.

Как отказаться от смартфона

Как вы отказались от смартфона?

Артур Колеватов 17 2 года назад Программист АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Смартфона, как и телефона вообще, на данный момент у меня нет последние полтора года. С телефонами у меня всегда была такая ситуация, что долго они не жили. Сломался, потерялся, вот это все. И в целом в обыденной жизни часто созваниваться с кем-то мне не приходилось. В какой-то момент мой телефон в очередной раз сломался, а новый заводить не захотелось. Было банально лень, да и не особо понятно зачем. Дальше так без телефона и жил. Сейчас могу сказать, что без него очень неудобно. В последнее время я все чаще стал замечать, что его отсутствие создает множество неудобств. Стоит оговориться, что хоть я и живу без смартфона, я повсюду таскаю за собой свой ноутбук. Поэтому если есть Wi-Fi, то какое-то подобие связи у меня все же есть.

Но тем не менее, банальная встреча с друзьями где-нибудь в центре города может превратиться в сложный квест. Мне нужно заранее обговаривать все детали, где кого кто будет ждать, куда я пойду ждать, если человек будет опаздывать, и тому подобное. Опять же, есть некоторые неудобства в том, что различным сервисам нужен мой телефон. В том же банке, ты хоть и указываешь свою почту, чуть что, они не пойдут писать на нее, а будут названивать по телефону. Отсутствие возможности в любой момент вызвонить кого-нибудь – это действительно неудобно. Раньше меня это совершенно не напрягало, но я потихоньку взрослею, и вместе с этим становится ясно, что без телефона реально очень тяжко. У меня есть пара друзей, которые очень ругаются, что я до сих пор без него хожу, потому что со мной очень сложно координироваться.

Так что я собираюсь купить себе его в течение пары месяцев. Из плюсов, когда я не дома, я не залипаю в телефон, листая ленту. Но я не очень вижу в этом больших плюсов. На улицах я и так не ходил бы, уткнувшись в телефон. У меня есть плеер с музыкой и возможность смотреть по сторонам. В том же метро я точно так же, как и другие утыкаются в телефоны, утыкаюсь в ноутбук. Общаюсь с кем-нибудь, листаю ленту, читаю книгу – как обычно. Отсутствие телефона не было вызвано желанием порвать с интернетом, общением и вот этим всем. Мне, как человеку, который работает в IT, вообще довольно сложно было бы сделать что-то подобное. Купить наконец обычный телефон – это уже неплохое начало. Но у смартфона есть ряд очевидных преимуществ. С постоянным доступом в интернет, звонки зачастую и не нужны. При некотором желании я могу даже управлять со смартфона компьютером, который стоит дома.

Я не сказал бы, что отказываться от смартфона не имеет смысла. Телефон все же не является неотъемлемой частью жизни, без него жить можно, но неудобно. Это с позиции человека, которому не так часто приходится созваниваться с кем-либо, но ведь есть множество людей, для которых звонить по телефону каждый день – неотъемлемая часть жизни и работы. Что касается залипания в соцсети, я и сам в некоторый момент постоянно просматривал ленту «ВКонтакте». Сейчас я не пользуюсь этой соцсетью с конца прошлой осени. Отказаться от соцсетей – это классно, но проблема в том, что тогда придется искать, чем заполнить освободившееся пространство. Честно говоря, я лично не считаю бесконечное залипание в соцсетях чем-то по-настоящему пагубным. Если человек испытывает от этого дискомфорт, то да, стоит от них отказаться. Но если ему и так хорошо, казалось бы, какие проблемы. Есть еще проблема залипания в телефоны при личных встречах. Вот это мне не нравится, да. Лично мне больше по нраву живое общение, а не электронное, но отказ от смартфона вряд ли решит эту проблему. Необщительные люди были всегда. Раньше мы собирались и залипали в телевизор, а теперь – каждый в свой смартфон. Не думаю, что просто отказавшись от смартфона, ты чаще станешь видеться с друзьями вживую. В моем случае, наоборот, я стал реже с ними видеться.

Я не зря сказал, что везде таскаю с собой ноутбук. Он мне смартфон и заменяет. Поэтому реальной невозможности с кем-то связаться никогда не было, и общение из-за таких вещей не прекратилось ни с кем. Я все же стараюсь не быть дураком, и если уж прекращать с кем-нибудь общаться, то по чуть более серьезным причинам, чем отсутствие у меня телефона.

Источник: https://TheQuestion.ru/questions/312166/kak-vy-otkazalis-ot-smartfona

Это не фобия «большого брата»-наблюдателя. Это осознанный выбор обычных, не знакомых друг другу людей. Какие причины заставляют не использовать смартфоны, отказываясь от удобства мессенджеров и прочих плюсов, расскажут герои сегодняшней статьи.

«Вокруг много интересного!»

Кристине 30 лет, она мама 6-летней девочки и полугодовалого мальчика. До отправления в очередной декретный отпуск трудилась заведующей аптеки. У Кристины в руках кнопочный телефон без выхода в Интернет.

Каких Вы придерживаетесь целей, не пользуясь смартфонами?

— Я долго не покупала смартфон, потому что на тот момент было дорого. Затем супруг подарил, но телефон не так долго прослужил. Разочарование. Конечно, если бы мы очень нуждались в таком аппарате сейчас, средства бы нашли. Хоть на всю семью, включая ребёнка. Но теперь принципиально не хотим пользоваться смартфонами. Дочке в школу купим обычный телефон, только для связи. Я думаю, что от всей, казалось бы, продвинутости техники, люди могут «двинуться» сами.

Что побуждает вас с мужем отказаться от использования смартфонов? Ведь это так удобно — родительские чаты с участием учителей, воспитателей, вы всегда в курсе любых изменений. Почему вы от этого ограждаетесь?

— Мы считаем, что всё в жизни должно быть в меру. Не думаем, что асоциальны. У нас дома есть ноутбук. Современному человеку не обойтись без инструмента, дающего возможность поработать, узнать последние новости, пообщаться. Муж работает и читает новости. Он эрудирован, это приятно. Общение дополнительное тоже никому не мешает. Дополнительное, но не основное.

Я веду переписку с разными людьми, состою всего в одной соц. сети, и мне этого хватает сполна. Люблю всё, что связано с фотографией. Ещё поэтому мне нужен компьютер. Всё, что меньше по размеру, не воспринимаю. Лично я. Муж неплохо управляется с гаджетами. Но ему они так же не нужны.

Расскажите, как чувствуешь себя с обычным телефоном после смартфона? Есть ощущение, что исчезло что-то надоедливое?

— Чувствую себя хорошо. Иногда вообще про телефон забываю. Часто его оставляю где-нибудь. Забываю, куда кладу. Даже обычный телефон для меня не такая уж важная вещь. Тем более я не работаю сейчас. И пользуюсь городским телефоном.

Много времени смартфон забирает на ерунду. Его и так забирает компьютер. Ребёнок начинает просить поиграть. В то время как он мог бы почитать или сделать что-то своими руками. У нас девочка. Ей 6 лет. Она смотрит мультики на экране компьютера. Может играть во что-то на ПК. Я ей разрешаю это каждый день по часу. Но если она систематически не слушается, сильно провинилась, я могу её лишить этого удовольствия на месяц и более. Сейчас у нас как раз такой период, до конца месяца. И вы знаете, она даже не вспоминает про компьютер. Запрет значит запрет. И находит, чем заняться. Зачем нужно такое изобилие всего, если есть компьютер с нормальным экраном. И для зрения не так вредно.

Все 3 летних месяца ребенок гулял во дворе почти весь день, с ребятами. И мультики с играми были забыты на это время. Ведь так интересно живое общение и настоящие игры со сверстниками.

В общем, не хотим слишком приучать детей к технике, переживаем за их здоровье, за их адаптацию в жизни. Человек с малых лет должен развивать фантазию. У нас поэтому и игрушек не было никогда много. А тут даже рисуют они без карандашей и красок на экранах смартфонов и в программах компьютеров. Иногда можно, но только иногда.

Нет ощущения выпадения из мира? Особенно когда выясняется, что занятия кружка отменились и «я же оповещала в вайбере!», а Вы соответственно были не в курсе.

— Иногда бывает. Обидно, когда пропускаем информацию по поводу переноса занятий по танцам у старшей девочки. Но это исправимо. Через соц. сеть и по тем же телефонам друг до друга можно дозвониться, дописаться. Тут уже всё от ответственности нашей, родительской, и организаторов, тренеров, воспитателей зависит.

Я как-то сказала тренеру, когда немного разозлилась (мы пришли на занятия, а их отменили, оказывается, из-за ремонта): «У нас нет смартфонов. Не бежать же нам теперь покупать их?!». На что она мне ответила: «Ну, вы тогда как-то сами звоните заранее, спрашивайте». На том и порешили. Не надо ни на кого серчать. Надо надеяться на себя.

Это к слову об ответственности. И мы теперь уточняем на всякий случай. Это привело к тому, что, наконец, люди запомнили, что меня нет в мессенджерах. Теперь Вконтакте пишет и тренер, и представительница родительского комитета её дублирует. Если одна забыла, другая пишет. И мы теперь начеку.

Когда Вы наблюдаете в транспорте или поликлинике всех этих людей, которые не вылезают из своих смартфонов, что хочется им сказать?

Посмотрели бы лучше в окно. Вокруг много интересного!

«Это деградация личности…»

Юлия — учитель изобразительного искусства по образованию, работает продавцом в магазине продуктов. Считает, что любая современная техника — компьютер, планшет или смартфон — разрушает человека, вызывает зависимость. Старшему сыну Юлии 19 лет, младшему — 4 года. У старшего Евгения, начиная с раннего дошкольного возраста, был неограниченный доступ к компьютеру. Младшего наша героиня, человек с сильным характером и способностью предоставлять «железные» аргументы, сознательно ограждает от техники. Да и сама Юлия пользуется кнопочным телефоном, хотя у неё есть смартфон и планшет.

Расскажите, как горький опыт старшего сына повлиял на тактику воспитания младшего.

— Шестнадцать лет назад, когда моему старшему было 3,5 года, компьютеры, можно сказать, были роскошью. Не у всех они были дома. Мы приобрели компьютер и позволяли играть неограниченно долго. Радовались, что ребёнок всегда занят, и его не надо чем-то развлекать.

Когда сын пошёл в школу, мы обнаружили, что ему очень сложно учиться: русский язык не давался, он не мог писать по-хорошему, сосредоточиться не получалось. Его интересовал только компьютер. Зачем писать, когда можно печатать? Когда мы начали ограничивать общение ребёнка с компьютером, запрещать, возникала агрессия. Я поняла, что от этой техники появилась зависимость.

Сейчас я смотрю на детей, сверстников моего 4-летнего Руслана, и мне страшно. Например, помогает мне с сыном подруга: забирает из садика, присматривает пока я на работе. У неё свой сынок, которому тоже 4. Он играет в жуткую игру на смартфоне — Гренни, где бабушка-зомби нападает на всех. Мальчик уже не спит по ночам, ему видится эта ужасная бабушка. Ребёнок агрессивен…

Приходят ко мне школьники в магазин и не могут выполнить простейшие математические действия. Девочка знакомая (пятый класс, по-моему) прибавляла к 15 рублям 16. Говорит ответ: «41. А нет, сейчас подождите, тётя Юль!». И что вы думаете, полезла за телефоном. Я ей тогда сказала: «Убирай телефон и включай мозги!».

А грамотность у них какая? Никакой! Если раньше дети писали текстовые сообщения, то сейчас всё гораздо проще — голосовые. Они друг другу наговорили, прослушали и всё замечательно. Дети разучились читать, писать и считать. Это деградация. Я вижу, что страдает зрение, здоровье детей.

Да что там дети. Моя сестра 1,5 года как отошла от компьютера. Она на 5 лет меня старше — ей сорок с лишним лет. Всеми ночами сестра играла в «танчики» на компьютере. Не снимая линз с глаз. Бедная сестра имела просто какой-то сумасшедший взгляд, красные глаза, как-то умудрялась ходить на работу в таком состоянии. Как только она входила домой, скорее бежала к компьютеру и начинала игру. Забывала про готовку, уборку. Меня поражает, как эта техника воздействует на человека, что он не может остановиться! А ведь что такое смартфон — это маленький компьютер, который помещается в руке. Он ещё более доступный, поэтому и зависимости от него больше.

Расскажите, как Вы, научившись на опыте старшего, выстраиваете воспитание младшего сына. Вы совсем убрали компьютеры и телефон из жизни?

У меня вся техника есть. Но я не считаю нужным в его возрасте пользоваться ею. Сын знает, что это есть дома, но не используется. Ему это не интересно. Я сама заряжаю планшет только тогда, когда надо, уже есть большая необходимость что-то сделать. Руслан обожает пазлы, у него их бесчисленное множество. Очень любит рисовать. Мы разрешаем мультики по часу в день.

Он не страдает, что его сверстники сидят в телефоне, а он нет. Он общается с упомянутым мной мальчиком Матвеем (с зависимостью от игры Гренни) где-то по 5 часов в день, пока я работаю. Подруга рассказывает следующее: «Матвей сидит играет в телефоне, в то время как Руслан играет в рыбалку, собирает кубики… Он даже не подходит к Матвею». Они могут подраться из-за рыбалки, но никак не из-за телефона. Руслан даже не просит смартфон у Матвея.

Любимая передача Руслана — «Играй гармонь!». Ему очень нравится танцевать под гармошку!

Боль современных родителей — родительские чаты в садах и школах. Что-то откладывается, переносится, на что-то срочно надо сдать деньги. Не страдаете от недополучения информации?

— Я могу эту информацию получить, когда прихожу в детский садик. Прекрасно понимаю, что когда школа начнётся, там будет по-другому. Сейчас мне это не нужно, такое родительское «общение» отнимает время. Я прихожу в 10 вечера с работы, забираю сына от подруги и начинаю готовить еду. Мне некогда. Банковские программы для оплаты у меня есть на телефоне смартфонного типа, я ими пользуюсь по необходимости.

Да, это удобно, что быстро получаешь информацию. Но сейчас в детском саду для чего это надо? У нас летом был случай. В совмещённую группу, в которую ходил мой сын, пришла новый воспитатель, не углядела за детьми. Мой Руслан и ещё какой-то мальчик получили серьёзные травмы на прогулке. У моего сына был синяк в пол лица, а у другого сотрясение мозга. Я прихожу в сад после этого случая и мне говорят родители: «Сейчас все родители обсуждают случившееся в вайбере, а вас нет там. Скажите, что вы думаете по этому поводу?» По словам этой женщины было бурное обсуждение из разряда «казнить воспитателя». Я высказала своё мнение, что если вы не доверяете своих детей воспитателям, то сидите с ними дома! Ведь может случиться всё, что угодно! Ну и зачем всё это обмусоливать в вайбере? Меня спросили, я ответила — всё!

То есть, как я поняла, Вы не ярый противник техники. Умеренное использование вполне допускаете.

— Моя цель — ограничить ребёнка от использования техники, а не убрать совсем. Не хочу, чтобы это перешло в зависимость, как у старшего сына. Я и себя сознательно ограничиваю и не чувствую, что чего-то недополучила. Честно скажу, сама, когда планшет постоянно работал, увлекалась нардами.

Дети, чрезмерно пользующиеся техникой, становятся агрессивными. Они приходят в магазин, а я стою за прилавком, всех их вижу. Если раньше место пожилым в транспорте подростки не уступали из наглости, то сейчас они сидят в смартфонах, чем себя оправдывают, мол не видим мы старичков.

Популярность телефонов без выхода в Интернет

Что-то меняется в этом мире. Люди устали от смартфонной зависимости, мелькания уведомлений. Установлен факт, что привязанность к гаджетам вызывает депрессию. За 2017 год возросли продажи простых кнопочных телефонов. Как сообщает РБК со ссылкой на Sky News, продажи смартфонов выросли на 2%, а старомодных кнопочных телефонов — на 5%.

Усталость от многофункциональности смартфонов приводит к желанию предоставить телефону выполнять только свои прямые функции — звонки и сообщения. Пользователи сознательно ограничивают себя от круглосуточного посещения соц.сетей.

Переход на кнопочные мобильники не есть полный отказ от использования подобной техники. Но у человека появляется выбор, какой аппарат брать с собой в повседневную жизнь, не дёргаясь от большого количества уведомлений, искусственно вызывающих стресс, и освобождаясь от зависимости.

Текст: Екатерина Соловьева

Источник: https://azbyka.ru/zdorovie/telefon-bez-interneta-pochemu-mnogie-otkazyvayutsya-ot-smartfonov

Я освободился от мобильников. Всю жизнь я терял их один за другим, покупал следующие более дешевые. Кончил я треснутой раскладушкой-нокией, стилизованной в тонах Hello Kitty, которую моя мать засунула в коробку с хламом в гараже. Эта нокия продержалась дольше других, но когда погибла и она, я не мог заставить себя обзавестись новым телефоном. Мы с мобильной индустрией играли в гляделки и ждали, кто сдастся первым.

Все началось с того, что я потерял смартфон с 3G на втором месяце полуторагодового контракта. Я обязан был еще год платить по 26 фунтов в месяц и не мог себе позволить сразу же купить новый — это было первое поколение смартфонов, очень дорогих.

Жадные ублюдки из телефонной компании даже не могли продать мне дешевую мобилу, чтобы я мог выговаривать свои минуты, за которые ежемесячно им плачу. Это непременно должна была быть дорогущая хрень, которая разве что китайскими стихами не разговаривала.

В итоге мне вышло дешевле арендовать обычный телефон без наворотов и продолжать оплачивать 3G, которым я больше никогда не пользовался. Этот случай испортил мое отношение к операторам и толкнул на путь оппозиции. Я вышел из коммуникационной гонки вооружений, в которую был вовлечен остальной мир.

Теперь я пользовался копеечной пластиковой звонилкой вместо приборов, которые, в общем-то, уже и не были телефонами: это были вилки, включающие нас в матрицу, порталы в кроличьи норы, которые могли завести неизвестно куда.

Ветерана Hello Kitty я потерял на рождественском корпоративе в Сохо. Я думал о том, что ниже падать некуда, теперь придется сдаться и обзавестись кредитным айфоном, как все, сдаться и воткнуться в матрицу. Но потом я представил, как волокусь в очередной офис оператора, где выслушиваю объяснения условий от менеджера с прической Джастина Бибера и в узорных лоферах, и снова даю ему себя на***ть , потому что смартфон — это «важная часть вашей жизни»…

Я бы ворвался, как в библейском видении из картины Сесила Б. Де Милля, в толпе грешников, целующих свои цепи, с криками: «Да, дайте мне подписать еще один контракт, дайте мне самый новый айфон, мне нужно еще больше рабства!» Но в качестве эксперимента я решил посмотреть, что будет, если я этого не сделаю.

За периодом легкой паники по поводу того, что со мной теперь невозможно связаться, последовали неожиданно приятные ощущения. Чувство освобождения охватило меня.

Это было похоже на то волшебное лето, когда я снял бунгало на пляже, чтобы продумывать там свою новую книгу. В домике не было электричества, у меня не было ноутбука, и Сеть там не ловилась вообще. Роскошное, королевское уединение. Меня невозможно было потревожить, я был безмятежен: только я, блокнот и бескрайняя голубизна моря, и в этом просторе слова сами посыпались на меня, заполняя чистые страницы.

Я писатель: я работаю в антиподе социальных медиа. То, о чем я хочу тебе поведать, дорогой читатель, проходит строжайший контроль качества.

Творческий процесс профессионального писателя — это шлифовка слов, подобно тому, как море обкатывает камешки до идеальной гладкости. Когда же речь заходит о соцсетях, метание бисера перед свиньями — и то слишком мягкая метафора.

Моя девушка как-то в пятницу вечером заметила, что твит ее знакомой «Пара банок Стеллы, лапша из вока, ништяк ночка» был занесен в избранное 64 раза. Соцсети — это про людей, которые никак не могут заткнуться даже наедине с собой.

«Естественно, меня нет на фейсбуке — я же поэт» — эта шуточная фраза приятеля надолго застряла у меня в голове. В этой иронии есть доля правды. Подобно живописи и другим благородным искусствам, поэзия в современном мире является чем-то особенным по совершенно противоположным причинам, чем раньше. Фрески в средневековых храмах поражали потому, что были единственным доступным праздником цвета и гармоничной красоты посреди уродства грязных улиц в серо-коричневом мире бедняков. Сегодня живопись — все еще священна, но по другой причине.

Нынешний мир засорен глупыми и аляповатыми визуальными образами; фальшивые миры, прямо или завуалированно призывающие к покупке чего-либо, догоняют вас на улице, в метро, на экране, который высасывает жизнь из вашей гостиной.

Сегодня человек как никогда прежде вынужден бороться за свой ментальный суверенитет, за свои мысли, за время, пространство и тишину, в которой он может их обдумать.

В противоположность этому джанк-фуду для глаз, искусство сегодня — это остров тишины и истины, который лежит меж накатывающих волн цифровой блевоты. Так же работают и несколько строк изящной прозы, резонирующей с душой читателя посреди артобстрела ее мимимишками, бугагой и ништяк ночками с лапшой. В зале итальянского барокко Национальной галереи в Лондоне висит загадочное полотно под названием «Философия», в 1645 году его написал Сальватор Роса.

Изображенный на картине мужчина пристально смотрит на вас, его лицо выражает упорное стремление проникнуть в суть вещей. В руках он держит мраморную табличку с надписью: «Молчи, если то, что ты собираешься сказать, не будет лучше тишины». Сколько пользователей твиттера оценило бы эту мысль?

Симптом болезни нашего века — в том, что мы отвергаем эту максиму. Вспомните интервью соседей и коллег людей, которые оказались педофилами и серийными убийцами. Что в них общего? Окружение преступника всегда удивлено одним и тем же: «он казался нормальным парнем, но был всегда таким тихим, замкнутым в себе» — как будто это какая-то очевидная улика, доказательство девиантности, которое все упускали. Что на самом деле странно и дико в людях сегодня — вещи вроде истерии по поводу событий в «Х-Факторе».

Испокон веков затворников почитали как святых. Гностики считали злом зеркала, потому что они плодили иллюзии. Что бы мудрецы древности сказали про смартфоны с 3G?

Один из самых известных моментов в Откровении Иоанна Богослова, более известном как Книга Апокалипсиса, — это то, что перед концом света никто не мог ни торговать, ни общаться без знака Антихриста, числа 666. Неприятно пугать вас, но Апокалипсис не свалится на нас внезапно — мы уже вошли в него, незаметно для себя, как лунатики. WWW перед именем социальной сети или сервисом онлайн-шопинга — это те же три шестерки. В иврите, кстати, как и в латинском алфавите, буквы могут обозначать числа. Не буду углубляться в конспирологию, меня просто забавляет это маленькое поэтическое совпадение.

Я против мобильных телефонов не потому, что я сноб, сидящий в башне из слоновой кости. Я против, потому что я человек. Я против того, чтобы быть постоянно на связи и под рукой, против взаимного рабства как общепринятого элемента культуры.

Ты привязан к лайкам и волнуешься по поводу их отсутствия, хотя они совершенно тебе не нужны — не нужно одобрение малоизвестных людей, от которых ты начинаешь зависеть. Друзья, с которыми ты действительно близок, начинают писать тебе тогда, когда им удобно, отрывая тебя от дела, которое требует сосредоточенности, — а не отвечая оперативно, ты обижаешь их и страдаешь от чувства вины. Покупая смартфон, ты подписываешь новый общественный договор: ты всегда подключен, а значит — всегда доступен. Гиперсвязанность убивает ощущение личного пространства. Это еще одна форма тирании технологии: твое время и твоя голова больше не принадлежат тебе.

Устраиваясь на приличную работу, человек получает корпоративную машину и телефон. Это кажется привилегией, но на самом деле это цепь, которая делает его доступным для работодателя 24/7. Технологии, призванные освободить нас, стали нашей золотой клеткой.

Люди таращатся в мобильные телефоны за рулем: чистое движение, чистый восторг от управления автомобилем, ощущение мощи, почти крыльев — но нет, он косит глазом в ролик на ютубе и строчит твиты о том, как классно он запил пивом лапшу.

Один раз мой номер заблокировали, потому что из-за ошибки банка я не успел внести абонплату. Когда на моем счету наконец-то оказались деньги, я позвонил оператору. После десятишаговой процедуры распознавания голоса (бесящая процедура, если у вас северный акцент, как у меня), я наконец добился возможности услышать живой индийский голос. Я нажал кнопку, но вместо индуса меня перебросили на первый этап голосового распознавания. «Извините, ваш номер заблокирован», снова и снова повторял робот. Оператор был настолько жадным, что даже не давал мне шанса разблокировать его, допустив меня до службы поддержки. Я глубоко вздохнул и прикусил язык, чтобы не выматериться.

Следующая попытка состояла из семи минут «нажмите то-то для того-то», после чего на середине ввода 16-значного номера моей кредитки звонок прервался. В здании, где я снимал квартиру, прием сигнала был на уровне бункера. На этом месте я нецензурно заорал и швырнул телефон в стену. “The future’s bright, the future’s Orange” — таков был слоган моего оператора. На самом деле будущее оказалось кабалой у тупых роботов и осколками пластика на бетонном полу.

Актриса и драматург Корнелия Отис Скиннер отмечала, что аналогов французского слова «фланёр» в английском языке нет, потому что «в англосаксонской культуре нет аналога этому галльскому типу характера — беззаботному пешеходу, которому неведомы обязательства и срочность. Будучи небогат, ничего не тратит впустую, в том числе и свое время, поэтому в полной мере наслаждается миром».

Я не согласен с тем, что англосаксы не склонны к такому времяпрепровождению. Лондон будто специально создан для длинных прогулок, и многими счастливыми часами моей жизни я обязан как раз бездумному фланированию по улицам этого громадного мегаполиса, возможности потеряться в нем и ощутить пульс окружающей жизни. Мобильник положил конец этому вдохновенному настроению.

Отвлекаться на уведомления о лайках, рыться в навигаторе, чтобы прийти на встречу точно в срок, инстаграмить очередного смешного бомжа и красиво взлетающую стаю голубей — все это убивает релакс и гонит прочь медитативную сосредоточенность на восприятии красок, звуков и запахов мира.

Теперь, когда у меня нет телефона, меня больше ничего не отвлекает от жизни. О встречах я договариваюсь старомодным способом: назначаю свидание в 6 в пабе, и просто будьте там в это время, черт возьми, это не так сложно. Мобильники крадут наше личное время и превращают нас из самодостаточных людей в инфантилов, зависимых от бессмысленного трепа с другими такими же. Они подрывают нашу волю и организованность — зачем соблюдать договоренности, если в любой момент можно скорректировать свое решение эсэмэской? Тирания технологии делает из нас эмоционально неустойчивых детей многими, многими способами.

Я не говорю, что после прощания со смартфоном моя жизнь стала лучше во всем. Иногда я стою посреди этого связанного коммуникациями мира, как мокрый купальщик под пронизывающими порывами ветра. На днях моя девушка, напившись, прихватила мой кошелек и уехала спать, а мне потом пришлось три часа идти домой из бара пешком. Но все эти эпизодические неудобства перевешивает тот факт, что меня оставили в покое не нужные мне люди, что я снова способен думать и продуктивно работать в тишине, не прерываясь на глупости. И я снова чувствую царем своей собственной головы.

Источник: https://pikabu.ru/story/pochemu_ya_otkazalsya_ot_mobilnogo_telefona_i_nachal_zhit_5456949

>Эксперимент. Как отказаться от смартфона и начать жить

Я отказался от смартфона. Как это – жить без гаджетов

Чувствуете ли вы зависимость от телефона? Дэвид Ленгел чувствовал, а потому решил отказаться от гаджета. Факты ICTV публикуют историю о том, что произошло в жизни журналиста The Guardian когда он сменил iPhone на старую Nokia.

Сегодня трудно представить свою жизнь без смартфона. Люди стали настолько зависимы от этого гаджета, что его отсутствие может вызвать у них приступ паники. Чрезмерная зависимость от телефона может вызвать нарушение сна, беспричинное беспокойство, стресс, депрессию и снижение либидо. В английском языке даже появился термин “no mobile phobia” – номофобия, что описывает волнующий состояние и панику у человека, который потерял связь со смартфоном. Понимая свою уязвимость, люди начинают ограничивать себя в пользовании телефоном- удаляют приложения, отказываются от социальных сетей, ставят жесткие временные рамки.

Дальше – прямая речь Дэвида Ленгеля

Может ли низкотехнологичный телефон заменить смартфон?

У нас с женой двое маленьких детей. Поэтому только вечером мы можем провести несколько часов наедине. Чаще всего мы молча сидим на диване, вытаращившись каждый в свой телефон.

Недавно несколько клеток моего головного мозга неожиданно активизировались. Я оторвался от Twitter.

Получается, так все закончится?, – удивился я. Этим мы будем заниматься до конца своей жизни?

Я всегда был зависимым от интернета. Когда он стал скоростным и появился на телефон – жизнь кончилась. Я пользовался им постоянно – рыскал между приложений как сумасшедший. Счет бейсбольной игры, статус полета, проверка электронной почты, текст, случайно статья, кто знает что еще. Все, что нужно чтобы получить доступ – легкое прикосновение пальца.

Конечно, это должно было быть очевидным, но именно этой ночью я понял, что потерял контроль. Рука невольно тянется к телефону. Мой мозг стал зависимым от гаджетов. Где мой телефон? Он заряжен? Зарядить его сейчас или позже? На работе или дома телефон постоянно вибрирует от уведомлений. Я перехожу улицу и останавливаюсь чтобы посмотреть на телефон. И даже когда я провожу время с детьми, я тоже им пользуюсь.

Короче говоря, это выглядит жалко.

Я начал переживать после того, как почувствовал единичные вибрации в ноге будто от телефона, хотя на самом деле его в кармане не было. Я думаю это эволюция. Возможно, в будущем у людей будут ноги, которые звонят, и колени, которые твитят.

Читайте: Новый вирус-майнер убивает смартфоны на Android Как может выглядеть смартфон iPhone X (PRODUCT) RED Взорвался во время разговора: девушка погибла из-за смартфона

Нужно найти баланс. Наблюдая за тем, что сейчас происходит в США, я выключил уведомления. Фактически, я забанил все новости. Я почувствовал облегчение, но не на долго. Я все еще нуждался в новостях. Поэтому, я попробовал кое-что другое – удалил Facebook и Instagram. Это также не сработало: я продолжал шарить между приложениями, проверяя проклятый New York Post.

Все, что я делаю – капля в океане. Может, просто оставить телефон дома? К сожалению, это невозможно. Я телевизионный продюсер. Если я выйду на улицу и пропущу какую-то важную новость, потому, что Извините, я перестал пользоваться телефоном, он занимал много времени…, то меня больше никогда не возьмут на работу. Сегодня почти на любой работе вам нужен умный гаджет.

Ладно. А что, если я буду использовать смартфон, когда это действительно необходимо, а в повседневной жизни пользоваться низкотехнологическим телефоном? Возможно это сработает?

Я решил проверить.

Самая нелепая идея всех времен?

Эксперимент начался три недели назад. Я позвонил оператору и спросил, можно ли пользоваться одним номером на двух устройствах. Ответ – да, за $ 10 в месяц и $ 25 за дополнительную SIM-карту. Поэтому я присмотрел Nokia 3310 – недавно обновленный классический телефон с T9 и легендарной игрой Змейка.

Один человек сказал: Скоростной 3G? Забудьте даже об обычном интернете.

Беру!

Методом проб и ошибок я тщетно пытался переместить все контакты с одного телефона на другой. Это как заставлять вашего двухлетнего ребенка глотать горькие лекарства, которые он выплевывает.

Затем мой глупый телефон не смог синхронизироваться с ноутбуком, а это означало, что музыка и подкасты стали еще одним препятствием. Чтобы закачать 10-минутный подкаст на телефон через Bluetooth я потратил 25 минут. Я скачал данные на карту micro-sd с помощью внешнего считывателя карт, затем поместил эту карту в телефон.

Все это заняло 4 часа. Этот телефон знал, что он делает – он издевался надо мной. Я был раздражен и истощен, и думал, что это самая плохая идея всех времен.

На следующий день я вышел на улицу. Я чувствовал себя уязвимым. Время в метро без смартфона казалось вечностью. Почти каждый пользовался им. Женщина рядом со мной смотрела видео на одном телефоне и писала сообщение на другом. Смирившись, я уставился в пустоту. Я погрузился в воспоминания. Мне снова было 25 и я даже почти почувствовал вкус лапши быстрого приготовления.

Когда день подошел к концу – я кое-что заметил. Мне пришло не так уж много сообщений. Удивительно, но даже жена была не в связи. Она только позвонила, чтобы спросить получил ли я ее фото. Не получил.

Я не могу быть с человеком, который не может посмотреть фото на телефоне, – сказала она. Этого пункта не было ни в каких обещаниях, которые я давал.

Наступила моя очередь готовить ужин для детей. Жена должна была выслать список покупок. Я ждал 10 минут, а его так и не было. Когда я пришел домой и включил свой iPhone, начали сыпаться пропущенные сообщения. Так как большинство людей, как и я используют iPhone, они присылают мне сообщение в iMessage (стандартный мессенджер Apple). Конечно, мой Nokia их не получил. Он был способен получать только SMS.

Я позвонил редактору Guardian. Он дважды сбросил звонок. Разгневавшись, я выключил Nokia, положил его обратно в коробку и пошел бездумно сидеть в смартфоне. Всю. Ночь.

Через неделю я почувствовал, что снова подсел на этот гаджет, а потому был готов снова вернуться к Nokia. Я решил возобновить эксперимент. Я начал работать над проблемой с iMessage. Спустя 2 часа технических маневров, я наконец понял, как это работает.

И тогда началась магия.

Мир вокруг

На протяжении следующей недели я все реже пользовался iPhone. Например, за рулем я обнаружил, что знать самый лучший маршрут – это не такое уж жизненно необходимое условие. Потерянный инстинкт ориентирования на местности начал восстанавливаться.

Когда я застилал постель, я случайно бросил Nokia через всю комнату. Он разлетелся на три части. Но я легко собрал его.

Я начал использовать настоящую пластиковую кредитную карточку, чтобы покупать вещи. Слушая подкасты в метро, ​​я отвык лазить между приложениями на телефоне. Я обращал внимание на все – даже на детей. Я смотрел телепередачи не отвлекаясь, я читал книги, не листая страницы на телефоне, и у меня появилось больше общего времени с женой. И как бонус, я смог донимать ее, когда она сидела в Instagram.

И вот я большую часть времени независим от смартфона. Я чувствую себя немного одиноко, что, вероятно, неизбежно, учитывая то, как тесно связаны культура и технологии. Во время премии “Оскар” появилось промо: зайдите в Instagram, чтобы увидеть “за кадровые” видео. Ранее, я бы проигнорировал этот призыв к действию. Но на этот раз я понял, что в каком-то смысле я имел меньше чем другие. Я почувствовал страх потери.

Но я все еще имею доступ: когда мне нужно проверить электронную почту или сфотографировать детей, или получить фотографию от моей жены – я запускаю смартфон.

Я быстро получаю порцию дофамина (гормона счастья), и сразу же чувствую вину. Поэтому я делаю то, что мне нужно, и выключаю его. Я рассчитал, что я использую эту штуку на 65-80% меньше.

И это нормально. Я намерен стать еще более независимым от него. Я решил продолжать.

Тем не менее, как слабое жужжание в моем кармане, когда там нет телефона, я все еще чувствую, что моя внутренняя зависимость еще существует. Она еще не мертва.

Среднестатистический пользователь смартфона проверяет его один раз в 6,5 минут, или примерно 150 раз в день.

По исследованиям профессора Джеймса Робертса 53% людей в возрасте от 15 до 30 лет скорее бы отказались от собственных вкусовых рецепторов, чем от смартфона.

Студенты тратят на просмотр информации в телефоне в среднем 8 часов и 48 минут в день.

Исследование того же профессора университета Бэйлор Джеймса Робертса показали, что 79% людей в течение 15 минут после пробуждения берут в руки телефон, 68% спят с ним, 67% проверяют смартфон, даже если он не звонит и не вибрирует и 46% утверждают, что они не могут жить без своих смартфонов.

Исследователи из iPass (компания мобильной связи) опросили более 1700 человек и обнаружили, что 7% людей проверили свой гаджет во время секса, а 11% – на похоронах. 72% опрошенных сказали, что используют свой телефон в туалете, а 36% – на свиданиях.

Источник: https://fakty.com.ua/ru/lifestyle/20180412-ya-vidmovyvsya-vid-smartfona-yake-vono-zhyttya-bez-gadzhetiv/

Дарина Лагода Подписаться Не получилось сегодня — получится завтра 13 марта, 2018

В прошлом году агентства «We Are Social» и «Hootsuite» провели анализ рынка мобильных устройств и выяснили, сколько людей в мире ими пользуются. Оказалось, что на данный момент мобильный телефон есть у 5 млрд человек, а смартфон — у 80% из них.

Услышать о том, что у современного человека нет смартфона, — нонсенс. Ведь каждый из нас настолько привязан к этому гаджету, что отказ от него хотя бы на полдня может привести к непредвиденным последствиям. Но раньше мы же как-то жили без мобильных устройств…

Однажды, работая в офисе в отделе кадров, мне приходилось принимать на работу человека, у которого не было не то, что смартфона, а даже обычного кнопочного мобильника. Обязательным условием при приеме на работу, помимо документации, является предоставление контактных данных, в частности номера мобильного телефона. Не знаю, насколько эта информация оказалась правдивой, но человек сказал, что просто не пользуется смартфоном. Честно говоря, данная ситуация поставила меня в тупик. В итоге человека приняли при условии сообщить номер телефона ближайших родственников.

А может и правда, ну его, этот смартфон? Наверное, в этом есть смысл, и отказ от устройства сулит беззаботную и менее стрессовую жизнь?

В последнее время наблюдается тенденция отказа бизнесменов и знаменитостей от смартфона. На первый взгляд эта информация может вызвать недоумение, ведь кому как не сильным мира сего и селебрити пользоваться этим гаджетом. Однако это так. Многие отдают предпочтение кнопочной раскладушке вместо смартфона или имеют два устройства, при этом пользуясь вторым только в случае крайней необходимости.

Использование мобильных телефонов старых образцов позволяет определить грань между домом и работой, — считает доктор Холли Паркер (профессор по психологии Гарвардского университета).

Отказ от смартфона демонстрирует силу воли человека.

Когда вы начинаете пользоваться кнопочным смартфоном, вы показываете, что являетесь хозяином своей жизни, — специалист по вопросам этики технологического мира, Дэвид Райан Полгар.

Дэвид Райан Полгар. Фото: Forbes

Но не все обладают такой силой воли, поэтому давайте посмотрим, что произойдет, если среднестатистический человек откажется от смартфона.

Свобода от навязчивых вибраций

Отказ от смартфона чреват не только негативными последствиями:

  • вы, наконец, перестанете отвлекаться от вибраций, которые говорят о новых письмах и уведомлениях с работы;
  • вы перестанете бездумно посматривать на свой смартфон, тратя на это дополнительные 2-4 часа в сутки;
  • отказ от смартфона позволит насладиться живой беседой, чего так не хватает в наши дни;
  • вы перестанете излишне интересоваться всем, что происходит в мире;
  • вы не заметите, как у вас появится больше свободного времени.

Фото: zoomtech.ir

Перечислять плюсы и минусы жизни без смартфона можно долго. Мне кажется, что нужно попробовать самостоятельно на время отказаться от устройства и посмотреть, что из этого получится. Возможно, вы захотите последовать примеру Майкла Харриса — бывшего редактора «Vancouver magazine» и «Western Living», который решил отказаться от смартфона и интернета на 30 дней. Свои впечатления он описал в книге «Со всеми и ни с кем». Но если вкратце, то первые несколько дней можно было охарактеризовать как «ломку». Зато уже в конце эксперимента он понял, что отказ от гаджета — не такое уж и великое дело. Он пересмотрел свои взгляды на особенности использования устройства, отказался от тех ресурсов, на которые тратил много времени, но не получал ничего взамен и был горд тем, что «продержался» целый месяц.

А вы готовы на такой подвиг?

Источник: https://Hype.ru/@id27/chto-budet-esli-otkazatsya-ot-smartfona-4zzxul97

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *