.

Как бы вы хотели меня убить

Тест Способны ли Вы убить человека?

Несмотря на то, что тест оформлен карикатурами, он достаточно серьезен.

Вопрос «способен ли я на убийство?» — один из самых сложных, которые ставит перед собой любой человек. В отличие от других тестов — здесь не надо отвечать на вопросы по принципу «первое, что придет в голову». Наоборот, перед тем как дать ответ, стоит серьезно подумать.
1. В ваших страшных снах, как правило, вы:
а) Умираете — 3
б) Убиваете — О
в) Ваша смерть происходит в результате несчастного случая или природной катастрофы — 2

2. Согласились бы вы убить человека за деньги?
а) Если мне или моей семье срочно нужны деньги, то придется рискнуть — 3
б) Только при гарантии моей полной безнаказанности — 2
в) Только если это действительно плохой человек — 1
г) Не согласился бы — О

3. Согласились бы вы убить за 10 миллионов рублей? Их вам выплатят сразу же, своей смерти ждет законченный мерзавец, за его убийство вам ничего не грозит, все только скажут спасибо.
а) Да, я бы согласился — 2
б) Согласился бы, но за 20 миллионов — 3
в) Если он действительно мерзавец и все только скажут спасибо… Надо подумать — 1
г) Не согласился бы ни за какие деньги — 0

4. Что происходит с душой человека после смерти?
а) Продолжает жить — 0
б) Жизнь после смерти — чепуха — 2
5. Заслуживают ли убийцы смертной казни?
а) Безусловно, отнявший жизнь у человека жить недостоин. К тому же убийца опасен — 2
б) Общество должно осуждать и наставлять на путь истинный. Но убивать, даже за посягательство на человеческую жизнь, оно не вправе — 0
6. В каком из этих случаев вы определенно можете убить человека?
а) В случае угрозы моей жизни или жизни близкого человека — 1
б) Когда надо отомстить за смерть близкого — 2
в) Когда он причинил мне очень много зла — 3
г) Я стараюсь об этом не думать — 0
7. Что вы делаете, если видите лежащего на оживленной улице человека?
а) Обязательно бросаюсь помогать — 0
б) Изучаю лежащего на расстоянии и, если приду к выводу, что он пьян, пойду по своим делам — 1
в) Пройду мимо — пусть этим занимаются соответствующие службы — 2
г) Если я буду лежать, мне тоже не помогут, почему же я должен всем помогать? — 3
8. Доводилось ли вам в детстве убивать животных?
а) Никогда, если не считать убийства комаров и мух — 0
б) Убить крысу, бездомного кота или голубя — обычная детская шалость — 2
9. Оказавшись на кладбище, что вы чувствуете?
а) Интерес, мне любопытно разглядывать памятники и таблички на них — 3
б) Мне жутковато от кладбищенской обстановки — 2
в) Мучаюсь совестью, что давно не был на могилах близких — 0
г) Выполняю необходимые ритуалы, чтобы не думать о грустном -1
10. Как вы относитесь к эвтаназии («смертельной инъекции» неизлечимо больным)?
а) Отрицательно; жизнь может забрать у человека только Бог — 0
б) Я не хочу об этом думать — 1
в) Зачем продлевать страдания несчастных? Смертельно заболев, я бы тоже попросил меня усыпить — 3

Ответы на тест «Способны ли вы убить человека»?

5 баллов и менее. Вы не убьете никого и никогда — это принципиальная позиция. Вы четко знаете, что нет ничего более ценного, чем человеческая жизнь. Поэтому осуждаете убийц, смертную казнь и эвтаназию. Видимо, вы очень правильный или религиозный человек, к которому многие идут за советом в тяжелой ситуации. Но есть вопросы, на которые даже вы не сможете дать однозначного ответа. Например, что делать с серийным убийцей, действовавшим с особой жестокостью и причинившим горе десяткам людей, которые лишились своих близких7

6-10 баллов. Вы вряд ли способны убить, разве только если защищаете свою жизнь или жизнь близких, а за это осуждать невозможно. Пока в обществе много таких, как вы, его можно считать стабильным. На тему смерти вы предпочитаете особо не шутить, потому что за каждой такой шуткой могут стоять чьи-то страдания. Человеческую жизнь вы цените очень высоко, потому что наверняка уже сталкивались со смертью близких людей и знаете, какая это трагедия. Возможно, кто-то осудит вас за излишнюю доброту и мягкость, но ведь в случае беды эти люди придут именно к вам поделиться своим горем. Потому что только вы сможете их понять и утешить.
11-15 баллов. Возможно, вам нравятся черный юмор и фильмы ужасов, а также мрачная музыка. По-вашему мнению, смерть окутана какой-то специфической тайной, и вас тянет ее разгадать. Но это вовсе не значит, что вы готовы убить человека. Такое поведение характерно для молодых людей, которым еще не доводилось столкнуться со смертью лицом к лицу или пережить потерю близкого человека. Со временем атрибуты смерти наверняка перестанут вас забавлять.
16-20 баллов. У вас острое чувство справедливости. И при этом дремлет большая обида на общество. Многие люди вас раздражают, и вы иногда ловите себя на том, что, стоя в очереди, мысленно сортируете толпу на тех, кто, по-вашему, достоин жить, а кто — нет. Вам самому вряд ли придет в голову привести этот «приговор» в исполнение, однако такими, как вы, легко манипулировать. Будьте осторожны: вы можете стать жертвой нечистоплотных людей, которые сумеют развить ваши неосторожные идеи и подсказать вам «легкий» способ решения проблем. Это может быть, например, политик, который поведет вас на баррикады бороться против инакомыслящих. Человеческую жизнь вы явно не считаете главной ценностью мира. Для вас важен вопрос: а чья это жизнь? Лишь после этого вы готовы оценивать, имеет ли человек право на существование в вашем обществе.
21 балл и более. От вас лучше держаться подальше — вы сохранили дух наших далеких предков, которые охотились на мамонтов и жестоко воевали с чужими племенами. Человек — жестокий хищник, и противиться природе вы не собираетесь. Поэтому можете достичь больших успехов в обществе. Но горячая кровь нередко играет с вами злую шутку. Вы способны на убийство, но, к счастью, убивать вам необязательно — современная цивилизация предлагает множество способов выхода вашей энергии. Например, компьютерные игры, пейнтбольные клубы, где можно «убивать» врагов шариками с краской, и прочие развлечения.

Источник: http://dlearning.ru/test/?ELEMENT_ID=487

Герои не умирают: люди, пожертвовавшие собой ради спасения других — ВИДЕО

В наши дни жить становится всё более опасно. В мире бушуют катаклизмы, ведутся войны и происходят теракты. Сотни и тысячи людей погибают насильственной смертью, оказавшись случайно жертвами безумных фанатиков либо природной стихии.

Многие боятся даже подумать о том, что несчастье может настигнуть их. Обычно люди паникуют, склоняя голову перед силой, но порой находятся смельчаки, готовые пожертвовать собой ради спасения других. Они настоящие герои, о которых мы хотим тебе рассказать.

Аитзаз Хасан Бангаш

14-летний школьник из Пакистана отдал свою жизнь, чтобы спасти две тысячи учеников своей родной школы. В 2014 году террорист-смертник зашел на территорию учебного заведения с целью подорвать себя в здании. Аитзаз вовремя заметил подозрительного человека и попытался остановить его. Смертник подорвал себя вместе с мальчиком.

Его отец на следующий день заявил: «Мой сын заставил плакать свою мать, но благодаря ему сотни других матерей сейчас не оплакивают своих детей».

Питер Ванг

Кадету было всего 15 лет, когда его застрелили во время атаки на военную школу во Флориде. Питер удерживал дверь, остановив террористов и тем самым дав время своим одноклассникам сбежать. За проявленный героизм Ванга похоронили со всеми военными почестями.

Уильям Кайл Карпентер

Американский морпех стал обладателем высшей военной награды США — Медали Почета за проявленный героизм во время боевой операции «Несокрушимая Свобода» в Афганистане. В ходе боя с талибами Уильям бросился своим телом на вражескую гранату, тем самым спас жизни своих товарищей.

Карпентеру пришлось перенести более 40 операций за 2 с половиной года, чтобы снова жить полноценной жизнью. С военной службы он был уволен по состоянию здоровья.

Наджих Шакер Аль-Балдваи

Мужчина остановил на входе в мечеть в городе Балад в Ираке джихадиста, обмотанного взрывчаткой. Террорист собирался подорвать себя во святилище во время общей молитвы. Наджих бросился на него, вынудив подорвать себя на месте. Таким образом Наджих спас более 300 людей.

Энтони Перес

12-летний мальчуган бросился в холодную воду, чтобы спасти своего друга, который провалился под лед. Дети играли на берегу реки, когда один из них начал тонуть в воде. Энтони удалось вытолкнуть Диего, но он сам оказался в ловушке. Бригаде медиков так и не удалось реанимировать маленького героя.

Марк Бингем

Марк был одним из пассажиров рейса United Airlines Flight 93, который 11 сентября 2001 года захватили мусульманские террористы. Мужчина вместе со своими друзьями Томом Бернеттом и Джереми Гликом попытались нейтрализовать захватчиков, но им не удалось. В итоге они помешали смертникам направить самолет на здание Белого дома.

Николас Уинтон

Сэр Николас Джордж Уинтон известен как «Британский Шиндлер». Он организовал перевозку из оккупированной немцами Чехословакии 669 детей еврейского происхождения, тем самым спас их от смерти в концлагерях. Филантроп 49 лет держал свой подвиг в тайне.

Шейла Фредерик

Стюардесса заметила, что маленькая девчушка была очень напугана и вела себя неестественно. Заподозрив неладное, Шейла оставила в туалете записку для девочки с просьбой сообщить, не находится ли она в опасности. Девочка написала в записке, что с ней не всё в порядке.

Фредерик связалась с полицией, которая встретила пассажира с той самой странной девочкой. Оказалось, что ее собирались продать в рабство.

Мюэльмар Мегалланес

18-летний филиппинец в 2009 году спас более 30 людей из родной деревни во время тропической бури Онди. Парень привязывал себя веревкой, чтобы его не смыло потоком воды и помогал людям выбраться из затонувших домов. В конце концов Мюэльмар сам утонул, проводя мини-спасательную операцию.

Мэтт Маккуинн

27-летний парень бросился защищать свою девушку во время нападения на кинотеатр «Аврора» в американском городе Орора в 2012 году. Девушка таки выжила, а вот Мэтту не повезло. В тот день проходила премьера фильма Кристофера Нолана «Темный рыцарь: Возрождение легенды», на которую и пришел стрелок.

Каждый из этих людей останется героем в памяти своих близких. Даже не представляю, насколько нужно быть мужественным, чтобы без колебаний отдать свою жизнь ради спасения других. Я восхищаюсь ими.

Неизвестно, сколько еще людей должно пострадать, пока каждый на этой земле не поймет, что невозможно решить все проблемы оружием. Насилие порождает насилие, и это становится замкнутым кругом, из которого нам никак не выбраться.

Источник: https://womensblush.ru/archives/137257

10 Вдохновляющих случаев самопожертвования

Пожертвовать своей жизнью ради спасения другого человека – наверное, самый отважный поступок, который только можно совершить. В этом списке мы расскажем о десяти отважных людях, ведь иногда надо помнить, что такие люди существуют.
10. Джон Роберт Фокс (John Robert Fox)

Старший лейтенант военных сил США Джон Роберт Фокс (впоследствии он получит Медаль Почёта) управлял артиллерийским огнём в итальянском городе Сомоколонья (Sommocolonia), пытаясь остановить наступление немецких сил. Пока Фокс управлял артиллерийским огнём, к нему подобрались немецкие силы в больших количествах.
Осознав, что немцы были слишком большой опасностью для его товарищей, Фокс вызвал последний залп артиллерии на себя. Когда сослуживцы Фокса захватили обратно эту позицию, тело Фокса лежало рядом с сотней убитых немецких солдат, и на его грудь аккуратно положили медаль.
9. Винсент Коулмэн (Vincent Coleman)

Взрыв в Халифасе (Halifax) – это взрыв, произошедший в Канаде, когда корабль загруженный взрывчаткой столкнулся с другим кораблём, после чего пожар уничтожил порт и часть города.
Винсент Коулмэн работавший машинистом был на расположенной неподалёку станции, управляющей поездами. Когда ему сказали, что французский корабль с боеприпасами Монблан должен был вскоре взорваться, Коулмэн остался на станции, чтобы сообщить машинисту приближающегося пассажирского поезда, что тот должен остановиться. Через несколько секунд, он был убит взрывом.
8. Арланд Уильямс (Arland Williams)

Когда самолёт рейса Air Florida 90 врезался в замёрзшее озеро во время снежной бури, погибли все, кроме шести пассажиров. Через 20 минут прилетел вертолёт, который должен был спасать выживших.
После того, как был спасён первый мужчина, с вертолёта выкинули спасательный круг для Арланда Уильмса, который уступил его другому пассажиру.
Когда вертолёт вернулся в третий раз, он опять уступил. И ещё раз. Когда вертолёт прилетел в последний раз, Арланд уже был мёртв. Он провёл свои последние моменты, спасая неизвестных ему людей.
7. Русские учёные

Во время осады Ленинграда миллионы умерли от голода. 12 людей из этих миллионов были окружены съедобными вещами. Это были учёные из банка семян Павловска. Учёные и охрана банка умерли от голода на своих постах.
Александр Щукин, специалист по арахису умер на своё мосту, защищая тонны еды, которые могли бы спасти жизни его и его сослуживцев. Они решили умереть, чтобы удостовериться, что будущие поколения советских людей будут иметь, что есть.
6. Ричард Рескорла (Richard Rescorla)

Ричард Рескорла внёс большой вклад в эвакуацию тысяч людей во время атак 11 сентября.
Рескорла был директором службы безопасности Морган Стэнли (Morgan Stanley) – он хорошо выполнял свою работу и организовывал два раза в год учебные эвакуации.
Когда 11 сентября в соседнюю башню врезался самолёт, Рескорла знал, что делать – он спокойно управлял эвакуацией людей до того, как не погиб сам. Его действия позволили спасти более 2500 человек.
5. Капитан Оутс (Captain Oates)

Действия капитана Оутса уже стали легендой. Во время провального путешествия к Южному Полюсу, Оутс получил травмы, из-за которых он тормозил всю свою команду. Оутс просил оставить его, но никто его слушал.
Это послужило поводом для легендарных последних слов Оутса: «Я пойду, погуляю», после чего он ушёл из палатки и шел, пока не умер. К сожалению, жертва Оутса оказалась бесполезной, так как остальные члены команды вскоре тоже умерли от суровых погодных условий, так и не добравшись до своего пункта назначения. Если кто-то говорит оставить его позади – стоит так и сделать.
4. Райан Арнольд (Ryan Arnold)

Родственные связи между братьями очень прочны и если у вас нет брата – сложно объяснить сильное желание защищать свою родню.
Райан Арнольд ощутил это желание, когда его брат Чад нуждался в пересадке печени. Без лишних раздумий Райан прошёл тест на совместимость для пересадки. Когда он узнал, что он действительно совместим – они легли на операционный стол.
Как и в случае со всеми хирургическими операциями – пересадка сопровождалась риском, и Райан умер во время операции. Он пожертвовал собой, чтобы его брат мог жить дальше.
3. Такеши Миура (Takeshi Miura) и Мики Андо (Miki Endo)

В 2011 году на Японию обрушилось разрушительное цунами.
Такеши Миура и Мики Эндо работали в правительственном отделе управления рисками — их задачей было оповещение населения об опасности и предоставление указаний населению по эвакуации. Когда десятиметровая волна накрыла берега Японии Такеши и Мики не покинули свои посты и продолжали оповещать население – в свои последние моменты жизни они рассказывали населению, как спастись от цунами.
2. Четверо священников

Лейтенанты Джордж Фокс (George Fox), Александр Гуд (Alexander Goode), Джон Вашингтон (John Washington) и Кларк Полинг (Clark Poling) были священниками различных конфессий, служивших на транспортном судне Дорчестер.
Когда в корабль попала торпеда, выпущенная подводной лодкой, капелланы собрались вместе и начали выдавать спасательные жилеты пассажирам судна.
Когда спасательные жилеты закончились, они без раздумий отдали свои жилеты. Когда корабль начал тонуть, четверо мужчин взялись за руки и начали петь. Сложно сказать, сколько жизней спасли священники, но их должно было с лихвой хватить на то, чтоб попасть в рай.
1. Пёс без имени
Собака – лучший друг человека и этот титул они заслужили не зря.
Когда мужчина из Казахстана заснул пьяным на железнодорожных путях, его верный пёс знал, что делать. Пёс изо всех сил тянул, толкал и тащил своего пьяного хозяина с железнодорожных путей. К сожалению, пёс умер от того, что его сбил поезд, от которого он спас человека.

Источник: https://bugaga.ru/interesting/1146736823-10-vdohnovlyayuschih-sluchaev-samopozhertvovaniya.html

Летучий подьячий

Кто, когда и зачем придумал подьячего Крякутного – якобы первого русского Икара

В фильме Андрея Тарковского «Андрей Рублев» есть такой эпизод: русский мужичок, наполнив горячим дымом большой мешок, поднимается ввысь. «Лечу-у!» – кричит он. Но земля стремительно приближается, крик восторга сменяется воплем ужаса и… Затемнение.

Отчего люди не птицы?

Этот эпизод основан на легендарном событии, которое долгие годы считалось историческим фактом. В 1901 году впервые была опубликована рукопись «О воздушном летании на Руси с 906 лета по Р.Х.». В ней содержалась такая запись: «1731 год. В Рязани при воеводе подъячий нерехтец Крякутной фурвин сделал как мяч большой, надул дымом поганым и вонючим, от него сделал петлю, сел в нее, и нечистая сила подняла его выше березы, и после ударила его о колокольню, но он уцепился за веревку, чем звонят, и остался тако жив, его выгнали из города, он ушел в Москву, и хотели закопать живого в землю, или сжечь. Из записок Боголепова». (С.М. Боголепов – рязанский полицмейстер во второй половине XVIII века, а слово «фурвин» переводили как «большой мешок». – С.М.) Иными словами, подьячий, мелкий чиновник, совершил полет на тепловом аэростате, опередив французов братьев Монгольфье на пятьдесят лет.

В нерехтских былях и небылицах короткая запись из старинной рукописи разворачивается в эпическое сказание. Жил в городе Нерехте чудак-человек. Засмотрится, бывало, в небо и обо всем на свете позабудет. А ходил он в заплатанной одежонке, из лаптей лыко торчало. Cмеялись над ним, но больше жалели – на Руси чудаков любят.

Птиц он очень любил, все их повадки знал, умел свистеть по-птичьи. Звали его, бывало, на охоту: «Пойдем уток стрелять!» Он отказывался: «Нет, братцы, я птиц убивать не буду, грех это. Птица, она совершенней человека, маленько до ангела не дотянулась». «Ладно, будешь тогда селезнем крякать, уток из камышей выманивать».

Придут они на речку Нерехту, на запруду, охотники оружие наизготовку держат, а чудак наш в камышах крякает. Только не селезнем-щеголем, а уточкой-серошейкой: «Сидите смирно, детушки, охотники близко!» Охотники ждут-пождут, да уйдут ни с чем. А мужичка того прозвали Крякутным за его усердное кряканье. Настоящее имя забылось, а прозвище запомнилось.

Хотелось Крякутному на мир посмотреть. Рассказал ему как-то один купец-рязанец: «У нас в Рязани – грибы с глазами, их едят – они глядят!» «Забавный какой город, – решил Крякутной, – надо пойти посмотреть». Грибов с глазами, правда, не видал, зато работу себе нашел. Взяли его подьячим в приказ, то есть писцом в городскую управу.

Вот раз зимой, рано утром, поспешал Крякутной на службу. Мороз стоял знатный, во всех домах печи растопили, дымки из труб столбами в небо поднимались. Посмотрел Крякутной на клубы дыма и встал как вкопанный. В эту минуту все в одно сошлось – отчего дым из трубы вверх идет и почему искры от костра ввысь летят… Не пошел он в приказ, а явился к начальству за расчетом. На полученные деньги накупил он ткани-парусины, крепких ниток и сел за шитье. Долго шил, до самой весны.

А когда снег растаял, затащил Крякутной на крышу своей избушки огромный мешок. Надел горловину мешка на печную трубу и начал мешок дымом наполнять. Народ собрался: «Пошто дым в мешок собирает?»

Наконец мешок будто ожил – бока его округлились, шар стал тянуться вверх. Крякутной плотно завязал горловину веревкой, смастерил петлю, сел в нее – и отпустил шар на волю. «Лечу, братцы, лечу-у!» – заголосил подьячий. Толпа внизу ахнула. Одни крестились, другие бранились: непорядок это, человеку летать не положено.

Тут поднялся ветер и понес шар прямо на колокольню. В это время на звонницу поднялся пономарь. Как многие звонари, он был глух, как тетерев, оттого и не слышал ничего. Вдруг видит – человек в воздухе висит. «Ты откуда?» – не нашел он ничего лучшего как спросить. «Оттуда!» – не нашел ничего лучшего как ответить Крякутной. И тут начал падать. Пономарь бросил ему веревку от языка колокольного, Крякутной уцепился за нее и повис снаружи, под перилами звонницы, а колокол ударил так звучно, как разве только на Пасху звонил…

С тех пор житья не стало Крякутному. По вечерам в его окна летели камни, доброхоты советовали убираться из города, обещались избушку его спалить. Однажды Крякутной собрал пожитки и сам запалил свою избушку с четырех углов, словно сжигал всю прошлую жизнь. Когда пламя занялось, он уже шагал по московской дороге. С тех пор след его надолго затерялся.

…Прошло немало лет. Однажды появился в городе Нерехте странник с котомкой за плечами и с посохом в руке. Никто его не узнавал, но он шел по городу уверенно, словно бывал здесь когда-то. В одной улочке он остановился перед заколоченным домиком. Потом на кладбище поплакал над чьей-то могилкой. К вечеру постучался в ворота одного монастыря. Так появился в Нерехте еще один монах. Он часто поднимался на колокольню и подолгу смотрел ввысь. Когда он звонил в колокола, горожане останавливались, заслушавшись, иные говорили: «Ах ты, Господи, точно крылья за спиной вырастают!..» Если есть у человека душа, есть и крылья, а они всегда в небо тянут.

Фальсификатор не корысти ради

Началась же история про Крякутного двести лет назад. После победы над Наполеоном и «двунадесятью языцами» Россия окончательно осознала себя великой державой и почти одновременно обрела наконец свою историю: в 1816 году вышли первые тома «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина. Уже не античные сюжеты, не фантазии в духе «шотландского чародея» Вальтера Скотта, а эпизоды отечественной истории сразу оказались главными темами русской литературы, живописи, музыкального и театрального искусства. Просвещенное дворянство стремилось заполучить в свои библиотеки древнерусские рукописи и старинные книги. Разумеется, серьезные собиратели древностей в России начали свою деятельность гораздо раньше. Так,

А.И. Мусин-Пушкин, открывший нам «Слово о полку Игореве», собирал библиотеку рукописей с 1755 года. Но именно после Отечественной войны и публикации «Истории» Карамзина собирательство стало для многих проявлением патриотизма или же просто модой.

Так или иначе, но в России, говоря современным языком, сформировался рынок отечественного антиквариата. Спрос на древности был велик, но предложение бедновато. Древнерусских рукописей сохранилось мало. Деревянная Русь часто горела, в огне гибли целые библиотеки и хранилища. Да и камень не всегда хранил бумагу и пергаменты – в московском пожаре 1812 года погиб единственный список уже упомянутой рукописи «Слова о полку Игореве».

Естественно, появились и умельцы-фальсификаторы, поставлявшие на рынок поддельные манускрипты. В то время научные методы анализа источников практически отсутствовали, и для мошенников открывалось поистине необъятное «поле чудес в стране дураков». Обладателями подделок стали не только неофиты, но и такие опытные собиратели, как тот же Мусин-Пушкин или историк А. Малиновский.

Но был среди «антикварваров» один довольно странный фальсификатор – историк-любитель Александр Иванович Сулакадзев. Он вел свой род от грузинских князей Сулакидзе. Со временем потомки обрусели и превратились в Сулакадзевых. Отец Александра Ивановича проходил по статской службе в Санкт-Петербурге, затем занимал должность губернского архитектора в Рязани и вышел в отставку титулярным советником. Там, в Рязани, он женился на дочке местного полицмейстера С.М. Боголепова. (По давней привычке полицмейстеров в провинции частенько называли воеводами.) От этого брака и появился на свет Александр Иванович Сулакадзев. Случилось это в 1771 году в сельце Пехлеце Ряжской округи Рязанской губернии.

Сам А.И. Сулакадзев служил одно время в гвардии, потом женился и вышел в отставку, обосновавшись в Санкт-Петербурге. С тех пор он посвящал свои досуги занятиям умственным. Александр Иванович не получил систематического образования, но был начитан во всех областях знаний, пылкое воображение и увлекающийся характер сами вели его по жизни. Он пробовал писать «пиесы», интересовался путешествиями, воздухоплаванием и вообще наукой и техникой. Но одновременно был поклонником графа Калиостро и мистики вообще. Современник писал: «В Петербурге было одно не очень благородное общество, члены которого, пользуясь общею тогда склонностью к чудесному и таинственному, сами составляли под именем белой магии различные сочинения, выдумывали очистительные обряды, способы вызывать духов, писали аптекарские рецепты курений и т.п. Одним из главных тут был некто Сулакадзи, у которого бывали собрания, и в доме его висел на потолке большой крокодил».

Да, уже сама обстановка дома Сулакадзева завораживала посетителей. А к нему в гости являлись коллекционеры, поэты и писатели. Александр Иванович был страстным собирателем и со временем составил обширную коллекцию. Однако, наряду с подлинными рукописями, книгами и предметами, он показывал гостям довольно сомнительные «экспонаты» – например, уродливую палку, которую он выдавал за посох Ивана Грозного, или камень, на котором будто бы отдыхал Дмитрий Донской после Куликовской битвы. С особой гордостью демонстрировал древнюю рукопись «Ответы новгородских жрецов», написанную рунами (руническая письменность использовалась на Руси еще до освоения кириллицы, а на севере и после ее введения). Если же кто-либо из опытных собирателей замечал, что на такие «открытия» требуются исторические доказательства, Сулакадзев с обидою восклицал: «Помилуйте, я честный человек и не стану вас обманывать!»

Конечно, он обманывал, но не ради наживы, как другие фальсификаторы. Как говорится, ничего личного. Он фантазировал на темы событий русской истории и воплощал свои фантазии в поддельных документах. Это был Мюнхгаузен от Истории Российской.

Чаще всего Сулакадзев лишь слегка подправлял подлинники. Изменит, бывало, дату – и вот уже государство Российское становится древнее на пару столетий. Впрочем, иногда Александр Иванович изготавливал фальшивки «на злобу дня». Например, в 1819 году он издал труд «Опыт древней и новой летописи Валаамского монастыря» как раз перед паломничеством императора Александра I на Валаам. В эту книгу Сулакадзев включил выдержки из несуществующих летописей, будто бы имеющихся в его коллекции. В них, в частности, утверждалось, что сам апостол Андрей посетил Валаам, а потом почему-то заехал в место, где позднее возникло село Грузино. Почему именно туда отправил Сулакадзев апостола? Потому что Грузино – имение графа Аракчеева, царского любимца.

Одним из произведений Сулакадзева стала рукопись «О воздушном летании на Руси с 906 лета по Р.Х.». Надо сказать, что он всегда старался опереться хоть на малую толику правды. Так и в эту рукопись он включил немало летописных свидетельств о попытках россиян подняться в небо. Сами русские летописи часто описывали события явно легендарного свойства. В «Повести временных лет» действительно говорится о том, как князь Олег под стенами Царьграда велел поставить ладьи на колеса и они, развернув паруса, понеслись посуху к городу. Другая летопись дополняет рассказ: Олег, «сотвориша кони и люди бумажны вооружены и позлащены, и пусти по воздуху на град», чем окончательно поверг греков в ужас. Достоверным считается и сообщение о том, что при Иване Грозном «смерд Никитка» совершил полет в присутствии царя и стечении народа. Видимо, полет был удачным, потому что летчику отрубили голову «за дружество с нечистой силой».

Между прочим, сообщению о полете нерехтца Крякутного предшествует такая запись: «1724 года в селе Пехлеце Рязанской провинции: приказчик Перемышлева фабрики Островков вздумал летать по воздуху. Сделал крылья из бычачьих пузырей, но не полетел… – Из записок Боголепова». А сразу после рассказа о Крякутном – еще один опыт воздухоплавания: «1745 года из Москвы шел какой-то Карачевец и делал змеи бумажные на шестинах, и прикрепил к петле. Под него сделал седалку и поднялся, но его стало кружить, и он упал, ушиб ногу и более не поднимался. – Из записок Боголепова». То есть речь в рукописи идет не столько о триумфах отечественных Икаров, сколько о тернистом пути в небо.

Итак, источником многих эпизодов послужили сообщения деда Сулакадзева по материнской линии, который, по словам внука, оставил «записки своей жизни, кои весьма драгоценны, о царствованиях и происшествиях». Что ж, С.М. Боголепов жил при трех императрицах и двух императорах, а происшествий он по роду своей службы повидал предостаточно.

Надо добавить, что рукопись Сулакадзева «О летаниях…» была присоединена к другой его работе, схожей по характеру и приведенным сведениям, – «Хождения или путешествия россиян в разные страны света».

В 1832 году великий мистификатор приказал всем долго жить. Вдова пыталась продать его собрание за неслыханную цену – 25 тысяч рублей! Кое-что все-таки разошлось по частным коллекциям, но большая часть собрания пропала, рассеялась по белу свету. Полвека спустя книготорговец Шляпкин распродавал за бесценок подлинные раритеты вперемешку с фальшивками. «Произведения» Сулакадзева всплывают до сих пор и заставляют ученых ломать копья в спорах. Считают, что и знаменитые деревянные дощечки с руническими письменами – «Велесова книга» – его творение.
Второе рождение подьячего

Сулакадзев создал Крякутного, а прославил его в начале XX века Александр Алексеевич Родных. Он был талантливым математиком, двадцати трех лет от роду написал книгу «Признаки делимости на первые сто чисел». После окончания университета работал в ведущих страховых компаниях «Россия» и «Саламандра». Неожиданно для всех Родных оставил прежние занятия, погрузился в мир книг, начал изучать историю науки. Он открыл для себя богатейшее собрание библиофила Я.Ф. Берзина-Ширяева, в котором хранилась и часть коллекции Сулакадзева. Возможно, под влиянием этого фантазера А.А. Родных сочинил фантастический роман «Самокатная подземная железная дорога между Санкт-Петербургом и Москвой».
В это время первые авиаторы России осваивали французские аэропланы, затем опробовали и отечественные машины. Родных близко сошелся с пилотами, был принят в их компании как свой «летун», как тогда говорили. Часто бывал он в доме одного из первых военных летчиков, начальника Учебного воздухоплавательного парка генерала-лейтенанта

А.М. Кованько, пользовался его богатейшей библиотекой. Родных начал писать статьи об истории воздухоплавания, они публиковались в новых журналах «Воздухоплаватель», «Библиотека воздухоплавания» и «Летун» (последний издавал сам А.А. Родных, но вышел всего один номер) и в популярных массовых изданиях «Нива», «Россия», «Природа и люди».

А.А. Родных планировал написать фундаментальный труд по истории воздухоплавания в России в шести томах, но осуществил только часть своего замысла, издав «Историю воздухоплавания и летания в России» в двух книгах. Она открывалась уже упомянутым походом князя Олега на Царьград и завершалась 1812 годом. Впоследствии Родных написал сенсационное исследование «Тайная подготовка к уничтожению армии Наполеона в двенадцатом году при помощи воздухоплавания»; книга была издана в Санкт-Петербурге в 1912 году.

Сообщение о полете Крякутного

А.А. Родных опубликовал впервые в журнале «Россия» в 1901 году и затем неоднократно помещал его в своих статьях и книгах. История эта приобрела известность, даже в Мюнхенском немецком музее достижений естественных наук и техники на одном из стендов в 1910 году появилась страница из русского журнала со статьей и иллюстрацией об этом первом аэронавте.

А.А. Родных умер в декабре 1941 года в блокадном Ленинграде. Была утрачена и часть его библиотеки. Однако рукопись Сулакадзева «О летании…» сохранилась и в 1951 году была передана в Рукописный отдел Библиотеки Академии наук СССР. Имя Крякутного прогремело с новой силой. На то было несколько причин.

В конце 1940-х годов в СССР развернулась беспощадная кампания по борьбе с «низкопоклонством перед иностранщиной» и «безродным космополитизмом», жертвами которой стали не только отдельные ученые и деятели литературы и искусства, но и целые направления науки: например, генетика и кибернетика надолго оказались под запретом. Оборотной стороной этой массовой истерии стал поиск отечественных ученых-самородков и российских приоритетов в науке и технике. Их восхваление сопровождалось обличением «российских реакционеров и крепостников». Известный историк науки

В.В. Данилевский с трибуны общего собрания академии заявлял: «Это они довели до преждевременной смерти величайшего техника XVIII века И.И. Ползунова. Это они отправили на виселицу изобретателя звездного реактивного корабля Н.И. Кибальчича. Это они довели до преждевременной кончины изобретателя радио А.С. Попова». Без комментариев. Как говорится, «Остапа понесло». Но, если правду сказать, в России всегда жилось несладко незаурядным людям. Как Пушкин говорил: «Догадал меня черт родиться в России с душой и талантом!» Но советская власть обходилась с неугодными людьми науки и культуры просто жестоко. И при чем тут «развенчание научных лжезвезд замшелого Запада»? Но таковы были правила абсурдной игры, можно было или следовать им, или сушить сухари.

Вторая причина нового взлета Крякутного состояла в том, что готовился к изданию фундаментальный сборник документов «Воздухоплавание и авиация в России до 1917 года», где сообщение о полете Крякутного занимало видное место. В честь 225-летия этого события выпустили памятную почтовую марку, а в городском парке Нерехты установили памятную стелу. Выход и книги, и марки планировались на 1956 год. Уже и Сталина не было, и слово «космополитизм» не звучало как приговор по политической статье.

Шарик сдулся

И тут грянул гром: при более тщательном анализе документа в нем были обнаружены исправления. Вместо слов «нерехтец Крякутной фурвин» первоначально было написано «немец крещеной Фурцель». (Кстати, филологи всегда недоумевали по поводу слова «фурвин» – не знали такого.) Тут припомнились все сомнительные обстоятельства: и подмоченная репутация Сулакадзева, и то, что сами записки Боголепова нигде не обнаружились и никем, кроме внука, не упомянуты. И теперь ученые мужи, подобно чиновникам в финале «Ревизора», недоумевали: «Точно туман какой-то ошеломил, черт попутал!» Скандал! Шарик лопнул, миф о Крякутном сдулся.

Но не сразу. Конечно, энциклопедию и марку обратно не засунешь, а вот в текст книги еще можно было внести коррективы. Но патриотизм составителей сборника победил, они не отказались вовсе от эпизода с Крякутным, однако нашли изящный выход. В примечании к этой сомнительной публикации был помещен такой комментарий: «В записи за 1731 г., рассказывающей о подъеме рязанского воздухоплавателя, имеются некоторые исправления, затрудняющие прочтение части текста, относящейся к лицу, совершившему подъем». Комментарий в лучших традициях Сулакадзева – здесь и правда, и очевидное лукавство.

Через два года в научной печати появилась наконец статья об этой подделке. Но кто ее читал, кроме специалистов? И подьячий Крякутной продолжал регулярно появляться на страницах журналов и газет, в детских популярных книжках, даже в научно-технических изданиях. У памятника в Нерехте детишек по-прежнему принимали в пионеры.

Девятый вал разоблачений накатил на подьячего уже в послесоветское время. Этот случай теперь казался авторам забавным, об этом писали много и охотно. Как ни странно, здесь тоже была своего рода кампанейщина: говорить об отечественных приоритетах стало почти стыдно.

Не будем слишком строги к Александру Ивановичу Сулакадзеву. Его шалости сродни литературным мистификациям. Если его и судить, то не по уголовному кодексу. Ну, допустим, не было Крякутного, а был русский немец Фурцель, да к тому же крещеный. Тоже неплохо! Зачем было исправлять подлинный текст (если он подлинный), не очень понятно. Разве что для усиления национально-патриотического пафоса? Хотя Фурцель, даже если он реален, не заменит придуманного Крякутного не потому, что немец, а потому, что Крякутной уже обрел «дыхание мифа», ожил и, если можно так выразиться, вошел в роль, ее невозможно отыграть обратно.

Как говорил Мюнхгаузен в известном фильме: «Ну ладно, не летал! Поймите, не этим славен Мюнхгаузен, а тем, что не врет!» В этом остроумном парадоксе глубокий смысл. Правда вымысла – если она умна и художественно талантлива – бывает достоверней реальности.

Есть такая правда и в подьячем Крякутном: сам облик Нерехты убеждает – здесь рождались, формировались такие люди, не приземленные, а устремленные ввысь. Вот он, «нас возвышающий обман»! Мы верим в Крякутного главным образом потому, что в глубине души хотим в него верить. А уж летал он или нет, в Нерехте или в Рязани, в 1731 году или позже – это все не суть важно.

Недавно в Нерехте был городской праздник. Нерехтцы собрались в парке, возле того самого памятника. Играл духовой оркестр, шла бойкая торговля сувенирами. В речах с трибуны звучали имена славных земляков: преподобного Пахомия Нерехтского, историка и этнографа протоиерея Михаила Яковлевича Диева, писательницы Елизаветы Дьяконовой, автора исповедального «Дневника русской женщины». И конечно, подьячего Крякутного! О нем говорили как о совершенно реальной личности. И тут в небо поднялся воздушный шар, в корзине которого он сидел собственной персоной и махал рукой согражданам.

Значит, жив курилка!

Источник: https://www.sovsekretno.ru/articles/id/3453/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *