.

Диссоциация в психологии

Содержание

Термин диссоциация происходит от латинского dissociatio , что означает разъединение, разделение. В психологии слово диссоциация находит, по крайней мере, два употребления. Во-первых, это слово часто используют как метафору для описания сепарированности и независимости частей целостной структуры объекта психологической науки , резкого, характерного противопоставления, несогласованности отсутствия связей, и т.п. Эта метафора служит для усиления, подчеркивания того факта, что рядоположенные элементы некоего объекта, элементы, объединенные в рамках той или иной концепции по некоторым общим признакам, обнаруживают в своем проявлении независимость друг от друга, а порой и противонаправленность. Иногда говорят о диссоциации тех или иных параметров той или иной методики, например о «диссоциации между вербальными и невербальными показателями эмоциональной напряженности», имея при этом в виду несогласованное, независимое изменение измеряемых переменных, что статистически может выражается в отсутствии корреляции между ними.
Приведем еще два примера. Так, в русском переводе работы Фрейда «Три очерка по теории сексуальности» переводчик использует слово «диссоциация» для передачи мысли Фрейда о нарушении интеграции сексуальных влечений в случаях перверсий. «…Перверсии казались нам… диссоциациями нормального развития» . Там же говорится о «диссоциации полового влечения» . Другой пример взят из учебника по нейропсихологии Е. Д. Хомской, где упоминается диссоциация между способностью актуализации слов, обозначающих действия и актуализации слов, обозначающих предметы, которая наблюдается в клинических картинах динамической и оптико-мнестической афазий. Можно было бы привести много подобных примеров, в которых слово «диссоциация» предает некий смысловой оттенок, служит для постановки акцента, но не отражает понятие с более или менее строго определенным содержанием.
Используя метафору известного американского психоаналитика Джозефа Сандлера , понятие «диссоциация» можно было бы охарактеризовать как «эластичное» (elastic) понятие, содержание которого постоянно пополняется в соответствии с новыми данными исследований. Такие понятия служат своего рода связующим элементом между различными теоретическими представлениями и концепциями. Содержание такого рода понятий раскрывается только в соотнесении с контекстом, в котором оно используется, т.е. они являются контекстуально зависимыми.
В самом общем виде термин диссоциация описывает некоторые особенности процессов обработки информации , относится к нарушению интегрированности протекания психических процессов. В зависимости от контекста, о диссоциации говорят как о процессе , механизме психологической защиты , психическом состоянии , психопатологическом и психиатрическом симптоме или синдроме . Обычно термин диссоциация, в контексте проблематики последствий психической травмы, описывает особые состояния и симптомы, возникающие как непосредственная и отсроченная реакция на психическую травму. О диссоциации также говорят и как о механизме психической защиты, который помошает справится с болезненными переживаниями психотравмирующего события.
Мортон Принц охарактеризовал диссоциацию как основной регулирующий принцип нервно-психического аппарата , который, согласно данным современных исследований, имеет доминирующее значение на ранних фазах онтогенеза. Как процесс диссоциация приводит к тому, что комплекс поведенческих паттернов, мыслей, отношений или эмоций становится отделенным от остальной части личности человека и функционирует с той или иной степенью сепарированности и независимости . Согласно определению диссоциации, принятой в американской психиатрической номенклатуре , диссоциативные симптомы представляют собой результат процесса, который приводит к тому, что интегрированные в норме «функций сознания, осознания подлинности своего эго или моторного поведения, в результате которого определенная часть этих функций утрачивается». Людвиг считает диссоциацию процессом, посредством которого определенные психические функции, в норме интегрированные с другими функциями, действуют в той или иной степени обособленно или автоматически и находятся вне сферы сознательного контроля индивида и процессов воспроизведения памяти. Вест полагает, что диссоциация активно вторгается в процессы интеграции входящей, исходящей и сохраняемой информации, через образование ассоциативных связей обычными способами, и нарушает их.
Адаптивная функция диссоциации. Диссоциация как механизм психологической защиты.
Диссоциация является механизмом регуляции психической деятельности и в обыденных условиях и в экстремальных, потенциально психотравмирующих ситуациях. Примером проявления регулятивной функции диссоциации в обыденной ситуации может быть разведение входящих потоков информации при вождении автомобиля, когда водитель, управляя автомобилем, одновременно реагирует на сложную ситуацию на дороге, слушает при этом радио или разговаривая с пассажиром. Диссоциация также играет важную роль и при актуализация навыков, автоматизмов, составляющих сложную трудовую деятельность. Особую ценность диссоциация имеет для выживания индивида, для адаптации.
Людвиг выделяет семь основных адаптивных функций диссоциации. 1. Автоматизация поведения. Диссоциативный процесс сводит к минимуму влияние сознательного контроля индивида при актуализации врожденных и наученных паттернов поведения. Благодаря этому индивид получает возможность концентрировать внимание на более важных аспектах ситуации или сложной задачи. Противоположностью диссоциации в этом случае является обсессивность-компульсивность, которая представляет собой, с одной стороны, деавтоматизацию поведения, а с другой стороны – сознательную фрагментацию действий. 2. Эффективность и экономичность деятельности. Диссоциация позволяет экономно расходовать усилия, повышая, таким образом, их эффективность. Диссоциация обеспечивает раздельное протекание психических процессов, благодаря диссоциации влияние противоречивой или избыточной информации сводится к минимуму, что, в свою очередь, снижает напряжение и дает возможность индивиду мобилизовать свои усилия для решения той или иной задачи. 3. Разрешение непереносимых конфликтов. В ситуации конфликта, когда в распоряжении индивида отсутствуют подходящие средства для немедленного его разрешения, конфликтующие установки, желания и оценки как бы разводятся, диссоциация направляет их в различные состояния или потоки сознания. Так индивид обретает возможность предпринять согласованные и целенаправленные действия в сложной ситуации. 4. Уход от повседневной реальности. Диссоциация лежит в основе множества религиозных практик и феноменов, таких, например, как медиумизм, шаманистские практики, ясновидение и прорицание, явления одержимости духом, глоссолалии и др. 5. Изоляция катастрофических переживаний. Диссоциативный процесс изолирует переживания психотравмирующих ситуаций, которые сопровождаются интенсивными негативными эмоциями. При этом восприятие психотравмирующей ситуации дробится на отдельные фрагменты. Амнестические эпизоды, фуги, реактивные преходящие диссоциативные эпизоды — примеры диссоциативных состояний, которые служат цели изоляции травматических переживаний. 6. Катарсическая разрядка некоторых эмоций и аффектов. Некоторые эмоции, аффекты, чувства и импульсы, на переживание которых в той или иной культуре наложено табу, могут быть выражены только в контексте особых санкционированных ритуалов, церемониалов, обрядов и празднеств. Участники этих ритуалов высвобождают и выражают табуированные эмоции, чувства и импульсы, в контексте диссоциативного состояния, которые можно было бы уподобить своего рода «контейнеру», в содержимое которого входят либидинозные напряжения, агрессивные импульсы, чувства, связанные с фрустрацией или неисполнимыми желаниями. Индивид получает возможность выражать эти чувства непосредственно или в символической форме, не испытывая при этом страх или вину в связи с нарушением рамок социальных ограничений или цензурой Суперэго. 7. Усиление «стадных чувств». С точки зрения Людвига, диссоциация играет большую роль при сплочении больших групп людей, оказывающихся перед лицом общей опасности, а также в феномене влияния на массы «харизматических» вождей и авторитарных лидеров.
Как механизм психологической защиты, диссоциация помогает индивиду справиться с интенсивными негативными эмоциями, вызванными воздействием факторов психотравмирующей ситуации или события. Психологические защиты являются определенными способами трансформации переживаний, которые приводят к снижению уровня неприятных, дискомфортных, а порой даже опасных для здоровья напряжений в эмоциональной жизни субъекта. Согласно Налчаджяну, психический механизм представляет собой «структуру определенным образом связанных психических действий, осуществление которых приводит к специфическому результату». По А. Фрейд механизмы психологической защиты представляют собой перцептивные, интеллектуальные и двигательные программы, разной степени сложности, формирующиеся в процессе непроизвольного и произвольного научения. Развивая идеи З. Фрейда, изложенные в работе «Торможение симптом и тревога», А. Фрейд называет Эго как объект и субъект психической защиты, Эго активирует защитный механизм в ответ на сигнал аффекта тревоги: «защитные механизмы – это деятельность «Я», которая начинается, когда «Я» подвержено чрезмерной активности побуждений или соответствующих им аффектов, представляющих для него опасность. Они функционируют автоматично, не согласуясь с сознанием».
Согласно классической концепции мезанизмы психической защиты действуют по следующим линиям взаимодействия структур и внешнего мира: Эго-Ид, Эго-Суперэго и Эго-Внешний мир. Позже (см., например, Хартман, Кохут, Кляйн, Мак-Вильямс , Кон, Столин) появилось представление о защитах «я» (self), направленных на сохранение самоуважения». В рамках кляйнианской теоретической мысли было разработано представление о примитивных защитах. М. Кляйн и ее последователи обогатили представления о защитах, предложив концепции расщепления (splitting), проективной идентификации, примитивной изоляции и отрицания, идеализация и обесценивание, интроективная идентификация.
Согласно взглядам клянианской школы, примитивные защиты возникают в ответ на тревоги, связанные с действием влечения к смерти. Тревоги самого раннего периода жизни, «психотические» тревоги, связаны со страхом аннигиляции Эго на так называемой параноидно-шизоидной фазе развития и со страхом утраты хорошего любимого объекта – на депрессивной фазе развития. Кроме того, тревогу вызывает зависть и агрессия, направленные на хороший объект (Хиншелвуд, 2007). Примитивные защиты обладают следующими основными характеристиками, обусловленными ранним этапом онтогенеза: очень слабая связь с принципом реальности и отсутствие представлений о константности и границах внешних объектов (Мак-Вильямс, 1998). Как правило, действие примитивных защитных механизмов разворачивается в сфере межличностного взаимодействия. Для этих защит всегда требуется другая персона как «опора» или «контейнер» для отщепленных проблемных частей психики субъекта Примитивные защиты характеризуются «недостаточной» связью с принципом реальности и «недостаточным» учетом самостоятельности и константности объектов.
Мак-Вильямс, хотя и не без оговорки, отнесла диссоциацию к классу первичных защит. В пользу своего выбора она приводит два аргумента: «глобальность» (там же, стр. 152) действия диссоциации, которая «поразительным образом охватывает всю личность». Здесь же она определяет природу диссоциации как «психотическую». Однако, далеко не всегда при диссоциации происходит нарушение принципа реальности. Рассмотрим, например интенсивные переживания состояния «флэш-бэк» , в котором индивид полностью погружен в травматический опыт из своего прошлого, переживает его как событие, которое происходит с ним в настоящем, при этом может произойти полная утрата ориентации индивида во времени и пространстве. Однако вопрос об утрате связи с принципом реальности даже в этом состоянии, по-видимому, является дискуссионным. Да, действительно, чрезвыйчайно сильные переживания флэш-бэк характеризуются блокированием восприятия реальности, заполнением сознания ожившими воспоминаниями о пережитом когда-то реальном психотравмирующем событии. Из свидетельств внешних наблюдателей и лиц, переживших сложные развернутые состояния флэш-бэк, индивид, находясь в таком состоянии, ведет себя адекватно, но адекватно ситуации, которая вспоминается в состоянии флэш-бэк. Можно предположить, что в этом состоянии индивид не отвергает принцип реальности в пользу принципа удовольствия, как это бывает в случае с психотическими пациентами, которые находят удовлетворение своим желаниям и разрядку своих импульсов в магическом, фантасмагорическом мире галлюцинаций.
Состояния флэш-бэк подобны переживаемым наяву повторяющимся сновидениям, содержанием которых является пережитая когда-то индивидом психотравмирующая ситуации. Еще Фрейд в работе «По ту сторону принципа удовольствия» отмечал своеобразие таких сновидений, заключающееся в том, что для них не свойственно стремление к галлюцинаторному удовлетворению желания, которое характерно для обычных снов и психотических симптомов. «…Сновидения травматических невротиков … нельзя… рассматривать с точки зрения исполнения желаний… Скорее они подчиняются вынуждению повторения…» . То же самое можно, по-видимому, сказать и о состояниях флэш-бэк. Флэш-бэк также относится к галлюцинации, как травматическое сновидение к сновидению, исполняющему желание.
Появление симптома переживания травматического события из прошлого пациента как реального, обусловлено «избыточным» действием диссоциации как механизма психологической защиты. Таким образом, в отношении некоторых диссоциативных феноменов, несмотря на то, что они имеют внешние черты сходные с психотическими симптомами, можно сказать, что принцип реальности сохраняется, но он «диссоциирован» от контекста актуальной ситуации. Исходя из вышесказанного, диссоциацию нельзя безоговорочно относить к классу примитивных защит. Видимо, к психотическому полюсу более близки, по своему «феноменологическому узору», такие диссоциативные состояния как медиумический или шаманистский транс, опыт выхода из тела (out-of-body experiences).
По-видимому, основной задачей диссоциации как защитного механизма, является сохранения связи, как это не парадоксально, с реальностью, контакта, который является источником невыносимых страданий, за счет нарушения цельности, единства структуры внутреннего мира. Итак, определение класса психологической защиты, к которому можно было бы отнести диссоциацию, довольно затруднительно, если придерживаться критериев, предложенных Мак-Вильямс.
Диссоциация занимает особое место среди механизмов психологической защиты, поскольку основной ее функцией является не столько разрешение интрапсихических конфликтов, сколько совладание с интенсивными негативными переживаниями, которые возникают при чрезвычайных обстоятельствах, несущих угрозу жизни, физической целостности индивида или его близких. Далее, диссоциация является врожденным, филогенетически обусловленным архаичным механизмом, а не формируется в онтогенезе. По мере того, как индивид проходит через определенные этапы развития, происходит формирование других, более сложных механизмов психологических защит, но диссоциация остается, так сказать, в резерве, на случай ситуаций, чреватых психической травматизацией. «Диссоциация – это «естественная» реакция на травму» .
У любого человека, попавшего в психотравмирующую ситуацию может активироваться диссоциативный защитный механизм. Однако не всегда эта «естественная» реакция приводит к «нормальным» последствиям. Избыточная диссоциативная активность в момент переживания психотравмирующей ситуации может в будущем привести к образованию диссоциативной или иной психопатологии. Говоря о диссоциации как механизме психологической защиты от невыносимых негативных переживаний, различают три взаимосвязанных, но разных феномена: первичную, вторичную и третичную диссоциацию. Первичная диссоциация характеризуется образванием одной АЛ — аффективной личности — (см. книгу «Призраки прошлого» Ван дер Харта и его коллег) и одной внешне нормальной личности (ВНЛ). АЛ при первичной диссоциации содержит в себе системы реакции на опасность — бегства/борьбы и замирания, блокирования эмоциональных реаакций. Первичная диссоциация имеет место при ПТСР. Вторичная диссоциация характеризуется формированием двух или более АЛ и одной ВНЛ. При вторичной диссоциации в АЛ, помимо систем реакции на опасность, могут, в зависимости от типа травматической ситуации, содержаться другие системы, например, привязанности, энергетическиой регуляции организма и т.д. Вторичная диссоциация может быть, например, при сложном ПТСР и пограничном расстройтве личности травматического генеза. При третичной диссоциации наблюдаются несколько ВНЛ и несколько АЛ. Третичной диссоциации соотвествует расстройство множественной личности.
Список литературы
1. Агарков В. А. Эмпирические исследования диссоциации. // Брушлинский А. В., Журавлев А. Л. (ред.) Современная психология: состояния и перспективы исследований. Тезисы докладов на юбилейной научной конференции ИП РАН, 28—29 января 2002 г. Том 1. М.: Изд-во ИП РАН, С. 242—244, 2002.
2. Тарабрина Н. В., Агарков В. А. и др. Мисиссипская шкала для оценки посттравматических реакций. / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 140—145, 2001
3. Тарабрина Н. В., Агарков В. А. и др. Шкала для клинической диагностики ПТСР (Clinical Administered Scale – CAPS). / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 118—124, 2001
4. Тарабрина Н. В., Агарков В. А. и др. Шкала оценки влияния травматического события (Impact of Event Scale-R – IOES-R). / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 125—139, 2001
5. Агарков В. А., Тарабрина Н. В. Диссоциация и посттравматический стресс. / Тарабрина Н. В., Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 76—94, 2001
6. Агарков В. А., Тарабрина Н. В. Шкала диссоциации (Dissociarion Experience Scale – DES). / Тарабрина Н. В.,Агарков В. А., Калмыкова Е. С., Макарчук А. В. и др. «Практикум по психологии посттравматического стресса» под ред. Тарабриной Н. В. Спб.: Питер, С. 197—208, 2001
7. Агарков В. А., Тарабрина Н. В. Апробация структурированного клинического интервью для диагностики диссоциативных расстройств (СКИД-Д) в рамках классификации DSM-IV. // Материалы IV научно-практической конференции «Посттравматический и поствоенный стресс. Проблемы реабилитации и социальной адаптации участников чрезвычайных ситуаций: междисциплинарный подход». Пермь, 1999.
8. Агарков В. А., Тарабрина Н. В. Опросник перитравматической диссоциации. // Материалы III научно-практической конференции «Посттравматический и поствоенный стресс. Проблемы реабилитации и социальной адаптации участников чрезвычайных ситуаций: междисциплинарный подход». Пермь, 1998.
9. Дмитриева Т. Б. (ред.) Клиническая психиатрия. М.: ГОЭТАР МЕДИЦИНА, 1998
10. Каплан Г. И., Сэдок Б. Дж. Клиническая психиатрия. В 2 т. М.: Медицина, 1994.
11. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика. М.: Независимая фирма «Класс», 1998
12. Марьин М. И., Ловчан С. И., Леви М. В., Бобринев Е. В., Зубов В. Ю., Поляков М. Н., Тарабрина, Н. В., Агарков В. А., Котенев И. О., Ялтонский В. М. Диагностики, профилактика и коррекция стрессовых расстройств среди сотрудников Государственной противопожарной службы МВД России. Методическое пособие. М. 1999
13. Международная классификация болезней (10-й) пересмотр. Классификация психических и поведенческих расстройств. Всемирная организация здравоохранения. Россия. Спб.: 1994
14. Райгородский Д. Я. (ред.-сост.) Практическая психодиагностика Самара: издательский дом «БАХРАХ», С 133—141, 1998
15. Словарь иностранных слов М.: «Русский язык»
16. Соколова Е. Т., Николаева В. В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М.: SvR-Аргус, 1995
17. Фрейд З. Очерки по теории сексуальности. / Фрейд З. Труды разных лет. В 2-х т., Тбилиси, «Мерани», «Веста», 1991
18. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия. / Фрейд З. Труды разных лет. В 2-х т., Тбилиси, «Мерани», «Веста», 1991
19. Хомская Е. Д. Нейропсихология. М.: Изд. МГУ, 1987
20. Юнг К. Г. Обзор теории комплексов. / К. Г. Юнг Синхронистичность, Изд.: «Рефл-бук», «Ваклер», 1997
21. Agarkov V. A., Tarabrina N. V., Lasko N. B. Relationship between peritraumatic dissociation and severity of the long-term psychopathology. Proсeeding for the annual meeting of the International Society for Traumatic Stress Studies, Montreal, Quebec, Canada, 1997
22. American Psychiatric Association Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders. (4th ed.). Author, Washington, D.C., 1994
23. American Psychiatric Association Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders. (3rd ed., revised). Author, Washington, D.C., 1987
24. Ludwig A. M. Altered states of consciousness. // Archives of General Psychiatry, V. 15, P. 225—234, 1966
25. Ludwig A. M. The psychological functions of dissociation. // American Journal of Clinical Hypnosis, V.
26, P. 93—99, 1983 26. Putnam F. W. Diagnosis and treatment of Multiple Personality Disorder. New York, London, Guilford Press, 1989
27. Sandler J., Dreher A. U., Drews S. An approach to conceptual research in psychoanalysis illustrated by a consideration on psychic trauma. // International Review of Psycho-Analysis, V. 18, P. 133—141, 1991
28. Spiegel D., Cardena E. Disintegrated experience: The dissociative disorders revised. // Journal of Abnormal psychology, V. 100, No. 3, P. 366—378.
29. Tampke A. K., Irwin H. J. Dissociative processes and symptoms of posttraumatic stress in Vietnam veterans. // Journal of Traumatic Stress. V. 12, No. 4, 1999.
30. Tarabrina, N.V., Lasko N. B., Agarkov V. A. The Russian version of the DES: The Pilot Study. Proceeding for the annual meeting of the International Society for Traumatic Stress Studies, 1997, Montreal, Quebec, Canada
31. Van der Kolk B. A., van der Hart O. Marmar C. R. Dissociation and information processing in Posttraumatic Stress Disorder. / Van der Kolk B. A., McFarlane A. C. & Weisaeth L. (Eds.) Traumatic stress: The effect of overwhelming experience on mind, body and society. Guilford Press, N.Y., London, 1996.
32. West I. J. Dissociative reactions. / Freeman, A.M. & Kaplan, H.I. (Eds.) Comprehensive textbook of Psychiatry. Baltimore: Williams & Wilkins, 1967

Источник: https://psyxotrauma.livejournal.com/2535.html

В основе ряда психических расстройств лежит такое явление, как «диссоциация».

Что же это такое?

Может ли диссомния возникнуть на фоне тревожно-депрессивного эпизода? Ответ узнайте прямо сейчас.

Понятие

Диссоциация — психологический механизм, заключающийся в стремлении человека воспринимать ситуацию так, будто она происходит не с ним, а с кем-то другим.

Мозг диссоциирует, защищая психику от сильных эмоциональных потрясений.

Сами потрясения могут быть как негативными (пережитая травма, неприятные воспоминания), так и позитивными (чересчур сильные положительные эмоции, вызывающие дистресс и истощение).

Диссоциация защищает нас от ударов по психике, т.к. появляется уверенность в том, что мы отсутствуем в данной ситуации. Разум разделяет и редактирует воспоминания. Оригинальные мыслеобразы остаются в подсознании и могут всплыть в памяти, если сработает определенная ассоциация.

В повседневной жизни диссоциация может быть полезна и проявляться в обыденных ситуациях. К примеру, если нужно оценить свой наряд или поведение со стороны.

В XIX веке французский психолог Пьер Жане ввел термин «диссоциация» (от латинского dissociatio — «разъединение, разделение»), обнаружив, что часть идей человека может существовать вне его сознания. Однако эта идея может быть возвращена в сознание с помощью гипноза.

О диссоциации, как о механизме защиты психики в этом ролике:

Какие идеи рассматривает когнитивная психология? Узнайте об этом из нашей статьи.

Примеры

Есть множество примеров диссоциации у человека, от нормы до патологий. Наиболее ярким является пример множественного (диссоциативного) расстройства личности, или по-простому раздвоения личности.

В этом случае при переживании травматического опыта мозг создает «вторую личность», цель которой как раз состоит в принятии на себя этого самого опыта (чтобы «основная личность» оставалась в безопасности).

Одно из проявлений «нормальной» диссоциации — искажение неприятных фрагментов воспоминаний, внушение самому себе, что ситуация не имела к вам отношения (происходила не с вами) и т.д.

В норме

Диссоциацией в норме (или другими словами адаптивной) считается первая реакция человека на стресс или сильное эмоциональное потрясение.

Когда ситуация требует собранности и надо «взять себя в руки», к чему человек может оказаться не готов, мозг диссоциирует.

Таким образом человеку предоставляется возможность временно отстраниться от эмоций, оценить собственные действия со стороны и принять рациональное решение.

Этот механизм полезен в некоторых случаях. Однако слишком частое использование диссоциации несет негативные последствия (в основном сказывается на отношениях человека с обществом).

Так, люди с повышенной чувствительностью диссоциируют в любых ситуациях, требующих эмоционального вовлечения. В связи с этим им часто трудно наладить отношения с другими людьми.

Постоянная диссоциация понижает эмпатию, пропадает способность оценивать эмоциональную сторону происходящего. Это, в свою очередь, ведет к изоляции, замкнутости индивида.

К постоянным диссоциациям склонны в основном люди, пережившие насилие или травмы в детстве, когда психика особо восприимчива.

Список книг по когнитивно-поведенческой терапии вы найдете на нашем сайте.

Патологическая

При постоянных диссоциациях нарушается психическое здоровье человека.

Могут развиться расстройства из разряда диссоциативных.

Согласно исследованиям, у 98% людей они развиваются в первые годы жизни или в юном возрасте.

Ребенок диссоциирует, когда испытывает болезненное переживание. Вернуть его в нормальное состояние может эмоциональный контакт с одним из родителей (обычно матерью). Если он не получает должной заботы, временная диссоциация превращается в постоянную.

Перетечет это в психическое расстройство или нет, зависит от конкретного человека: имеет ли он природную предрасположенность к расстройствам, высока ли чувствительность, как долго длился травматичный опыт и пр.

Как справиться с диссоциацией при помощи простукивания? Метод эмоциональной свободы:

О стадиях когнитивного развития ребенка читайте .

Виды диссоциативных отклонений

Диагнозы, входящие в МКБ-10:

  1. Диссоциативная амнезия (F44). Расстройство, при котором пациент теряет воспоминания о тех или иных фрагментах жизни (как правило, неприятных). При этом сохраняется способность воспринимать новую информацию. Степень тяжести варьируется от легкой (потеря некоторых воспоминаний) до тяжелой (глубокая амнезия). Потеря памяти обычно внезапная, и пациент ее осознает, сознание при этом не нарушается.
  2. Диссоциативная фуга (F44.1). Происходит от латинского «fuga» — «бегство». Больной целенаправленно переезжает в новое место и теряет все воспоминания о прошлой жизни, в том числе забывает свою биографию и имя. Он может придумать новые, найти другую работу и при этом не знать, что он болен. Причиной диссоциативной фуги может стать серьезная травма, пережитая человеком, или тяжелая жизненная ситуация. Таким образом мозг создает защиту, отключается от проблем.
  3. Обычно диссоциативная фуга длится несколько часов или месяцев, и после ее окончания больной вспоминает прошлую жизнь, но забывает все, что было во время фуги.

  4. Состояние транса и одержимости (F44.3). Состояние транса — связь сознательного и бессознательного состояния, сопровождается активностью определенных мозговых волн (в особенности бета). Когда человек впадает в транс целенаправленно, это называется медитацией; в остальных случаях причастно к диссоциативным психическим расстройствам. Одержимость — полное подчинение воли человека какому-то желанию или мысли (одержимость идеей). С точки зрения науки, связано с самовнушением. В обоих случаях в МКБ-10 расстройства классифицируются как «потеря себя как личности».

    Также: диссоциативные двигательные расстройства, конвульсии, потеря чувственного восприятия, деперсонализация личности и пр.

  5. Диссоциативное расстройство идентичности (F44.81). Мало распространенное расстройство, при котором личность человека разделяется на две или несколько (появляются так называемые субличности). Между личностями происходят переключения, то есть в определенные моменты они заменяют друг друга в сознании. При этом они могут быть разного пола и возраста, расы, характера, уровня интеллекта и пр. Как правило одна из личностей не может вспомнить, что происходило, пока была активна другая.

    Является самым крайним проявлением диссоциации. Возникает как правило в раннем детстве из-за пережитого насилия, сильных стрессов.

    Симптомами сочетает в себе диссоциативную амнезию, фугу, деперсонализацию и т.д. Долгое время существование данного расстройства ставилось под сомнение.

Диссоциативное расстройство — раздвоение личности. О причинах и способах лечения в этом видео:

Связь ассоциации и диссоциации

Помимо диссоциации существует также ассоциация. Это разные типы восприятия ситуаций.

Если в случае диссоциации подразумевается «отключаюсь, смотрю чужими глазами», то при ассоциации наоборот — «максимально включаюсь в ситуацию».

Ассоциация позволяет нам быть в ситуации, ощущать ее как бы изнутри, непосредственно участвовать. Диссоциация позволяет отстраниться, наблюдать со стороны.

Ассоциация — «мои действия», диссоциация — «моя оценка собственных действий».

Мы уже говорили, что диссоциация позволяет нам смягчить восприятие неприятных ситуаций. Ассоциация же наоборот открывает нам доступ к эмоциям, переживаемым внутри ситуации.

Мы ассоциируем, когда вспоминаем приятные фрагменты, в которых мы участвовали (воспоминание о Дне рождения, поездке куда-либо и т.д.).

Ассоциация отчасти связана с эмпатией. Благодаря ней мы можем ассоциировать себя с другим человеком, понимать его мотивы, намерения действий. Это происходит, например, когда мы плачем над грустным эпизодом фильма или пародируем другого человека.

Оба этих восприятия полезны в легкой форме и редких проявлениях.

В заключение можно сказать, что умеренно диссоциировать — это нормально и в какой-то степени даже полезно. Но при появлении симптомов расстройств или в случае постоянных диссоциаций следует немедленно обратиться к психиатру.

Тест на когнитивные способности мозга есть .

Ассоциация-диссоциация. Как избавиться от негативных переживаний? Узнайте из видео:

Наша интересная группа Вконтакте:

Источник: https://psyholic.ru/psihiatriya/chto-takoe-dissotsiatsiya.html

43. Ассоциация и диссоциация

Александр Любимов

Большинство из нас умеет делать замечательную вещь – наблюдать за собой «со стороны». Можете представить, как вы выглядите сбоку? А сверху? А с расстояния пять метров? Такой способ восприятия ситуации – наблюдение за собой со стороны — называется диссоциацией. В отличие от ассоциации, когда мы наблюдаем «своими глазами», «изнутри».

Асооциация и диссоциация – вид субмодальностей. Но довольно хитрый вид.

Ассоциация: вижу ситуацию своими глазами.

Диссоциация: вижу себя со стороны

При ассоциированном восприятии мы включены в ситуацию, переживаем её изнутри, чувствуем эмоции, связанные с ситуацией.

При диссоциированном восприятии – оцениваем происходящее как посторонний наблюдатель. И испытываем эмоции по поводу происходящего.

Играть в футбол, чувствовать волнение, напряжение в мышцах, ветер на лице

или

смотреть кино про то, как играл в футбол, оценивать игру как зритель.

В первом случае (ассоциация) мы в том числе получаем доступ к внутренним (напряжение мышц, тяжесть в желудке), тактильным (ветер на лице) и мета-ощущениям (восторг, злость, раздражение, счастье). Во втором случае (диссоциация) – только к мета-ощущениям. При чём эти ощущения сообщают об оценке «моего поведения в ситуации»: нравится — не нравится, хорошо — плохо, раздражает, восторгает и т.д.

Диссоциация позволяет «отключиться» от ситуации, оценить её относительно спокойно. Ассоциация же позволяет «быть в ситуации».

В большинстве случаев диссоциация от неприятных ситуаций позволяет резко снизить интенсивность негативных переживаний. Но диссоциация от приятных ситуаций – это эффективный способ сделать свою жизнь серой и скучной.

У меня была одна клиентка, которая была диссоциирована во время секса. Описывала она это приблизительно так: «Я вижу двух людей занимающихся сексом. Ну а я тут при чём?»

Так что об использовании.

Диссоциация полезна, когда вам нужно переоценить ситуацию в прошлом, оценить текущий момент, уменьшить эмоциональную вовлечённость.

Например, воспоминание о падении с велосипеда или сложный разговор с начальником.

К тому же диссоциация может быть полезна, когда нам нужно оценить своё поведение или внешность. Например, при выборе одежды. Или в бальных танцах.
Ассоциация же позволяет получить доступ к эмоциям внутри ситуации.

Это может быть полезным при воспоминании о приятных ситуациях или для лучшего переживания текущего момента: вкусный обед, приятный разговор с друзьями, хороший секс.

Я тут часть про ассоциацию в хороший секс, потому что пошла нынче мода – диссоциироваться во время секса. Что во многих случаях его автоматически превращает в плохой.
При этом обычно под диссоциацией понимают «вид себя со стороны». Если вас в картинке ситуации нет – то речи о диссоциации не идёт.
В большинстве случаев диссоциация связана с визуализацией, потому что это всегда конструирование. Визуально это сделать намного проще. Вы себе придумываете, как выглядите «со стороны». Именно поэтому Кинестетики более склонны к ассоциациированному восприятию событий, а Визуалы – к диссоциированному.
Но можно диссоциироваться аудиально: представьте, что слышите свой голос «со стороны». Например, записанный на диктофон. Но это несколько сложнее, по крайней мере для людей нашей культуры.

Да, ещё одно важное свойство диссоциации – много вариантов восприятия. Себя можно видеть сверху, сбоку, из-за уха, с высоты 500 километров или из под стула.

Не все эти способы наблюдения одинаково полезны, но такая возможность есть.

Сравнительная таблица

Ассоциация

Диссоциация

Воспринимаю ситуацию как участник.

Воспринимаю ситуацию как наблюдатель.

Вижу своими глазами
Сам говорю

Вижу себя со стороны
Слышу себя со стороны

Единственно возможный вариант

Может быть несколько способов восприятия

Внутренние, тактильные и мета-ощущения.

Только мета-ощущения.

Речь о себе от первого лица:
— Я думаю, что…

Речь о себе от третьего лица:
— Он думает, что…
— Иван Петрович думает, что…

ВЭ/АЭ

ВК/АК

Если же воспринимать диссоциацию именно как «эмоциональное отсоединение от ситуации», то уход в дигитальный канал – это тоже вид диссоциации: «Я думаю, что в этой ситуации мои поступки не обладали взвешенностью и осторожностью».

Ещё один из достаточно простых способов диссоциироваться от ситуации – описать процесс при номинализаций:

— Я сегодня разговаривал с Аней.
— У меня сегодня был разговор с Аней.

Вообще, номинализация – это «овеществлённый» процесс, глагол превращённый в существительное: любить – любовь, разговаривать – разговор, танцевать – танец, дружить – дружба. И тогда с процессом можно обращаться как с предметом: «Я выкинул любовь из своего сердца».

Многомерная диссоциация

Диссоциация может быть многомерной – мы ведь можем представить себя, наблюдающего за собой (2-х мерная диссоциация). А можно наблюдать за собой, наблюдающим за собой (3-х мерная диссоциация). И так далее. Каждый дополнительный уровень диссоциации позволяет уменьшить вовлечённость в ситуацию и переживания, с этим связанные. Многомерная диссоциация используется в случае с сильными травмирующими переживаниями, фобиями – так, многомерная диссоциация является одним из важных компонентов техники «Быстрое лечение фобий» (о которой чуть позже).

Упражнения

Вопрос как всегда в контроле: когда воспринимать окружающую действительность ассоциировано, а когда диссоциировано. Так что несколько упражнений на тренировку. Эти — на развитие диссоциации.

«Взгляд со стороны»

Представьте себя со стороны с различных точек зрения:

  • с потолка;
  • из-за уха;
  • со спины;
  • снизу
  • справа;
  • из дальнего угла комнаты.

«Примерка одежды»

Прежде чем надеть что-нибудь, представьте, как вы смотритесь со стороны в этом. Сравните с изображением в зеркале.

Но помните, что зеркало изображение переворачивает.

«Переоценка ситуации»

Возьмите ситуацию из вашего прошлого, которую вы довольно эмоционально оцениваете. Но при этом не слишком важную. Пересмотрите её всю ещё несколько раз диссоциированно с разных точек зрения. Если переживания слишком сильные, предварительно поставьте себе сильный ресурсный кинестетический якорь и удерживайте его в процессе перепросмотра.

Оцените, как меняется ваша эмоциональная оценка ситуации при различных способах восприятия.

«Аудиальная диссоциация»

Возьмите какую-нибудь нейтральную ситуацию из вашего прошлого, в которой вы что-то говорите. Потренируйтесь не только видеть себя «со стороны», но и слышать себя «со стороны».

«Взвешенная оценка»

Потренируйтесь воспринимать диссоциированно текущую ситуацию. Начать можно с моментов, когда вы просто идёте по улице, потом во время нейтрального общения и так далее. Цель – способность на время диссоциироваться даже во время эмоционально напряжённой ситуации.

На развитие ассоциации.

«Перепроживание приятного события»

Вспомните приятное событие из прошлого: поход с друзьями, удачное свидание, хороший секс. Перепроживите эту ситуацию три-четыре раза «изнутри». Ваша задача всё время быть «внутри» ситуации. И старайтесь с каждым перепросмотром замечать всё больше деталей.

«Здесь и сейчас»

Это упражнение на включённость в текущий момент. Просто последовательно пройдитесь по всем сенсорным модальностям:

  • я сейчас вижу;
  • я сейчас слышу;
  • я сейчас чувствую (кожей, внутри, эмоции, вкус, запах);
  • я сейчас говорю себе.

«Включённость в ситуацию»

Ваша задача быть включённым в текущую ситуацию, не отвлекаться на оценку и взгляд со стороны. Начинать лучше с простых ситуаций: иду по улице, еду на велосипеде, ем, — потом чуть более сложные: говорю с продавцом, общаюсь с клиентом по телефону, — и самое крутое: разговариваю с мужем/женой, занимаюсь сексом, гуляю с друзьями в парке.

И на развитие переключение ассоциация – диссоциация и обратно.

«Все модальности»

Пройдитесь сначала по всем сенсорным модальностям в ассоциированном состоянии:

  • я сейчас вижу;
  • я сейчас слышу;
  • я сейчас чувствую (кожей, внутри, эмоции, вкус, запах);
  • я сейчас говорю себе.

А теперь пройдитесь по всем сенсорным модальностям в диссоциированном состоянии:

  • я выгляжу со стороны;
  • мой голос слышится;
  • я испытываю по поводу себя в этой ситуации эмоции.

«Переключение»

Тренируйтесь быстро переключаться между ассоциированным и диссоциированным восприятием ситуации. Например, 30 секунд – ассоциация, 30 секунд – диссоциация. И так раз десять подряд. При этом вы тренируетесь все эти тридцать секунд быть внутри себя (наблюдать за собой со стороны).

«Критерии выбора»

Напишите для себя список критериев и контекстов, когда вам лучше быть ассоциированным, а когда – диссоциированным. Например.

Ассоциация: приятные воспоминания, комфортная ситуация, интересное общение, еда…

Диссоциация: неприятные воспоминания, оценка внешности, оценка собственного поведения, эмоционально напряжённая ситуация…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *