.

Как легче перенести химиотерапию

mfkgprincess

Меня зовут *****. Мне 25 лет. Год назад мне пришлось столкнуться с тем, что во всём мире считается онкологическим заболеванием. После операции мне назначили 4 курса химиотерапии. Тогда это слово звучало так же зловеще, как сейчас, но только теперь я знаю всё, что за ним стоит.

Мой рассказ для тех, кому только предстоит пройти через все круги.. кхм.. простите, курсы этого ада. Поймите меня правильно, я не хочу никого пугать. Слабонервных особ, которые распускают нюни при малейшем намёке на дискомфорт, я прошу не утруждать себя чтением, а стразу пойти и утопиться. Если серьёзно, моя цель – дать представление о том, какими будут ближайшие полгода вашей жизни, если вам предстоит химиотерапия.

Начнём с того, что жалеть вас никто не будет. Но вам это и не нужно. Более того – противопоказано. Вообще, мне кажется, в такие моменты включаются определённые механизмы, организм мобилизуется и перестаёт тратить время и силы на бесполезные слёзы, истерики и прочую ерунду. Вы с удивлением обнаруживаете, что таких как вы очень много и никто не хнычет, не жалуется на несправедливую жизнь и не ругает этот бренный мир. Нет, конечно, всякое бывает, есть и особо обделённые умом пациенты онкологических клиник, но это лишь неприятное исключение. Настройтесь на положительный результат. Это половина успеха. А может и все 100%. Подумайте о том, сколько людей прошло через это и излечилось. Таких миллионы. И вы будете в их числе.

Забудьте обо всём, что не касается вас. Здесь важно правильно понять. Не нужно целыми днями лежать и думать о том, что с вами происходит. Старайтесь вести нормальную жизнь. Поверьте, это вполне реально. Но при этом вы должны осознавать, что вашему организму приходится очень и очень непросто. Ваша задача – ему помочь. Берегите себя, чётко соблюдайте предписания врачей, внимательно следите за самочувствием (но не надумывайте того, чего нет), регулярно сдавайте необходимые анализы. Забудьте о работе, проблемах в личной жизни, друзьях и родственниках. Это они должны о вас помнить и заботиться. Полюбите себя, хотя бы на время. Когда я лежала на больничной койке после первого введения препарата, было очень плохо, тошнило и казалось, что в организм закачали яд, который разъедает изнутри… Я помню, как в голове проносились примерно такие мысли: «миленькая, потерпи, моя хорошая. Мы лечимся, так надо… Зато потом будем здоровенькие и сильные…» Кому-то это покажется смешным, кому-то глупым.. не важно. Важно то, что нужно к себе очень бережно относиться.

Забудьте о стеснении. Блевать в присутствии посторонних – обычное дело для химика. Таскать за собой полторашку мочи на клиренс – ещё проще. В туалетах онкоотделений по понятным причинам нет шпингалетов, поэтому негласное правило – стучать, прежде чем открывать дверь в кабинку. Внешний вид у вас будет, прямо скажем, негламурный, так что романтические свидания придётся пока отложить.

Это было в общем, теперь поконкретнее.

1) Тошнота.

Здесь всё просто. Тошнить будет сильно и долго. Привыкайте. Это, кстати, самое безобидное из последствий ПХТ. Лекарства от тошноты помогают слабо, больше психологически. В больницу с собой лучше взять баночку для тошнотиков. Обычно ею служит половина пластиковой бутылки. Это для того, чтобы не бежать через весь коридор до туалета, если неожиданно накатит.. (Прошу прощения за мой французский) А накатывать будет часто. Запаситесь чистой питьевой водой, кроме неё вам пить ничего не захочется. Насчёт еды у всех по-разному. Есть вообще-то надо для восстановления сил и крови. Но у меня как-то не получалось. Тошнота продолжалась примерно неделю после введения лекарства. Так вот, неделю о еде даже думать противно было. Так что и сами имейте в виду, и родственников/друзей предупредите, чтобы не тащили всякие апельсинчики и другие припасы. Кстати, о родственниках и прочих посетителях, если таковые читают эту статейку. Для вас одна большая просьба – перед посещением онкологического отделения не пользуйтесь духами, одеколонами, дезодорантами по вполне понятным причинам. Кому непонятно ‒ поясню: чувствительность к запахам усиливается в сотни раз. Вы просто не представляете… это как у Зюскинда в Парфюмере – камни и стекло тоже пахнут!! Помню, как сильно меня раздражали ВСЕ запахи! ВСЕ без исключения. К третьему курсу я ходила по отделению заткнув нос ватой. Дышала ртом. Ещё для родственников и друзей: не донимайте химика звонками, расспросами, посещениями и.т.д. в первые 2-3 дня после введения препарата. Человек в таком состоянии просто НЕ МОЖЕТ сохранять нормальный вид и поддерживать светскую беседу. Исключение составляют лишь очень близкие люди, внимание и присутствие которых необходимо онкобольному. Да, чуть не забыла. В больницу возьмите стаканчик мороженого. Оно питательное, немного облегчает тошноту и приятно охлаждает уставшее от многократной рвоты горло.

2) Волосы.

Тут ещё проще. Выпадут. Если не все, то большая их часть, примерно через 2-3 недели после первого введения препарата. У многих выпадают ВСЕ волосы, включая брови и ресницы. Слоган: «ощути себя младенцем». Мне посчастливилось сохранить процентов 30 от общего количества волос. Жалкое зрелище, сами понимаете. Можете, конечно, заморочиться, как я – втирать регулярно в кожу головы репейное масло и ополаскивать настоем крапивы… А можете просто купить парик и сбрить всё к чёртовой бабушке. По поводу париков.. Нормальный стоит дорого, а дешёвый будет видно ещё лучше, чем лысину. Кроме того, летом в парике очень жарко. Так что решайте сами. Я парик не покупала, так как часть волос всё же сохранилась. Вид они имели непотребный, но мне почему-то казалось, что это лучше, чем носить парик. Подружка мне сшила несколько разных повязок шириной примерно в 15 см., а другие носили платочки и косыночки. Отрастать волосы начинают примерно через месяц после последнего курса ПХТ. Растут густые, крепкие и… кудрявые. Мне ещё повезло в том плане, что короткая стрижка к лицу… Но даже если не к лицу – ерунда. Ради здоровья волосами можно пожертвовать.

3) Кровь.

Вот здесь читаем внимательно. Плохая новость — химия губит клетки крови: лейкоциты (отвечают за иммунитет), тормбоциты (за свёртываемость), а также гемоглобин (за кислородный обмен). Хорошая новость – клетки относительно быстро восстанавливаются. Нормальные показатели здорового человека: Г: 120-140, Л: 4-9 Т: 180-380. Показатели химиков могут падать до 40-50% от нижней границы нормы. Это очень серьёзное испытание для организма. Поэтому очень важно в период между курсами минимизировать физическую нагрузку, исключить риск получения травм, ожогов, порезов, любых других повреждений, остерегаться любых инфекционных и иных заболеваний. Организм будет слишком слаб, чтобы сопротивляться чему-либо. Помню, как я удивилась, когда не смогла самостоятельно подняться по лестнице, когда меня привезли домой после первого курса. Из любопытства померила пульс – 130 у/с после 4 типовых пролётов мееееедленно ковыляя. Остальные пролёты муж нёс на руках, так как состояние было предобморочное. Общая слабость сохраняется примерно неделю-полторы, иногда больше. Никак не могла привыкнуть к тому, что нельзя совершать резких движений, например, вскакивать с постели – это вызывает судороги, которые со стороны выглядят так, будто вы в течение 1 минуты держитесь за оголённый провод высокого напряжения. Не самое приятное зрелище для родных, а тем более, для посторонних. Если вы боитесь уколов – вам неповезло. Химиков колют по несколько раз на дню: само введение препарата в вену (мне капали 6 бутылок раствора в течение 2 часов), потом противорвотные 2-3 раза в день, контроль основных показателей крови (Г,Л,Т) перед и после «прокапывания», а после выписки — раз в 10 дней, плюс анализ на онкомаркёры и.т.д. На руках живого места не останется, вены попрячутся – будут колоть в кисти, запястья… Жуть. Я сейчас на секунду подумала, что лучше, наверное, всего этого заранее не знать… Счастье, так сказать, в неведении. Но с другой стороны, знание – сила. Выбирайте, что для вас сейчас важнее – счастье или сила.

4) Слизистые.

Страдают желудок, кишечник, ротовая полость. На период ПХТ лучше отказаться от пищи, которая может усугубить состояние слизистых (острое, солёное). Количество еды в один приём тоже лучше сократить. Пищеварение осложнено, поэтому нужно помогать ему кисломолочными продуктами. Стоматит – ещё одна неприятность. Можно попробовать его предотвратить, усилив гигиену полости рта. Купите противовоспалительную зубную пасту, в составе которой есть хлоргексидин, и ополаскиватель. Но это только профилактические меры. Для борьбы с уже возникшим стоматитом потребуются лекарства. Их вам назначит ваш лечащий врач.

5) Другое

ПХТ может вызывать множество других побочных эффектов. Онемение пальцев, сухость кожи, зуд, раздражения, понос, запор, угри, раздражение мочевого пузыря… Это все очень индивидуально и требует консультации с вашим лечащим врачом.

Помните, все эти советы и любые другие, которые вы прочтёте в Интернете или где-либо ещё, реально помогут вам. Но только в том случае, если вы будете им следовать. А это не так просто, как кажется на первый взгляд. Вам будет плохо, будет всё раздражать, свет будет немил, вы будете подавлены и слабы, вам будет наплевать на всё и всех, лишь бы вас оставили в покое. Поэтому у вас 2 варианта – либо заставлять себя и делать всё через не могу, либо заранее попросить кого-то из близких следить за вами и контролировать соблюдение вами рекомендаций.

Напоследок хочу вас уверить, что ваше выздоровление целиком и полностью в ваших руках, а точнее, у вас в голове. Онкология давно перестала быть приговором. Современная медицина способна полностью излечивать опухоли. Ваша основная задача – помочь врачам, а главное, себе, правильным настроем и внимательным отношением к собственному здоровью.

Источник: https://mfkgprincess.livejournal.com/671.html

По просьбам болящих и во здравие излечивающихся вешаю сюда текст 6 летней давности. Для тех, кто будет читать сейчас, не переживайте, я здорова и вполне счастлива. Все, что описано ниже — правда.
Я бы не стала сюда это вешать, если бы этот текст не исчез сайта лимфома.ру. Но со мной связались люди и попросили его опубликовать. Публикую.
Восприятие химиотерапии отдельно взятым человеком…
Сегодня 20 декабря 2007 года, мой 28 день рождения, четверг. В отличие от всех предыдущих дней рождения, этот я встречаю в постели, чувствуя слабость и иногда падая в обмороки. Веселого, конечно, мало, однако, несмотря на свое состояние, я пребываю в довольно радостном расположении духа. Это последний день, когда я чувствую себя плохо. Завтра состояние улучшится, а к понедельнику я буду чувствовать себя замечательно. Откуда такая уверенность? Просто в таком режиме я живу уже два с половиной месяца.
В сентябре в ГНЦ РАМН мне поставили малоутешительный диагноз: лимфогранулематоз, cтадия III А, вариант нодулярный склероз. Было назначено химиолучевое лечение: 6 курсов химиотерапии по схеме beacopp-14 и лучи.
Так вот, во вторник, 18 декабря, у меня закончился первый этап лечения – 6 курсов химиотерапии пролетели, и сейчас я понимаю, что основной кошмар закончился. Честно говоря, в моей ситуации трудно себе представить лучший подарок ко дню рождения.
Хотелось бы рассказать о самом процессе лечения, чтобы те, кому это, не дай Бог, еще предстоит, имели о нем представление.
Во-первых, хочется отметить, что не так страшен черт, как его малюют. Все это переживается, главное — уяснить себе, что все имеет конец.
Во-вторых, как и любое явление, это имеет ряд плюсов и ряд минусов.
Начнем с хорошего. В ГНЦ РАМН лимфогранулематоз лечат амбулаторно, т.е в стационар ложится не обязательно, что для меня было очень важным, ибо дома я чувствую себя гораздо лучше. Посещать больницу нужно 5 раз в две недели. Чтобы было понятно, я попробую расписать схему лечения. Уточню сразу, у меня цикл начинался во вторник. Итак,
1 день (вторник) – самый трудный из всех. Вводится 4 «ужасных» мешка странной жидкости с жуткими названиями (Випезид, доксорубицин, циклофосфан, дакарбазид). Перед всем этим вводится еще Латран, противорвотное. В первый день лежать приходится долго: не меньше трех часов. Ощущения потом, как «после вчерашнего», поэтому врачи просят, чтобы больного кто-нибудь забирал. К вечеру состояние нормализуется, тем более, что в этот же день начинается прием преднизолона, который лично на меня действовал как мощный энергетик.
2 день (среда) – с утра я всегда чувствовала себя очень бодро. В этот день вливают один мешочек вепезида, после которого даже не тошнит.
3 день (четверг) – опять один мешочек вепезида.
Дальше идут 4 дня райской жизни. Пьем только преднизолон, ничего не колем и чувствуем себя бодро.
8 день (вторник) – введение очень быстрое, но с последствиями. Нам вводили 2 шприца: винбластин и что-то еще, я не помню. После введения этих препаратов на следующий день падают лейкоциты, кроме того, 8 день – последний прием преднизолона.
9 день (среда) – с утра ощущение слабости, которое усиливается к вечеру. Через 24 часа после последнего введения делают уколы Лейкостима или Граногена – препараты, помогающие расти лейкоцитам. Это подкожные уколы в плечо. Мне дома делала мама. Могу сказать, что для меня эти уколы были почти таким же кошмаром, как капельницы. Быстро, но больно. Кстати, в период низких лейкоцитов (9,10,11 день) не рекомендуется выходить на улицу и лучше ограничить себя в общении с людьми, короче, сидим дома.
10 день (четверг) – первую половину дня я чувствовала себя плохо. Иногда падала в обмороки, но к вечеру, после укола, состояние улучшалось. Мне, как правило, делали два укола граногена, их хватало, чтобы поднять лейкоциты до нужного уровня.
11 день (пятница) – самочувствие нормальное, но на улицу лучше еще не выходить.
12-13 день (суббота-воскресенье) – райская жизнь, ничего не колят и чувствуешь себя хорошо.
14 день (понедельник) – едем сдавать кровь в больницу. Самочувствие хорошее, настроение бодрое.
В этом случае самым обидным является то, что к понедельнику ты оклемался, тебе хорошо, а во вторник все нужно начинать сначала.
К положительным сторонам курса можно отнести то, что все идет строго по расписанию. Ты точно знаешь, когда и как ты будешь себя чувствовать. Лично у меня в четверг (10 день) всегда появлялся грибок во рту, и все 6 раз я три дня пила флуконазол. Всегда на 11 день я себя хорошо чувствовала и т.д.
Также к положительным сторонам я бы отнесла и то, что все происходит очень быстро. 2,5 месяца пролетели, и вот я жду пятницы, чтобы почувствовать себя вполне хорошо и остаться в этом состоянии надолго.
Теперь о плохом. Скорость, с которой протекает курс, имеет и обратную сторону. Психологически очень трудно каждые 2 недели начинать все сначала. Приходится учиться жить даже не между курсами, а между введениями.
Также тяжело переносить постоянные внутривенные инъекции. Тем более, что от химии вены пропадают, портятся и т.д. К сожалению, в дневном стационаре катетер ставят только если хороших вен уже не осталось, т.к. боятся через катетер занести инфекцию, ведь с ним приходится ездить в метро, принимать душ, к тому же его надо промывать по определенному графику и т.д.
Теперь еще о впечатлениях от лечения.
Нужно быть готовым к тому, что придется пить много поддерживающих лекарств. Вот мой график:
Утро.
Маалокс – 1 ст. л.
Завтрак.
Преднизолон – 15 таблеток (пьем с 1 по 8 день, потом 6 дней не пьем)
Аллопуринол – 2 таблетки по 100 мг (когда не пьем преднизолон, можно по 1 таблетке)
Калий нормин – 1 табл
Омез – 20 мг, 1 капсула
Кальций Д3 Никомед – 1 табл
День.
Маалокс – 1 ст л
Обед
Преднизолон – 10 табл
Аллопуринол – 2 табл
Вечер
Маалокс – 1 ст л
Ужин
Аллопуринол
Калий нормин
Кальций Д3 Никомед
На ночь.
Регулон (только для девушек)
Омез
В течение лечения количество лекарств может прибавляться в зависимости от показателей анализов крови. Например, к шестому курсу у меня сильно увеличилось количество тромбоцитов, и анализ на свертываемость стал показывать риск образования тромбов. Мне прописали Тромбо АСС и Варфарин. Также если вдруг вы простудитесь или получите какую-либо инфекцию, то прописывают антибиотики или другие препараты.
К концу лечения количество лекарств неизменно увеличивается.
Опять же хочу предупредить, что я лечилась в ГНЦ РАМН, и если вы будете лечится в другом месте, то режим, вероятно, может быть другим.
По поводу преднизолона могу сказать, что меня на еду сильно не тянуло, а к концу лечения вообще появилось некоторое отвращение к пище. Очень показателен пример, когда я во время приема преднизолона (это был понедельник, 7 день какого-то курса, наверное, 4-го) с утра поела и почувствовала жуткую слабость, но надо было сделать уборку дома, сходить в магазин и т.д. Я начала убираться, и пока работала, у меня прибавлялась энергия, в 2 часа я подумала, что есть еще не хочу, и убежала в магазин. Пришла примерно в 4 в отличном расположении духа и главное с приливом энергии, но есть не хотелось, однако, надо пить лекарства. Я приготовила себе не очень большой обед (Кажется, эта была гречка с вареной рыбой и салат). После обеда я опять почувствовала сильнейшую слабость. А ведь надо еще и ужинать. Короче говоря, еда к концу лечения стала для меня испытанием. Но это индивидуально, т.к. мои соратники, пившие преднизолон, все время хотели есть. Но самое обидное во всем этом то, что даже если ты ешь мало, ты все равно полнеешь. Я не взвешивалась, но это видно и невооруженным взглядом. Для девушки это несколько неприятно, может быть даже неприятнее, чем совершенно лысая голова.
Кстати, по поводу выпадения волос. Они выпадают после первого курса (у меня — в начале второго), и лучше их сбрить сразу. Насчет роста ничего не могу сказать, но думаю, что это счастье еще впереди. Девушкам могу дать совет, что если вы давно хотели сменить имидж, стать блондинкой или в корне изменить прическу, надо использовать этот шанс и купить себе такой парик, какой вы видели своих мечтах. Мои подруги давно уговаривали меня перекраситься в блондинку, я упиралась, как могла, потому что мне просто нравится мой темный цвет волос. А тут я решила попробовать, а вдруг понравится. Купила себе блондинистое каре. Говорят, мне очень идет, но я поняла, что я хочу остаться брюнеткой, и что я была права, отказываясь от покраски. Зато теперь смогу менять цвет своих волос, как перчатки.
Не знаю, помогут ли мои советы людям, которым только предстоит химиотерапия, однако я попробую высказать то, к чему я пришла во время лечения.
Во-первых, не поддавайтесь провокациям и не думайте, что все это ужасно. Когда в этом живешь, то все кажется вполне естественным (если раньше ты каждый день ездил на работу, то теперь ты ездишь лечиться, причем не пять раз в неделю, а меньше). Используйте этот шанс, чтобы отдохнуть и снова захотеть работать. Я уже устала лечиться и очень хочу опять преподавать.
Во-вторых, если есть возможность и силы, постарайтесь не бросать работу. Это очень поддерживает, потому что у тебя всегда есть дело и цель, к которой надо стремиться. Я просто перенесла работу на дом. Спасибо моим студентам, которые согласились ездить в Жуковский. К тому же я стала осваивать новые технологии и давала индивидуальные занятия по Интернету (через Скайп. Это такой Интернет-телефон). В течение двух месяцев все шло замечательно, но к сожалению, студенты быстро устали от такой жизни. А частные уроки, я просто не стала отменять. Так что небольшой заработок у меня все время был.
В-третьих, больница – это прекрасный способ познакомиться с замечательными людьми. И это не только врачи (хотя в гемцентре мне попадались только хорошие врачи, которые оказывались при этом и прекрасными людьми). Все больные, сидя в очереди или лежа под капельницей на соседней кровати, весьма не прочь поделиться с кем-нибудь своими горестями, а также послушать чужие истории, ведь всегда приятно узнать, что не только тебе плохо. Так я нашла себе хороших друзей, с которыми мы образовывали своеобразную тусовку в дневном стационаре: рассказывали анекдоты, планировали жизнь после лечения и просто болтали. Т.к. в это время там было необычно много молодежи, то наша медсестра, внося мешочки с химиопрепаратами, всегда говорила: «Ой, сколько сегодня детей!» Также я познакомилась с одним дядечкой, который писал статьи по истории в разные печатные издания. В тот момент ему вливали мышьяк внутривенно, и он рассказал мне историю лечения различных болезней мышьяком со времен Ивана Грозного, а одному парню он помог сочинить стихи любимой девушке, они отправили их ей по смс. Короче говоря, лечение – это хороший способ завести хорошие и полезные знакомства.
Из всего написанного тут, видимо, следует сделать вывод, что нужно извлекать пользу из любой жизненной ситуации.
P.S. Сегодня уже 6 февраля 2008 года. Лучевая терапия подходит к концу. Мне осталось 4 раза. По сравнению с химией – это сказка. Ничего не болит, никто никуда не колет. Приходишь в больницу на 20 — 30 минут, причем это общее время вместе с ожиданием в очереди. Я снова танцую, и даже выступаю.
Кстати, я умудрилась выступить 23 декабря, спустя всего 6 дней после окончания химии. Играла 5 номеров (тогда как в обычном режиме – это 7-9 номеров). Было довольно тяжело: руки-ноги не слушались, и устала я быстро, даже голова закружилась. Но я смогла!!!
Сейчас уже все нормально. Я репетирую 4-5 дней в неделю. И с каждым разом становится все лучше.
Волосы начали расти числа с 15 января. Сейчас на голове уже хорошо заметный пух. И он (ура!!!) темного цвета. Я так радуюсь потому, что к концу лечения мои брови и ресницы были почти белые, из-за чего я очень переживала.
Я снова работаю, правда, немного, т.к. новых студентов в середине года не найдешь, но я надеюсь, что скоро работы прибавится.

Источник: https://elena-shade.livejournal.com/107112.html

Химиотерапия. Мои страхи — что оправдалось, а что нет.

Начну из далека. На прошлой неделе, чтобы я не грустила, моя подруга подарила мне новый парик — темнокаштановый. Почти всю химию я проходила блондинкой, а сейчас, чтобы меня не опознавали доктора из отделения химиотерапии — я оделась брюнеткой, надела очки, сменила куртку и джинсы на белое пальто и сапоги и хожу кустами — потому что при всей моей благодарности к ним, не хочу я их видеть ближайшее время так, что и даже здороваться не хочу. Химиотрапевтов я не встречаю, а вот охранники стоянки, где я ставлю машину, удивляются и говорят комплименты каждый день. Сегодня я услышала — «Вы просто расцвели в последнее время!» — я только улыбаюсь. Нынешний врач увидев результаты анализов крови вскидывает брови — «Гемоглобин 130? Лейкоциты 3,9? Ну ты молодец!».
Что тут не так и как оно связано? Да почти и никак, если не считать того, что неделю назад я закончила 6-й курс ПХТ.
Когда мне сообщили, что надо пройти адьювантный курс химии я не только не могла понять слово «адьювант», но и выговорить тоже не могла, а слово «химиотерапия» ввергло меня в такое уныние, что я готова была идти жевать мухоморы, лишь бы не туда.
Положили меня в отделение хитростью, взяли неожиданностью и воспользовались моей растерянностью. Пошла я на консультацию, а меня в стационар сразу. Я честно пыталась сбежать — успешно никого не найдя в отделении (кто не ищет, тот и не находит) — ни старшую медсестру, ни врача, я бодренько стало перемещаться в сторону выхода. Я не знала тогда тайных путей через кусты и задние дворы, поэтому была поймана доктором из поликлиники, взята им под руку и водворена в клинику назад. Он быстренько нашел всех, мне выдали постель, показали палату и познакомили с лечащим врачем. Ну тут уж я решила, что теперь точно можно домой, а услышала «Идите ложитесь в палату!» — «Как??? Я не готова!» — «Да вы никогда не будите готовы» — изрек дохтур пророчество и он был соверщенно прав — все шесть раз, когда приходило время лечь под капельницу, я была совершенно не готова. Если бы не наш дырявый госбюджет из-за которого лекарств никогда нет, хоть они и положены онкопациентам, то меня бы и прокапали сразу — я в этом не сомневаюсь. Но так как был всего лишь месяц май, госбюджет еще обсуждался, а онкологии ждали — они всегда могут ждать, они привыкли.
Но у меня состоялась первая подробная беседа про то, что такое адьювант, химиотерапия, что со мной будут делать, какими препаратами, как это происходит, что может быть, что бывает, что нет и мне показалось, что что-то мне не договаривают и что-то от меня скрывают. По словам доктора все это не сложно, переносится большой частью хорошо и вообще не стоит ни о чем париться, что все будет хорошо. Я с дуру в это все поверила и… так оно и получилось. Вот она сила внушения! На прошлой неделе только он сознался, что вообще-то сильно сомневался, что я это все осилю, но слава Богу, что он стоически молчал пять месяцев и продолжал улыбаться и все обещал снизить дозу, а я все велась и велась, как дура, честное слово.
Итак чего же я так боялась изначально и почему я хотела так сбежать. . Из фильмов и книг сложилось впечатление, что это нечто ужасное и после нее уже люди просто не жильцы, а так — доходяги полные. Еще мне казалось, что это такая страшная процедура и я буду полгода блевать и поносить и буду полностью нетрудоспособна и не смогу сама себя обслуживать.
Кому интересно что это такое и с чем его едят.
У меня была схема FAC — «красная химия»: одна капельница потом 21-н день перерыва, анализ, если все ок — следующая и так 6-ть раз.
Я боялась, что плохо будет во вермя капельницы — не было, так как первым делом прокапывали бутылку премедикации с разными противорвотными и противоаллергическими препаратами — после нее было спокойно. Одни раз меня затошнило от премедикации — было, да — но по-моему в тот день мне соседки по палате наговорили «больную голову» и ондасетрон был украинский, больше я с ним не экспериментировала.
Я боялась, что будет сразу плохо после капельницы — нет, не было, я быстренько вставала, садилась в машину и ехала домой. Убедившись, что мне нормально после первого, я на остальные пять курсов сама отъездила за рулем.
Я боялась, что будет тошнить и рвать много и постоянно — тошнило три первых дня, но рвота была только в первый день и то не во все курсы. До третьего спасалась таблетками, потом перешла на уколы. Привыкание к ондасетрону было, но даже после 6-й, кололи по 4 три раза в день всего дня два, потом сама справлялась.
Я боялась, что будет плохо все время. Плохо было дня три, потом до недели была слабость, но к 6-му дню уже было вполне себе сносно. Две недели просто гуляла в расслабленном режим.
Я боялась, что будет очень плохо. Было, но как-то вот не так уже чтоб прям «ужас-ужас». просто отравление с интоксикацией и препараты теже самые, чтоб это снять.
Я боялась, что не смогу себя обслуживать. Ну первых пару дней приезжали помогали, чтоб мне не страшно было и не скучно — но не все разы и было это не долго.
Я боялась, что не смогу работать. Я не захотела работать. Могла, но на работе был бардак, разброд и шатание, на улице жарко, мне было хорошо и я устроила себе каникулы. Никто без меня не погиб. Кроме того мне объяснил врач, что после химии через две недели падают показатели крови и иммунитета нет, а в офисах кондиционеры, пересушенный воздух, люди с вирусами и легко простыть. И кстати раз на неделю я таки вышла и таки и заболела под кондиционером — быстро лечилась и больше не рисковала.
Я боялась, что это очень долго. Когда я пришла на первую, была мама с дочерью — у нее была шестая и я сказала, как я завидую, а мне так долго еще. И тогда они сказали — «Ты не заметишь как пройдет время, капельница, потом неделю отходишь, потом пару недель пробегает быстро — делаешь свои дела, потом уже сдавать анализы и на следующую» — вышло один в один. За неделю пока отходила скапливались какие-то дела, потом их делала, потом анализы, потом…
Я боялась, что волосы выпадут сразу. Нет, сбрила голову я после второй — первые два я была с короткой стрижкой. Стали выпадать на 15-й день, но еще были — потом просто надоело, что везде волосы.
Я боялась, что лекарство попадет под кожу мимо вены и будет некроз. Попало. Был. Было воспаление в том месте, еще болит, заживает, но медленно, но не так чтобы это было «ужас-ужас»
Я боялась… похудеть! Я похудала на два кг. Да, при начальном весе 47, вес 45 уже заметна разница, но догоню.
Я боялась, что после химии кровь не будет восстанавливаться и я к шестой буду задохликом (этого же боялся и врач). Восстанавливалась все шесть раз и ро итогу пришла на лучевую с показателями в пределах нормы.
Я боялась, что будет с каждым разом хуже и будет накопительный эффект. Не было. Шестая была такая же почти как и первая, а первая была самая легкая и в уменьшеной дозе.
Я боялась, что надо будет ночевать в отделении. Отпустили домой в первый раз и больше не предлагали там оставаться.
Я боялась, что это будет неподъемно дорого. Дорого, но подъемно.
Я боялась… вот сложно описать этот страх, но он был очень сильный, что никто не будет учитывать плохо мне или нет, что назначат, что надо и делай потом, что хочешь. Со мной долго беседовали до назначения, узнали все нюансы как я реагирую на препараты, дождались пока у меня закончились критически дни, никто никуда меня не гнал, сделали пробную в уменьшеной дозе, потом капали в полной, предупредили про все возможные последствия, с каждой побочкой я должна была звонить и консультироваться чем снимать, сразу были выписаны поддерживающие препараты. Когда я не успевала восстановиться, то ждали пока организм догонит сам. Узнала, что многие препараты, которые назначают не стимулируют выработку лейкоцитов, а провоцируют выброс в кровь лейкоцитов из резервов организма — таким образом по сути «фальсифицируется» анализ крови, а организм истощается.
Я боялась стоматитов, дерматитов и убить печень, так как я сильный аллергик, стоматиты у меня хронические с детства, и печень после гепатита и с холециститом. А не было.
Я боялась, что будет климакс искуственный сразу, а у меня до шестой были месячные.
Я боялась, что нужно будет колоть уколы, а мне некому это делать. Я научилась колоть себя сама.
Я боялась, что не хватит вен, так как они очень тонкие, как на мой взгляд, и что будут ставить в кисти. Проблемы с венами были раз, не такие уж оказались и тонкими и до кистей мы не дошли, а в запястья и чуть выше почти и не больно.
Чего-то было еще, но счас не вспомнила. Потому что забывается все быстро. Не знала, не боялась, а случилось — память стала хуже, вены хрупкие, невропатия, но как-то вот уменьшается все помаленьку. Кроме того у меня случились бонусы приятные — кожа стала лучше и прошли мои вечные раздражения и шелушения, ногти стали расти быстро и стали крепкими, какими не были давно, месячные пока были — были регулярными и безболезненными — ранее были очень проблемные. А еще я за это время выспалась и стала спокойная-спокойная.
А кто еще чего боялся перед первой химией?

Источник: https://oncobudni.livejournal.com/17212.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *