.

Искаженное восприятие реальности

6 психологических эффектов, которые искажают наше восприятие реальности

Как на нашу память влияет интернет, откуда берется виктимблейминг и почему нам кажется, что раньше музыка была лучше?

1. Эффект прожектора.

Суть

Люди склонны преувеличивать то, насколько их внешний вид или действия заметны для окружающих. Поскольку человек большую часть времени сфокусирован на себе самом, ему кажется, что люди вокруг обращают на него куда больше внимания, чем на самом деле.

Кто открыл

Термин для описания этого эффекта придумал профессор психологии Корнелльского университета Томас Гилович. В 2000 году он в соавторстве с коллегами опубликовал описания поставленных учеными экспериментов. В ходе одного из них студентов просили надеть майки с изображением певца Барри Манилоу (предварительно уточнив, что абсолютное большинство студентов в реальной жизни ни за что бы их не надели). Затем испытуемые случайно заходили в аудиторию, где сидели студенты-наблюдатели. После эксперимента у испытуемых в майках спрашивали, сколько человек успели заметить их «странный наряд», а затем сравнивали это число с реальным. В результате оказалось, что испытуемые завысили реальный результат в 2 раза: они считали, что футболку заметят 46% человек, на деле же на нее обратили внимание лишь 23%.

Как с этим жить

Если вам часто кажется, что все вокруг на вас постоянно смотрят, скорее всего, на вас действует эффект прожектора. То же самое относится и ко всем неловким ситуациям из прошлого, за которые вам, может быть, до сих пор стыдно. Не терзайте себя — окружающие, вероятнее всего, уже давно об этом забыли.

2. Эффект Google.

Суть

Мы хуже запоминаем информацию, которую легко можно найти в интернете, и это выражается в своеобразной цифровой амнезии.

Кто открыл

Первыми эффект в своей статье описали Бетси Спэрроу (Колумбийский университет), Дженни Лью (Висконсинский университет) и Дэниел Вегнер (Гарвардский университет) в 2011 году. В ходе ряда экспериментов ученые получили следующие результаты: во-первых, когда людям задают вопросы на общую эрудицию, они склонны думать об использовании компьютера, даже если знают верный ответ; во-вторых, люди гораздо хуже запоминают информацию, если уверены, что позже ее можно будет посмотреть снова; в-третьих, люди лучше запоминают, где сохранена информация, нежели ее непосредственное содержание.

В 2015 году в проведенном в США исследовании «Лаборатории Касперского» было указано, что эффект Google распространяется не только на область общего знания, но и на личную информацию: вместо того чтобы запоминать детали личного характера, 91% людей обращается к интернету, а 44% к своим смартфонам. Исследователи «Лаборатории Касперского» назвали этот феномен цифровой амнезией.

Как с этим жить

Цифровая амнезия — это не так плохо, как кажется на первый взгляд. Объем данных, которые может вместить наш мозг, ограничен, а количество информационных потоков с каждым годом только растет. Интернет и смартфоны позволяют высвобождать место для чего-то более важного и интересного. Когда-то и калькуляторы клеймили тем, что из-за них люди разучатся считать. Но все обошлось. А чтобы тренировать память, стоит больше времени уделять, например, изучению языков.

3. Эффект Барнума.

Суть

Многие переоценивают точность описаний своего характера или деталей личной жизни. Порой людям кажется, что некоторые описания будто созданы специально для них, а на деле просто слишком неконкретны и потому подходят практически всем. На этом эффекте держатся многочисленные гороскопы, предсказания и даже личностные тесты сомнительного характера.

Кто открыл

Эффект был назван в честь знаменитого американского циркового артиста Финеаса Барнума, а первооткрывателем феномена считается американский психолог Бертрам Форер. В 1949 году он опубликовал описание такого эксперимента: сначала студентов попросили пройти психологический тест, затем им показали результаты теста и попросили оценить их точность. Средняя оценка составила 4,26 по шкале от 0 до 5.

Самое интересное, что всем студентам в качестве результатов был предложен один и тот же список их черт характера. Вот он: «Вы очень нуждаетесь в том, чтобы другие люди любили и восхищались вами. Вы довольно самокритичны. У вас есть много скрытых возможностей, которые вы так и не использовали себе во благо. Хотя у вас есть некоторые личные слабости, вы в общем способны их нивелировать. Дисциплинированный и уверенный с виду, на самом деле вы склонны волноваться и чувствовать неуверенность. Временами вас охватывают серьезные сомнения, не ошиблись ли вы с правильным решением и не сделали ли вы что-то не так. Вы предпочитаете разнообразие, а рамки и ограничения вызывают у вас недовольство. Также вы гордитесь тем, что мыслите независимо; вы не принимаете чужих утверждений на веру без достаточных доказательств. Вы осознаете, что быть слишком откровенным с другими людьми — вовсе не мудро. Иногда ведете себя как экстраверт: вы приветливы и общительны, иногда же — интровертны: осторожны и сдержанны. Некоторые из ваших устремлений не очень реалистичны. Одна из ваших главных жизненных целей — стабильность».

Как с этим жить

В следующий раз при чтении гороскопа или результата очередного кликбейт-теста попробуйте примерить перечисленные характеристики на разных своих друзей и близких. Скорее всего, окажется, что они подойдут и для них.

4. Вера в справедливость мира.

Суть

Люди охотнее верят, что мир справедлив по умолчанию, а мы получаем то, чего заслуживаем; «хороших» людей жизнь поощряет, а «плохих», наоборот, наказывает. Именно гипотеза справедливого мира лежит в основе виктимблейминга — тенденции обвинять жертв насилия в том, что с ними произошло.

Кто открыл

Первыми данный феномен описали в 1966 году американские психологи Мелвин Лернер и Кэролайн Симмонс. Они провели такой эксперимент: 72 студентки наблюдали за тем, как их однокурсница выполняла учебный тест. За каждый неправильный ответ девушка получала удар током. Поначалу студентки сочувствовали ей, но вскоре стали обвинять саму девушку. Лернер объяснил феномен через веру в справедливость: когда стало ясно, что наблюдающие никак не могут повлиять на мучения девушки, они стали искать способы оправдания происходящего в силу того, что мир априори справедлив.

Как с этим жить

Вера в справедливый мир — это позитивная иллюзия, которая необходима человеку для поддержания душевного здоровья. В то же время мы постоянно сталкиваемся с доказательствами несправедливости мира. Рациональная реакция на него — это осознание несправедливости и принятие того, что наши возможности влияния на окружающий мир ограниченны. Главное — не уходить в отрицание, самоизоляцию и поиски логичного объяснения (как в случае с виктимблеймингом).

5. Ошибочный прогноз эмоционального воздействия.

Суть

Людям свойственно переоценивать продолжительность или интенсивность будущих эмоциональных состояний.

Кто открыл

В 1998 году профессор Гарвардского университета Дэниел Гилберт совместно с коллегами из других американских вузов выпустил статью об этом эффекте на базе проведенного ими эксперимента. Участники эксперимента должны были пройти собеседование с работодателем, их разделили на две группы: первую собеседовали в несправедливых условиях — решение принимал один человек, вторую — в справедливых, где решение принималось коллективно. Затем участникам предложили оценить, как они будут себя чувствовать, если их не примут на работу, сразу после получения уведомления об этом и 10 минутами позже. Через некоторое время все участники получили письма с отказом, и их попросили заполнить опросник об их эмоциональном состоянии. Через 10 минут их попросили заполнить его заново. По результатам эксперимента выяснилось, что обе группы испытуемых довольно точно оценили свое состояние сразу после получения новостей, однако переоценили длительность эффекта — спустя 10 минут они на самом деле чувствовали себя куда менее расстроенными, чем предполагали изначально.

Как с этим жить

Не бойтесь пробовать что-то новое. Даже если попытка окончится полным фиаско, горечь поражения быстро улетучится — намного быстрее, чем вам кажется сейчас.

6. Систематическая ошибка выжившего.

Суть

Один из подвидов ошибки отбора, возникает в силу того, что о «выживших» — людях или предметах, преодолевших определенный процесс, — всегда больше информации, чем по «умершим» — тем, кто исчез в ходе процесса. В результате мы больше концентрируемся на «выживших», оставляя без внимания большое количество данных касательно «умерших».

Кто открыл

Разные ученые работали над исследованием отдельных аспектов феномена. Американский историк Майкл Шермер, например, отметил, что в СМИ освещаются только успешные стартапы — истории Apple или Google, которые создавались из ничего, — а про банкротства стартапов никто не пишет. В результате у аудитории создается впечатление, что добиться успеха с «гаражным» стартапом куда проще, чем на самом деле. Цифры говорят об обратном — в США на один успешный стартап приходится 100 развалившихся на начальной стадии.

Еще один пример эффекта систематической ошибки выжившего — распространенное мнение о том, что раньше музыка, литература, живопись, кино — все было лучше. В данном случае (особенно если речь идет о старинных произведениях искусства) нам доступны лишь работы, что называется, проверенные временем. Мы ничего не знаем о неудачных творениях просто потому, что они были забыты. В то же время вокруг есть масса современных произведений, о которых информации у нас куда больше, в том числе и о некачественных. В итоге возникает впечатление, будто раньше в процентном соотношении хорошего было больше. На самом деле плохое просто не дожило до нас, а мы фокусируемся только на «выживших».

Как с этим жить

Когда вам в очередной раз захочется посетовать на современность в духе «о времена, о нравы», вспомните, что от прошлых эпох до нас дошли только золотые крупицы, просеянные через самый эффективный фильтр — время. Еще древние греки привыкли идеализировать прошлое, но, в конце концов, все говорит о том, что мир развивается и меняется к лучшему.

Источник: https://buffetclub.ru/6-psihologicheskih-effektov-kotorye-iskazhayut-vospriyatie-realnosti_6929/

«Теорема Томаса»: почему восприятие реальности часто важнее самой реальности

На более глубоком уровне, однако, сама граница между «реальным» и «представлениями о реальном» начинает размываться.

Это происходит, когда мы обращаемся к ситуациям социального взаимодействия. Можно сказать, что A считает В своим отцом, а тот его — своим сыном, но объективно оба они заблуждаются. Однако можно ли сказать, что А считает В своим другом, В считает А своим другом, оба они искренне действуют на основании этого представления — но при этом, опять же, объективно они друзьями не являются? Вероятно, нет. Социальные отношения и их определения неразрывно связаны друг с другом; определение ситуации и есть ситуация. Нельзя сказать, что имела место ссора или неприятная сцена, но никто из участников ее не заметил. Если никто не определяется событие как Х, оно и не является Х. И, наоборот, если много людей поверят, что банк разорится, — то он уже разорен в силу одного этого обстоятельства.

Но заглянем еще на шаг дальше. Что именно мы подразумеваем, когда говорим, что «А считает В своим другом»? Что А находит В хорошим, интересным человеком, с которым приятно провести время? Что А думает, что В считает его, А, таким человеком, и А может рассчитывать на общество, расположение и помощь В? Что А думает, что В думает, что А находит его, В, таким человеком, и поэтому будет поддерживать их взаимное расположение, предлагая свою помощь и внимание? Парадокс в том, что любое отношение как будто предполагает бесконечность таких взаимно отображающих зеркал, причем чем отдаленнее уровень от первичного, тем, теоретически, более важным он является. Примеры в изобилии встречаются в работах политологов времен (Первой) холодной войны. Нобелевский лауреат Томас Шеллинг, активно консультировавший Пентагон, описывал сценарий, делающий ядерную войну практически неизбежным событием. Представьте себе американского политика, который, разумеется, как и полагается американскому политику, не хочет атомной войны. Он даже знает, что его русские коллеги не хотят этой войны. Но русские могут не знать, что он не хочет. Или они могут не знать, что он знает, что они не хотят атомной войны. Или они могут не знать, что он знает, что они знают… При сбое на любом уровне, они могут решить, что мы можем, а значит, они должны, а это не оставляет нам другого выбора, кроме как попытаться быть первыми. Абстрагируясь от этого, к счастью, вымышленного примера, определение ситуации включает в себя определение ситуации другими участниками, и определения ими определения, и так далее.

Михаил Соколов «Теорема Томаса»

Джон Кейнс, которого по понятным причинам экономические приложения всего этого очень интересовали, предложил изящную модель, которую он называл «модель конкурса красоты». Представьте себе, что в локальной газете изображены портреты шести девушек, и читателей просят определить, какая из девушек наиболее привлекательна. Те, кто назовет ту же девушку, что и максимальное число других читателей, получат приз. Тривиальная стратегия поведения — просто выбрать самое привлекательное женское лицо. Но большинство читателей поведут себя не так. Они попробуют понять, какое женское лицо сочтет наиболее привлекательным большинство других читателей. И, хуже того, каждый из них подумает, что, если большинство других читателей будут рассуждать таким же образом, то важно даже не то, что подумают большинство других читателей, а что большинство других читателей подумают о большинстве других читателей, включая его самого.

Нет никаких причин, почему этот бесконечный регресс должен остановиться на четвертом, пятом или на шестом уровне.

Кажется, что в повседневной жизни люди обычно останавливаются примерно на третьем уровне (Альфред Шюц, великий исследователь обыденного сознания, считал это частью установки, вообще отличающей повседневную жизнь от внеповседневной). Я знаю, что лично я могу думать не так, как большинство людей, я даже допускаю, что большинство, на самом деле, думает так же как я – но я не верю, что большинство знает это о большинстве, и поэтому веду себя в соответствие с тем, как, по-моему, большинству представляются представления большинства.

Наконец, надо сказать, что метаопределения, представлений о представлениях – вещь, которая не совпадает у разных индивидов и групп едва ли не сильнее, чем сами первичные представления, и, при этом, гораздо сложнее поддается коррекции. Можно понять, что ошибался, и пересмотреть свои взгляды, но как понять, что пересмотрел свои взгляды другой человек, особенно если по каким-то причинам он может хотеть ввести нас в заблуждение по этому поводу? Кажется, что причина, по которой политика Запада в отношении России за последние 25 лет, была, в целом, катастрофически неудачной, кроется не столько в непонимании мотивов русских, сколько в непонимании того, какие мотивы русские приписывает Западу, и какие мотивы, по их мнению, Запад приписывает им.

Одним из стержней российской политики является отвержение любой группы, подозреваемой в том, что ее члены смотрят на «нас» сверху вниз, отказывая в правах и привилегиях, которые признают за собой.

Отечественные либералы в 2011-2012 годах по наивности радовались выражениям массовой неприязни к новой номенклатуре из «Единой России» как проявлению антиавторитарного импульса, не замечая, что на самом деле это тот же импульс, который питает российский антивестернизм. «Запад», чиновники и олигархи, евреи и «кавказцы» — все они, в конечном счете, плохи не тем, что с ними что-то не так, а тем, что они позволяют себе вести себя, как если бы с нами было что-то не так, а «они» были лучше «нас». Наибольшую поддержку в последние два с половиной десятилетия мобилизовали лидеры, которые обещали простому человеку, что не позволят никому смотреть на него сверху вниз — Ельцин с его борьбой с «привилегиями» и Путин, показавший олигархам и Западу их место. Российская внешняя политика в особенности выглядит серией демонстраций того, что Россия может позволить себе все то же, что и США, и даже больше, и то, что ее целью официально провозглашается «восстановить уважение к стране в мире» никак не является случайностью. Российская линия поведения в отношении Украины и всех остальных постсоветских стран в точности следовало той, которую российские лидеры приписывали США по отношению к России.

В этом контексте многое из того, что рассматривалось, должно быть, условным «Западом» как поддержка — от наставничества в проведении экономических реформ до раздачи грантов структурам гражданского общества — переопределялось при взгляде изнутри как оскорбительная надменность. В отличие от того, что мы видим «там», ни внутренняя, ни внешняя политика России никогда не определялись экономическими соображениями. Они определялись соображениями сохранения лица или утверждения престижа. После распада СССР, тут не возникло партий, представляющих рабочих или капиталистов. Радикальных либералов из гайдаровского «Выбора России» поддерживали бюджетники в большей степени, чем предприниматели, несмотря на явное противоречие всякой экономической логике. Вместо марксистских классов, обозначились расплывчатые общности, которые болезненнее переживали ту или иную разновидность предполагаемого унижения — со стороны коррупционеров аппаратчиков, Госдепа или этнических меньшинств, которых, разумеется, тоже подозревали в том, что они смотрят на славянское население как на скот. Сегодня общность, которая сильнее всего страдала от предполагаемой заносчивости США, охватило собой пресловутые 84% электората. Поставив себя на место Госдепа или отечественных либералов, про которых эта общность не сомневается, что они просто обслуживают Госдеп, можно ли было бы что-то сделать, чтобы хотя бы отчасти ослабить ее? Мы видели, что это сложная задача, но ее решение, каким бы оно ни было, потребует выдающейся способности глядеть на себя чужими глазами.

.

Источник: https://www.forbes.ru/mneniya-opinion/267881-teorema-tomasa-pochemu-vospriyatie-realnosti-chasto-vazhnee-samoi-realnosti

В19. Когнитивная реструктуризация

Когнитивная реструктуризация — придание мыслям новой струк­туры или нового каркаса.

Сценарий. Четыре пути, показанные в данном упражнении по са­моанализу, помогут вам справиться со сложными конфликтными ситуациями и их последствиями.

Важно при этом не вытеснять конф­ликт, а открывать для себя возможности для разрешения ситуации. Ну и последующее разрешение конфликта, естественно, не должно при этом застрять на полпути.

Стратегии реструктуризации.

1. РеЛЯ/ИИбАЦИ.ЯРелятивировать — означает осуществить «смену перспективы» или «внутреннюю смену ролей», то есть поместить пе­реживания в иной локальный или временной контекст. Существует целый ряд возможностей релятивации.

О Мысленно представить себя на месте другого человека, которо­го данная ситуация угнетала бы не так сильно.

О Представить себе, как будешь думать об этом впоследствии.

О Спросить себя, насколько велика вероятность того, что данное событие действительно наступит или примет плохой оборот.

О Поразмышлять, действительно ли будет катастрофой, если дан­ное событие наступит или примет плохой оборот.

О Сравнить с тем, что было бы намного хуже.

О Представить ситуацию на фоне того, что в данный момент все в порядке.

Примеры.

Другой ЧвЛОвек». «Мой коллега посмотрел бьг на это дело совсем иначе, а именно…»

Впоследствии: «Через год я, вероятно, буду над этим смеяться!»

Негативный исход вероятен: «Может быть, все получится совсем не так уж плохо!»

Катастрофа: «Это плохо, но это не настоящая катастрофа».

Худшее событие: «Это плохо, но… было бы намного хуже».

Что идет хорошо ?»К счастью, своей личной жизнью я на данный момент очень доволен».

Вызов. Здесь ситуация рассматривается как вызов. То есть, на­пример, в данной ситуации можно увидеть испытание. Или чело­век воспримет ее как возможность задуматься о том, какой урок из ситуации он может извлечь на будущее и какие позитивные послед­ствия для его собственного развития будет иметь преодоление этой ситуации.

Примеры.

«В этом конфликте я смогу себе или другим доказать следу­ющее…»

«Здесь у меня есть хорошая возможность научиться, как…»

«Сейчас дело плохо, но в будущем я смогу лучше справляться с аналогичными ситуациями…»

«Если я это выдержу, то ничто уже не сможет потрясти меня так просто… »

3. Повышение собственной значимости. Ситуация используется для повышения собственной значимости. Человек уверен, что у него есть полное право действовать в данной ситуации так, как он считает нужным. Он при этом считает свое собственное поведение действительно хорошим (а поведение другого довольно-таки пло-

хим и даже подлым). И человек, возможно, в общем-то, гордится своим поведением.

Примеры.

«Другие в этом совершенно ничего не смыслят, но я умею (знаю,

должен…)»

«Я воспользуюсь шансом утверждать и доказать здесь, что…»

«Я горд, что они рассчитывают на то, что я справлюсь с этой си­туацией… »

4. Дистанцирование.

Человек несколько отстраняется от ситуации. Все события и пере­живания отодвигаются далеко от него самого. Для этой цели можно также представить себе конфликт в виде символа и затем заставить его уменьшаться перед мысленным взором.

Примеры.

«Какое отношение это имеет, собственно говоря, лично ко мне?»

«Что мне, собственно говоря, до этой проблемы, потому как… »

Источник: https://finances.social/menedjment_695/v19-kognitivnaya-restrukturizatsiya-40577.html

Когнитивная реструктуризация – это метод психической регуляции, применяя который, люди учатся заменять определенные неадекватные мысли другими, помогающими справится с негативным состоянием. Грубо говоря, суть такова: если мы изменим мысли, то изменим и связанные с ними эмоции, что сделает нас лучше. Когнитивная реструктуризация – один из наиболее интересных и наводящих на размышления когнитивно-поведенческих методов из репертуара психолога.

Мысль – это гипотеза

В когнитивной реструктуризации мысли рассматриваются как гипотезы. Терапевт и пациент работают вместе – сначала собирают данные, а затем определяют, являются ли эти гипотезы правильными и полезными. Вместо того чтобы рассказывать пациенту о действенных альтернативных мыслях, терапевт задает ряд наводящих вопросов.

Затем разрабатывается поведенческий эксперимент и пациент оценивает ту или иную мысль-гипотезу. В результате он должен прийти к выводу о достоверности или полезности и воочию убедиться в эффективности соответствующего мышления.

Теоретические основы когнитивной реструктуризации

Когнитивная реструктуризация основана на трех теоретических предположениях:

  1. Способ, которым люди умственно структурируют свой опыт, оказывает фундаментальное влияние на то, как они себя чувствуют и действуют, а также на их физические реакции. Другими словами, наша реакция на событие зависит в основном от того, как мы его воспринимаем, следим за ним, оцениваем его и интерпретируем.

Представьте, что мы ожидаем встречи с человеком, с которым познакомились совсем недавно. Мы испытываем положительные эмоции. Проходит полчаса ожидания, а он так и не появился. Если наше толкование будет состоять в том, что мы не интересны данному человеку, то мы будем испытывать отрицательные эмоции и скорее всего не вступим с ним в контакт снова. Но если мы думаем, что задержка вызвана неожиданными или временными обстоятельствами, наша эмоциональная и поведенческая реакция будет совсем другой. Взаимодействие, поведение и физические реакции влияют друг на друга и способствуют поддержанию мыслей.

  1. Идентифицировать мысли людей можно с помощью таких методов, как интервью, анкетирование и запись. Как следствие – получить доступ к мыслям человека как сознательным, так и предсознательным.
  2. Можно изменить мысли людей. Это может быть использовано для достижения терапевтических перемен.

Модель когнитивной реструктуризации ABC

Расшифровывается модель так. Буква А относится к ситуации, событию или активизации опыта из реальной жизни. Например, когда вы поддаетесь критике очень дорогим человеком или происходит приостановка экзамена.

Буква B обозначает соответствующие познания (мысли) пациента о ситуации (A). Познания относятся к когнитивным процессам. Среди них – восприятие, внимание, память, рассуждение и интерпретация. Предположения и убеждения, которые человек обличает, как определенные ошибки, возникающие при обработке информации. Среди этих ошибок или предубеждений – чрезмерное обобщение, фильтрация, дихотомическое мышление, катастрофизация и т. д.

Наконец, буква C соотносится с эмоциональными, поведенческими и физическими последствиями (B) (познания). Например, чувствовать страх, дрожать и убегать, когда интерпретируется угрожающее действие лающей собаки.

Эмоции, поведение и физические реакции влияют друг на друга и помогают поддерживать познания. В модели ABC познания всегда предшествуют эмоциям. Однако эмоции могут существовать в течение нескольких мгновений без предыдущего познания. Основное предположение при использовании когнитивной перестройки заключается в том, что познание играет важную роль в объяснении человеческого поведения в целом и эмоциональных расстройств в частности.

Когнитивная реструктуризация самостоятельно

Проводится в несколько этапов:

  • Запись. Записывайте свои мысли в дневнике, включая все негативные. Кроме того, обратите внимание на ситуацию: была ли это большая вечеринка с людьми, которых вы не знали? Или это была публичная презентация перед коллегами? Запишите последствия того, как бы вы себя чувствовали. Если бы вы были уверены, что потерпите неудачу, вы отказались бы присутствовать на этом мероприятии или это вызвало бы только чувство нервозности?
  • Анализ. Просмотрите записи, чтобы определить, существуют ли некоторые шаблоны. Вы можете обнаружить, что в большинстве случаев у вас все в порядке, а беспокоиться лишь в случаях, когда никого не знаете вокруг. Или понять, что публичное выступление пугает вас, но не смешивается со страхом незнакомых людей. Анализ этих триггеров поможет вам выработать стратегию борьбы с присущей формой социальной тревоги.
  • Спор. Просмотрите мысли и поддайте их критике. Если вы написали «Я всегда во и всем терплю неудачу», подумайте о временах, когда вы преуспели в своей социальной или профессиональной жизни. Определите несколько примеров и опровергните мысль, которую записали.
  • Замена. Замените опровергаемые негативные мысли точными и позитивными утверждениями.

События сами по себе не отвечают за наши эмоциональные и поведенческие реакции. А вот ожидания и интерпретации этих событий вместе с верованиями, связанными с ними – да. Когнитивная реструктуризация полезна для понимания того, что стоит за негативными настроениями, за тем, что может подорвать нашу работу или навредить нашим взаимоотношениям с другими людьми. Работайте над своими страхами и со временем вы возьмете социальную тревогу под контроль. А когда ваши мысли и действия будут изменены, ваши основные убеждения также в конечном итоге изменятся.

Денис Варяница

Понравилась статья? Присоединяйтесь к нашим сообществам в соцсетях или каналу в Telegram и не пропускайте выход новых полезных материалов:
TelegramВконтактеFacebook

Ключевые слова:_D1034, 4Психорегуляция

Источник: https://4brain.ru/blog/%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BD%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%80%D1%83%D0%BA%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F/

Искажённое восприятие действительности

В процессе работы с клиентами легко заметить, что важное значение для душевного состояния человека имеет то, как он воспринимает происходящее.
Восприятие есть начало и конец того, как человек чувствует, какие поступки совершает, какие особенности характера приобретает, как живёт, какую судьбу пожинает.
Работая с любым запросом, я вынужденно и неизменно прихожу к началу, источнику, с которого всё началось. Это то, как человек воспринял ситуацию.
Когда клиент много и подробно рассказывает о своих затруднениях, неудачах, несправедливости, болезни, унижении, страхе, отвержении и т.д., то я понимаю, что суть его переживаний находится в оценке произошедшего события как негативного, последствия которого не преодолимы. Это первое, с чем можно работать, остальное то, о чём переживает клиент, может рассыпаться в процессе работы само по себе.
Нас учат оценивать, т.е. интерпретировать события, с самого раннего детства. Младенцу уже говорят: «Это не хорошо. Так нельзя, будет ва-ва». Школьнику ставят оценки, указывая на ошибки, не задерживая внимания на том, что хорошо. Так мы обучаемся негативному мышлению.
Первое, что мы делаем, когда сталкиваемся с событиями жизни, мы инстинктивно оцениваем происходящее: опасно — не опасно, правильно — не правильно, хорошо — плохо. Так мы обучаемся чёрно-белому мышлению.
Клиенты, описывая свою проблему, рассказывают о событиях в терминах оценки и интерпретации. Очень трудно добиться изложения просто фактов, чтобы составить независимое представление. Клиент сразу предлагает собственную интерпретацию событий с точки зрения своего опыта и воспитания. Нет беспристрастного изложения фактов и анализа как такового. А есть сразу оценка, интерпретация, которая принимается за истину. Конечно, это истина для данного человека. Но если учесть, что у каждого человека свой уникальный опыт и воспитание, то приходится признать, что у каждого свой взгляд, каждый смотрит на одно и то же событие через собственный фильтр, который одни факты учитывает, другие отбрасывает как не важные или не замечает их, как не существующие.
Сознание работает выборочно и ассоциативно. Это особенность психики. Это защищает психику от перегрузки. Сознание как бы сканирует события и высвечивает то, что согласуется с уже имеющимися убеждениями. Такое восприятие бессознательно и типично для любого человека.
Таким образом, все искажения начинаются с восприятия, и это в дальнейшем приводит к деструкциям.

Правомерно ли утверждать, что если изменить стиль восприятия, то можно избежать нежелательных последствий в виде болезней, неудач, нервных расстройств?
Возможно ли в принципе реалистическое восприятие?

Во всяком случае можно поставить задачу: приблизить имеющееся восприятие к реальности, и тогда клиент сам станет свидетелем того, как его жизненные затруднения рассыпаются один за другим.
Трудность заключается в том, что клиент живёт в плену своих образов и идеалов и не связывает свои проблемы с ошибками восприятия. Он цепко держится за свои убеждения, которые были созданы при определённых обстоятельствах и в других контекстах не имеют силу. Эти убеждения являются опорой в жизни, ориентирами, которые направляют жизненный путь.
Человек трудно переносит неопределённость. Неизвестность пугает его. Ему страшно доверять не идеям, а самой жизни, которая разворачивается прямо сейчас в своей непостижимой реальности прямо перед ним. И он уводит своё внимание в голову, в рассуждения, в сравнения с идеалами, в оценки и критику. Страх перед непознаваемым заставляет определять, объяснять, давать интерпретации всему происходящему: это потому-то, он думает так-то, они хотят того-то,.. — объяснялки, оправдания, додумывания за других.
Страшно отбросить идеи, и посмотреть правде в глаза, и принять жизнь такой, какая она есть, без объяснений и оправданий.
Страшно отказаться от чёрно-белого мышления, сказать себе: бывает так, а бывает и иначе, у всех по-разному, многое зависит от контекста.
Создан шаблон восприятия, и нужно мужество, чтобы его преодолеть.
Когда человек застревает в эмоциональной оценке происходящего, он не действует. Снова и снова он переживает событие как не справедливость, не правильность.
Надо очнутся от гипноза созданных идеальных образов и спросить себя: если это так, как я могу действовать для пользы себе и другим? Возможно ли что-то улучшить? Как сделать из этого что-то хорошее?

Искажений восприятия нет, когда человек воспринимает только то, что есть, ничего не добавляя, ничего не убавляя. Мы часто не осознаём, как много находимся в отрыве от реальности, наделяем объекты не существующими качествами, предполагаем и догадываемся, не имея для этого реальных фактов. Чем больше мысли оторваны от реальности, тем более не понятным и деструктивным для окружающих представляется поведение индивида.
Кажется, чего проще видеть только то, что есть, не позволяя уму разыграться в своих фантазиях? На деле это оказывается сложным. Беспокойный ум без остановки воспроизводит новые мысли, независимо от воли человека. Иногда ум полностью затягивает человека в свои сладостные фантазии счастья или страдания. Удивительно, что переживания от фантазий такие же реальные, как и от реальных событий. То есть в фантазиях события не реальны, а переживания реальны. Эта ловушка затягивает своей простотой и доступностью. Можно просто, без всяких усилий, получить самые разнообразные переживания, не подвергая, как кажется, себя риску. Вырваться трудно из такого инфантильного эмоционального переживания. Побочный эффект — реальная жизнь трещит по швам. Человек становится не адаптивным и приобретает всё больше неадекватности в поведении, отрываясь от реальности.
Мыслительная деятельность естественна и необходима для человека. Она полезна для занятий наукой и творчеством, которые имеют конкретные цели и достижения. Творческая мыслительная энергия может быть направлена на анализ фактов, планирование событий своей жизни, поиск путей достижения поставленных целей. Но человек с искажённым восприятием застревает в оценках и эмоциях, бездействует. Он ведёт бесконечные монологи, рассуждая и доказывая, сопротивляясь тому, что есть.

Мне представляется, что одна из самых важных задач любого человека развить в себе способность к реалистическому восприятию действительности. Такую работу можно проводить самостоятельно с помощью тренировки концентрации внимания. Доступные каждому методы: молитвы, медитации, упражнения на концентрацию.
Способность видеть ясно и чётко, без замутнения привносит в жизнь спокойное отношение к происходящим событиям и позволяет более эффективно решать жизненные задачи. Принятие всего, что есть, позволяет согласиться с жизнью в целом, с тем, что жизнь больше отдельного человека, и наивно маленькой части бороться против целого. Благоговение перед тем, что больше нас даёт возможность соизмерять силы и не тратить их на то, что невозможно не бороться с ветряными мельницами.
Беспристрастное восприятие того, что есть расширяет кругозор видения, позволят выйти из рамок узкого мышления, столкнуться с чем-то новым и приобрести новый опыт. Широкое видение позволяет увидеть варианты решения проблем, ранее скрытые от глаз.

Источник: https://samopoznanie.ru/articles/iskazhjonnoe_vospriyatie_deystvitelnosti/

Мнемотехника: как заставить мозг воспринимать, перерабатывать и сохранять информацию?

В последнее время ты превратилась в Машу-растеряшу? Имя собеседника почему-то никак не приходит на ум, пароль от электронной почты или, что хуже, пин-код кредитки улетучиваются из головы? А еще ты никогда не можешь вспомнить, куда положила ключи? У тебя есть несколько вариантов выхода из этой ситуации: расписать руки шпаргалками, как в пятом классе, обклеить все стикерами с напоминаниями или решить проблему раз и навсегда при помощи мнемотехники.

Память – это способность головного мозга воспринимать, перерабатывать, сохранять информацию и многократно воспроизводить ее в случае необходимости. Однако по мере взросления мы в значительной степени «изнашиваемся». Все наши системы, в том числе и мозг, снижают свою активность, а это не может не отразиться на работе памяти. Поэтому нет ничего удивительного в том, что чем старше человек, тем хуже он запоминает новую информацию. Впрочем, бывают ситуации, когда память дает сбой из-за серьезных внешних вмешательств. Ослабление может произойти из-за черепно-мозговой травмы, нервных перегрузок, постоянного недосыпа и даже из-за тяжелой простуды или смены климата. В таких случаях необходимо проконсультироваться с невропатологом или психоневрологом, который, скорее всего, выпишет тебе ноотропы (нейрометаболические стимуляторы). Эти лекарственные препараты улучшают циркуляцию крови в мозге и тем самым заставляют его клетки обновляться быстрее.

Источник: http://www.aif.ru/health/life/23129

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *