.

Ирина ясина 2018

Ирина Ясина о судьбах женщин родом из 90-х

Айгуль не особо любит вспоминать. Детство, школу, взросление, замужество — все теперь кажется таким далеким и вроде даже произошедшим не с ней. Сейчас она работает психологом в школе в небольшом уральском городке, и развести ее на рассказы о себе дело трудное. Но удалось.

Семья не просто традиционная, а очень традиционная. Крепкий домострой, где все крутится вокруг отца. Он сам потомок муллы, и хоть в земной жизни коммунист и депутат районного Совета, но дома… Поэтому, когда Айгуль, самая хорошенькая, самая умненькая из пяти его дочерей сказала, что влюбилась в русского, он разбушевался не на шутку. А русский был молоденьким лейтенантом из той военной части, откуда парни ходили на танцы туда же, куда и девчонки из педагогического училища. «Тебе татарских женихов мало?» — вопрошал отец. Но времена были интернационалистические, советские, и Айгуль всерьез была намерена настоять на своем. Бодания с отцом, мамой, которая была на его стороне, сестрами, которые побаивались вмешиваться, да что говорить, со всей большой татарской родней, длились почти два года.

За это время молоденький лейтенант свою службу в городке Айгуль закончил и умотал в свою Москву. С повышением. В Арбатский венный округ, как он шутил, уезжая. Обещания вечной любви и вечной верности были произнесены обеими сторонами.

Прошел еще год. Айгуль страдала. Пошла работать в школу, писала бесконечные письма своему лейтенанту, тосковала и готова была бежать на край света, если бы только он позвал. Про «слушаться отца» Айгуль решила забыть. И он позвал. Бежать из дому, в прямом смысле слова, не пришлось. Все было более-менее по-человечески. Даже денег на дорогу дали. Приехала Айгуль в Москву. Вышла замуж за капитана. Счастье было велико и почти безгранично.

Капитан получил назначение в Астрахань. Айгуль было все равно, куда ехать.

Но конечный пункт назначения при ближайшем рассмотрении оказался адом. Ну, если не совсем адом, то его первым кругом. Молодожены приехали на полигон. Что могла испытывать советская армия на полигоне среди солончаков и пыльных бурь, Айгуль тогда не знала.

Капитан знал, но молчал. Секретность, она же военная тайна. Айгуль, выросшая в традиционной татарской семье, вопросов мужу не задавала, смотрела с почтением и трудности быта выносила стоически. Воду для питья, стирки и прочих житейских надобностей привозили в цистернах. Жара стояла адова. Вода пахла тиной и плесенью. Пить ее можно было только после многократного кипячения. Даже стирать в ней было противно. Муж целыми днями пропадал на службе, а Айгуль преподавала бы историю, к чему была предназначена после училища, да вот только детей в крошечном военном городке не было.

Айгуль забеременела и готовилась к тому, что в ее скучной и размеренной жизни появится огромная радость. Мама собиралась приехать к ней и помогать. Для этого пробили с великими трудами специальное разрешение. Секретность, она же военная тайна.

Ребенок родился мертвым. Поплакала, капитан тоже поплакал. И решили, что у них, конечно, будут еще дети. Ведь они же так молоды.

Но второй ребенок, это была девочка, тоже родился мертвым. Отчаяние своей черной тучей накрыло Айгуль. Муж пропадал на службе. По вечерам он все чаще появлялся дома сильно под градусом.

Айгуль бы и так уехала, сил жить со вкусом соленого песка на языке уже не осталось. Да и капитан все ждал майорских погон, но из-за алкоголизма, уже замеченного начальством, ничего не получил.

Они вернулись в Москву. Все было так же. Только они были другие. Да и времена поменялись. На армию у государства больше не было денег. У него вообще больше не было денег. А потом и государства не стало. Появилось новое. И их жизнь стала новой. Айгуль снова вышла замуж. Уехала с новым мужем на Урал. Получила новое образование. Родила новых детей. Две девочки. А теперь уже трое внуков. Своей жизни с любимым капитаном вспоминать не любит.

Источник: https://www.gazeta.ru/comments/column/yasina/s63357/11515118.shtml

Романтика хлестала по полной. Молодые родители-геологи таскали новорожденную дочку по всей Средней Азии. Они искали воду. Гидрогеологи. Вообще-то мечтой геолога была Чукотка — Камчатка, ибо только в мире геологов считалось, что чем дальше тебя посылают по распределению из Одесского университета, тем лучше. Воду находили везде, важно было, сколько ее и насколько она доступна.

Осели в Кишиневе. В плодородной республике пресной воды не хватало.

Из всех городов, где довелось жить Маше, она бы сейчас выбрала Кишинев. Идеально спланированный при реконструкции после землетрясения и войны великим архитектором Алексеем Щусевым, его уроженцем. Город можно проехать за 10 минут. Школа в Кишеневе, а поступать Маша по семейной традиции поехала в Одесский университет на Геолого-географический факультет. Старое название университета — «Новороссийский», уточняет Маша. Конкурс был огромный. Все хотели путешествовать, в Советском Союзе, если кто помнит, с этим были проблемы, а с факультета всегда посылали на практику. Иногда даже заграницу.

На выходные ездила к родителям в Кишинев.

Тогда между Одессой и Кишиневом ходило от трех до пяти поездов в день. Или на такси за три рубля. А теперь один поезд в неделю. Или на такси за 50 долларов с носа.

Диплом защитила по «Теоретической географии». Если просто объяснить, то это про то, что даже в истории все зависит от географии. Но работать пошла учительницей в школу. Зато где! В Овидиополе, там, где закончил на северном берегу Черного моря свои дни ссыльный Овидий. Но пришлось дать взятку, чтобы прислали вызов.

Однажды в газете «Вечерняя Одесса» она прочитала объявление, что БММТ «Спутник» объявляет набор на курсы польского и чешского языков. Кто помнит, что такое это БММТ? Бюро молодежного международного туризма! Ну, и пропала наша девочка.

Выучила чешский язык и начала мотаться с группами туристов. 5 марта 1985 года Горбачев стал генсеком, а Маша перешла на работу в «Спутник». География стала образом жизни.

К 70-летию октябрьской революции Маша заняла первое место в конкурсе гидов-переводчиков СССР.

Даже помнит свой реферат — «Как перестройка воздействует на умы чехословацких туристов». Помнит, как писала и врала. Но врала так изящно!

Основная работа была в Москве, Киеве, Ленинграде, куда тогда возили группы. Бывали и Самарканд, и Иркутск. Вся жизнь в воздухе. Норма «Спутника» — 150 командировочных дней в году. Чувство дороги, запах аэропорта…

После 91-го работала в частной фирме директором круизов. Разные были ситуации. Например, пароходство не проплатило заход в порт, а люди ждут высадки в Стамбуле, где им нужно по магазинам. Или шторм в восемь баллов, судно маленькое, идти по морю нельзя, но можно пройти через канал, что стоит две тысячи долларов, которых нет. Договариваешься с греками за бутылку водки, чтобы тебя пустили через Коринфский канал. Или в открытом море у пассажирки аппендицит. И как-то все получалось…

Потом переехала в Москву. Перевезла родителей. Им непросто на Севере. Они же южане. Не только долгие зимы тяготят, но и то, что не бывает безоблачных дней. Даже летом. Утром все небо ясно, а после полудня уже набегают облака. Или высшая похвала — ой, сегодня небо, как в Одессе. Ну, а конфликт Украины и России: «Это меня как будто пополам разрезали», — вздыхает Маша.

Она водит экскурсии по Москве. Хотите для школьников, хотите для взрослых. Хотите — евреи в Москве, хотите — грузины в Москве, хотите — писатели, поэты, художники. Только к ним, к специализированным экскурсиям, надо долго готовиться, сколько материала поднять. Не халтурить. Романтики никогда не халтурят.

Источник: https://www.gazeta.ru/comments/column/yasina/s63357/11479826.shtml

Ирина Ясина — дочь бывшего ельцинского министра экономики (1993-1997 гг.) Евгения Ясина. На раннем фото семья Ясиных (Ясин, внучка Варвара, супруга Ясина (ныне умерла), дочь Ирина, в то время она еще могла ходить).

Окончила экономический МГУ. В аспирантуре познакомилась с Денисом Киселевым,

тот развелся с женой и женился на ней (в расчете на тестя, уже тогда занимавшего посты), родилась девочка. Потом семейство уезжает на работу в США, работают в представительстве МБРР в России, затем Киселев занимается бизнесом, захватывает банк, при помощи тестя устраивается на работу в Центральный банк, туда же устраивается и Ирина. По воспоминаниям Ирины Ясиной http://magazines.russ.ru/znamia/2011/5/ia8.html муж прямо в квартире устраивал оргии с несколькими женщинами, любовницы приходили к ним домой и приносили забытые им вещи… Киселев становится зампредом ЦБ — вместе с учеником Ясина — Сергеем Алексашенко,оба играют на рынке ГКО, дающего огромные проценты — оба авторы решения о дефолте 1998 года. Семья купается в роскоши, покупают пятикомнатную квартиру на Остоженке… Затем кризис, Киселев уходит в страховую группу. Ирина с ним разводится.У нее обнаруживают болезнь- рассеянный склероз, она мечется в поисках врачей, знахарей, покупает дорогие лекарства…Снова выходит замуж- второй муж умирает. Занимается политикой (сзади справа на фото Навальный, справа от него — Алексашенко) — он вышел из их круга)

Ирина возглавляет фонды, учрежденные Невзлиным и Ходорковским, после посадки Ходорковского фонды закрывают, она возглавляет новый фонд, учрежденный экс-владельцем Вымпелкома Дмитрием Зиминым, работает в институте Гайдара. Болезнь неизлечима и прогрессирует, слабеет память, рассудок — ее ждет полное безумие. Но она ходит на «Марши несогласных» и прочие подобные мероприятия.

У нее и у отца два огромных дома в престижном районе ближнего подмосковья. Но ее ждет дальнейшее обездвижение и угасание рассудка.

Источник: https://kesar-civ.livejournal.com/163436.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *