пока они шли по коридору, и хотя болтали они о каких-то пустяках, я слышал в голосе матери непередаваемый ужас.

Проходя мимо нас, она взглянула на нашего мальчика с окровавленными бинтами на пальце и сочувствующе улыбнулась, как обычно делают родители, но ее глаза были запавшими и пустыми.

Я не знаю, что произошло с той маленькой девочкой. Я не знаю, как закончилась эта история. Но как только эти двое прошли мимо, мы с женой посмотрели друг на друга. «Ну-ка соберись, на хрен, и перестань ныть!» – читалось в наших глазах. Частичная ампутация миленького маленького пальчика нашего сына показалась нам ерундой. Мы стали самыми счастливыми родителями на планете. Мы были ими в ту минуту.

Проблемы не равнозначны. Одни проблемы гораздо серьезнее других. Видеть, как твой ребенок умирает от голода в лагере для беженцев в Дарфуре, по моему скромному мнению, значительно хуже, чем иметь дочь, забеременевшую в четырнадцать лет. Сидеть в приемной отделения детской онкологии и ждать специалиста по лейкемии в миллиард раз хуже, чем ждать адвоката вашего сына у здания суда по делам несовершеннолетних. Проблемы не равнозначны. Ни капельки. Как только мы об этом забываем, то сразу же встаем на скользкую дорожку жалости к себе. Увязнуть в этом болоте легко, а выбраться очень сложно. Если бы мне пришлось выбирать между приемной адвоката и приемной онколога, я бы, не задумываясь, выбрал адвоката.

Я не хочу сказать, что не бывает моментов, когда вы совершенно оправданно испытываете отчаяние или парализующий страх, я верю, что обе этих вещи – неотъемлемая часть нашей жизни, но я действительно считаю, что, пока есть жизнь, есть надежда. Пока вы и ваши близкие живы, у вас есть варианты.

Всегда может быть хуже, имейте это в виду. Вместо этой книги вы могли бы читать что-то о детской лейкемии. А где-то кто-то читает.

Может, это и не самая приятная мысль (даже очень неприятная), однако это правда. Так что первая и, наверно, самая главная нерушимая основа сводится к простому равенству:

Жизнь = Варианты

Источник: https://iknigi.net/avtor-naydzhel-latta/73382-poka-vash-podrostok-ne-svel-vas-s-uma-naydzhel-latta/read/page-1.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *