.

Масса в психологии

Психология народов», «психология масс», «психология инстинктов массового поведения». Стихийные формы поведения. Психология толпы.

Изучение массового стихийного поведения на­чалось со второй половины XIX века.

Психология народов как одна из первых форм социально-психологических теорий сложилась в середине XIX в. в Германии. Непосредственными создателями теории психологии народов выступили философ М. Лацарус (1824-1903) и языковед Г. Штейнталь (1823-1893). В 1859 г. был основан журнал «Психология народов и языкознание», где была опубликована их статья «Вводные рассуждения о психологии народов». В ней сформулирована мысль о том, что главная сила истории — народ, или «дух целого» (Allgeist), который выражает себя в искусстве, религии, языке, мифах, обычаях и т.д. Индивидуальное же сознание есть лишь его продукт, звено некоторой психической связи. Задача социальной психологии — «познать психологически сущность духа народа, открыть законы, по которым протекает духовная деятельность народа».

Психология масс представляет собой другую форму первых социально-психологических теорий, ибо она, по предложенному выше критерию, дает решение вопроса о взаимоотношении личности и общества с «индивидуалистических» позиций. Эта теория родилась во Франции во второй половине XIX в. Истоки ее были заложены в концепции подражания Г. Тарда. Он считал, что социальное поведение не имеет другого объяснения, кроме как при помощи идеи подражания. Благодаря подражанию возникают, по Тарду, групповые и общественные нормы и ценности. Усваивая их. Индивиды приспосабливаются к условиям общественной жизни.

Лебон, будучи социологом, преимущественное внимание уделял проблеме противопоставления масс и элит общества. В 1895 г. появилась его основная работа «Психология народов и масс», в которой и изложена суть концепции. С точки зрения Лебона, всякое скопление людей представляет собой «массу», главной чертой которой является утрата способности к наблюдению. Типичными чертами поведения человека в массе являются: обезличивание (что приводит к господству импульсивных, инстинктивных реакций), резкое преобладание роли чувств над интеллектом (что приводит к подверженности различным влияниям), вообще утрата интеллекта (что приводит к отказу от логики), утрата личной ответственности (что приводит к отсутствию контроля над страстями) (Лебон, 1896).

Третьей концепцией, которая стоит в ряду первых самостоятельных социально-психологических построений, является теория инстинктов социального поведенияанглийского психолога В. Макдугалла (1871-1938), переехавшего в 1920 г. в США и в дальнейшем работавшего там. Работа Макдугалла «Введение в социальную психологию» вышла в 1908 г., и этот год считается годом окончательного утверждения социальной психологии в самостоятельном существовании (в этом же году в США вышла книга социолога Э. Росса «Социальная психология», и, таким образом, достаточно символично, что и психолог и социолог в один и тот же год издали первый систематический курс по одной и той же дисциплине). Год этот, однако, лишь весьма условно может считаться началом новой эры в социальной психологии, поскольку еще в 1897 г. Дж. Болдуин опубликовал «Исследования по социальной психологии», которые могли бы претендовать тоже на первое систематическое руководство.

Основной тезис теории Макдугалла заключается в том, что причиной социального поведения признаются врожденные инстинкты. Эта идея есть реализация более общего принципа, принимаемого Макдугаллом, а именно стремления к цели, которое свойственно и животным, и человеку. Именно этот принцип особенно значим в концепции Макдугалла; в противовес бихевиоризму (трактующему поведение как простую реакцию на внешний стимул) он называл созданную им психологию «целевой» или «гормической» (от греческого слова «гормэ» — стремление, желание, порыв). Гормэ и выступает как движущая сила интуитивного характера, объясняющая социальное поведение. В терминологии Макдугалла, гормэ «реализуется в качестве инстинктов» (или позднее «склонностей»). Репертуар инстинктов у каждого человека возникает в результате определенного психофизического предрасположения — наличия наследственно закрепленных каналов для разрядки нервной энергии.

Стихийные формы поведения и психология толпы:

Субъектом стихийного массового поведения может быть любая, достаточно многочисленная группа людей, выделяющих себя по какому-либо признаку и осознающих свое единство в реализации совместных действий.

Публика — это большая группа людей, формирующаяся на основе общих интересов, не имеющая внутренней организации, эмоциональное состояние которой допускает рациональное осмысление и обсуждение ситуации. В основе формирования публики лежит наличие общего объекта внимания — популярной личности, уличного происшествия, зрелищных мероприятий в театре или на стадионе, митинга, демонстрации и т.п.

Масса — это совокупность индивидов, составляющих многочисленную, аморфную группу людей, не имеющих в большинстве прямых контактов между собой, но связанных общим и постоянным интересом.

Толпа – является самым сложным и самым важным субъектом стихийного массового поведения является толпа. Это контактная, внешне неорганизованная общность людей, отличающаяся высокой степенью конформизма ее членов, действующая крайне эмоционально и единодушно.

Как наиболее яркое выражение стихийного массового поведения, толпа — это крайне сложный объект для изучения и управления. Это связано с тем, что она может быстро переходить из одного состояния в другое, следовательно, меняется состояние и поведение людей.

Случайная толпа — скопление людей, желающих получить информацию о событиях или явлениях, очевидцами которых они стали по случайному стечению обстоятельств.

Основной контингент, составляющий случайную толпу, — лица, испытывающие острую потребность в острых впечатлениях. Как правило, случайная толпа формируется при всевозможных уличных происшествиях, дорожных авариях, пожарах, появлении необычных машин и механизмов, людей с непривычным внешним видом или поведением. Случайная толпа (толпа зевак) по своим характеристикам во многом напоминает публику и также способна быстро переходить в другие, более опасные виды толпы.

Экспрессивная толпа — группа людей, совместно выражающая чувство радости, скорби, гнева или протеста.

На форму проявления чувства, характер экспрессии оказывают влияние как сами события и явления, послужившие поводом, так и стереотипы поведения, правила и традиции, характерные для данной социальной среды, ее этнокультурные, профессиональные и другие особенности.

Наиболее сложный и опасный для общественного порядка вид толпы — действующая. Это контактная общность людей, осуществляющая активные действия относительно определенного объекта. Индивиды, составляющие данную сущность, связаны определенной целью и стремятся к ее достижению на основе совместных действий.

Агрессивная толпа отличается высшей степенью возбуждения и особо опасным характером поведения, в основе которого лежат негативные чувства по отношению к определенному объекту.

Поводом для формирования агрессивной толпы могут быть события и факты, затрагивающие действительные или ложно понятые интересы, касающиеся материальной или духовной сфер жизнедеятельности людей.

Формированию агрессивной толпы предшествует достаточно продолжительный период (от нескольких часов до нескольких суток) нарастания психологической напряженности, как в отдельных группах, так и в районах. В то же время сама агрессивная толпа и в пространстве, и во времени локализована.

Как правило, такая толпа может перемещаться на расстоянии нескольких километров, время ее существования ограниченно (6—8 часов).

Поведение агрессивной толпы может выражаться как в форме массовых беспорядков, так и в форме нарушения общественного и личного спокойствия, нормального хода общественной жизни, работы транспорта, предприятий, учреждений, оказания неповиновения представителям власти или угрозы насилием.

Одной из ярких разновидностей действующей толпы является спасающаяся. Такая толпа представляет собой группу людей, находящихся в состоянии паники. Эмоциональное состояние предельного напряжения — паники — может возникнуть в самых различных обстоятельствах, когда людьми овладевает чувство острой опасности. Источником такой опасности могут быть: стихийные бедствия, катастрофы, аварии, пожары, необычные природные явления, преступные действия отдельных лиц или групп и т.д.

Особое внимание обратим на то, что приведенная классификация весьма условна. В практическом плане наиболее важное свойство толпы — превращаемость.

Коль скоро толпа образовалась, она способна сравнительно легко превращаться из одного вида (подвида) в другой.

Превращения могут происходить спонтанно, т.е. без чьего-либо сознательного намерения, но могут быть спровоцированы умышленно. На использовании свойства превращаемости и строятся по большей части приемы манипуляции толпой с теми или иными целями.

Источник: https://studopedia.ru/14_25088_psihologiya-narodov-psihologiya-mass-psihologiya-instinktov-massovogo-povedeniya-stihiynie-formi-povedeniya-psihologiya-tolpi.html

2 Психология масс

Психология масс представляет собой другую форму первых социально-психологических теорий, ибо она, по предложенному выше критерию, дает решение вопроса о взаимоотношении личности и общества с «индивидуалистических» позиций. Эта теория родилась во Франции во второй половине XIX в. Истоки ее были заложены в концепции подражания Г.Тарда. С точки зрения Тарда, социальное поведение не имеет другого объяснения, кроме как при помощи идеи подражания. Официальная же, интеллектуалистически ориентированная академическая психология пытается объяснить его, пренебрегая аффективными элементами, и потому терпит неуспех. Идея же подражания учитывает иррациональные моменты в социальном поведении, поэтому и оказывается более продуктивной. Именно эти две идеи Тарда — роль иррациональных моментов в социальном поведении и роль подражания — были усвоены непосредственными создателями психологии масс. Это были итальянский юрист С.Сигеле (1868-1913) и французский социолог Г.Лебон (1841-1931). Сигеле в основном опирался на изучение уголовных дел, в которых его привлекала роль аффективных моментов. Лебон, будучи социологом, преимущественное внимание уделял проблеме противопоставления масс и элит общества. В 1895 г. появилась его основная работа «Психология народов и масс», в которой и изложена суть концепции.

С точки зрения Лебона, всякое скопление людей представляет собой «массу», главной чертой которой является утрата способности к наблюдению. Типичными чертами поведения человека в массе являются: обезличивание (что приводит к господству импульсивных, инстинктивных реакций), резкое преобладание роли чувств над интеллектом (что приводит к подверженности различным влияниям), вообще утрата интеллекта (что приводит к отказу от логики), утрата личной ответственности (что приводит к отсутствию контроля над страстями). Вывод, который следует из описания этой картины поведения человека в массе, состоит в том, что масса всегда по своей природе неупорядочена, хаотична, поэтому ей нужен «вождь», роль которого может выполнять «элита». Выводы эти были сделаны на основании рассмотрения единичных случаев проявления массы, а именно проявления ее в ситуации паники. Никаких других эмпирических подтверждений не приводилось, вследствие чего паника оказалась единственной формой действий массы, хотя в дальнейшем наблюдения над этой единственной формой были экстраполированы на любые другие массовые действия.

Масса легковерна и чрезвычайно легко поддается влиянию, она некритична, неправдоподобного для нее не существует. Она думает образами… Чувства массы всегда весьма просты и весьма гиперболичны. Она… не знает ни сомнений, ни неуверенности.

Масса немедленно доходит до крайности, высказанное подозрение сразу же превращается… в… уверенность, зерно антипатии — в дикую ненависть.

…тот, кто хочет на нее влиять, не нуждается в логической проверке своей аргументации, ему подобает живописать ярчайшими красками, преувеличивать и всегда повторять то же самое.

…она уважает силу… от своего героя она требует силы, даже насилия…

…масса подпадает под поистине магическую власть слов…

В психологии масс ярко проявляется определенная социальная окраска. Конец XIXв., ознаменованный многочисленными массовыми выступлениями, заставлял официальную идеологию искать средства обоснования различных акций, направленных против этих массовых выступлений. Большое распространение получает утверждение о том, что конец XIX — начало XX в. — это «эра толпы», когда человек теряет свою индивидуальность, подчиняется импульсам, примитивным инстинктам, поэтому легко поддается различным иррациональным действиям. Психология масс оказалась в русле этих идей, что позволило Лебону выступить против революционного движения, интерпретируя и его как иррациональное движение масс.

Что же касается чисто теоретического значения психологии масс, то оно оказалось двойственным: с одной стороны, здесь был поставлен вопрос о взаимоотношении личности и общества, но, с другой стороны, решение его было никак не обосновано. Формально в данном случае признавался известный примат индивида над обществом, но само общество произвольно сводилось к толпе, и даже на этом «материале» выглядело весьма односторонне, поскольку сама «толпа», или «масса», была описана лишь в одной-единственной ситуации ее поведения, ситуации паники. Хотя серьезного значения для дальнейших судеб социальной психологии психология масс не имела, тем не менее проблематика, разработанная в рамках этой концепции, имеет большой интерес, в том числе и для настоящего времени.

Г. Лебон отмечал, что в массе стираются индивидуальные различия отдельных людей и исчезает их своеобразие. Однако масса не только «отнимает» что-то у индивидуальной психики — она еще и придает входящим в нее людям новые качества. По Г. Лебону, главные отличительные признаки находящегося в массе индивида таковы: анонимность и исчезновение сознательной личности, преобладание бессознательной личности, снижение интеллекта и всей рациональной сферы, ориентация мыслей и чувств индивидов в одном и том же направлении вследствие внушения и заражения, тенденция к безотлагательному осуществлению внушенных идей. Г. Лебон констатировал: «Индивид не является больше самим собой, он стал безвольным автоматом». Механизмами психологического влияния массы на индивида являются заражение, подражание и внушение.

Г. Лебон писал: «В психологической массе самое странное следующее: какого бы рода ни были составляющие ее индивиды, какими схожими или несхожими ни были бы их образ жизни, занятие, их характер и степень интеллектуальности, но одним только фактом своего превращения в массу они приобретают коллективную душу, в силу которой они совсем иначе чувствуют, думают и поступают, чем каждый из них в отдельности чувствовал, думал и поступал бы. Есть идеи и чувства, которые проявляются или превращаются в действие только у индивидов, соединенных в массы. Психологическая масса есть провизорное существо, которое состоит из гетерогенных элементов, на мгновение соединившихся, точно так же, как клетки организма своим соединением создают новое качество с качествами совсем иными, чем качества отдельных клеток». Диалектика здесь уловлена, особенно в последней фразе. Однако до этого жестко постулируется: «одним только фактом своего превращения в массу они приобретают коллективную душу». То есть индивид отдельно, а масса — отдельно.

Однако в массе с индивидом происходят серьезные трансформации. Во-первых, «в массе, в силу одного только факта своего множества, индивид испытывает чувство неодолимой мощи, позволяющее ему предаться первичным позывам, которые он, будучи одним, вынужден был бы обуздывать». Тем более что особой необходимости обуздывать себя нет — принадлежность к массе гарантирует анонимность отдельного индивида. Масса никогда не несет ответственности сама, а принадлежность к массе избавляет от индивидуальной ответственности. Психологическим результатом этого является возрастающее ощущение власти у включенного в массу индивида, связанное еще и с ощущением своей безнаказанности.

Во-вторых, индивидуальная психика меняется в силу особой заразительности массы. Эффект психического заражения «есть легко констатируемый, но необъяснимый феномен, который следует причислить к феноменам гипнотического рода… В массе заразительно каждое действие, каждое чувство, и притом в такой сильной степени, что индивид очень легко жертвует своим личным интересом в пользу интереса общего. Это — вполне противоположное его натуре свойство, на которое человек способен лишь в качестве составной части массы». Масса заражает индивида. Индивид же, заражаясь массовыми мыслями, чувствами и переживаниями, начинает подражать тому, что делает масса. Изучая несколько иные феномены массовой психологии (например, моду— в том числе и «политическую»), Г. Тард говорил, фактически, об обратной стороне той же самой медали: о законах подражания, свойственных поведению человека в массе. Масса заражает индивида, а индивид, заражаясь, подражает массе.

В-третьих, важнейшей причиной, обусловливающей появление у объединенных в массу индивидов особых общих качеств, противоположных качествам отдельного, «изолированного» индивида, является «внушаемость, причем упомянутая заражаемость является лишь ее последствием», — считал Г. Лебон.

Согласно Г. Лебону, одним лишь фактом своей принадлежности к массе человек «спускается на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации». Будучи единичным, он мог быть образованным индивидом, но в массе он — варвар, «существо, обусловленное первичными позывами». Он обладает «спонтанностью, порывистостью, дикостью, а также и энтузиазмом и героизмом примитивных существ».

3. Фрейд писал: «Масса производит на отдельного человека впечатление неограниченной мощи… На мгновение она заменяет все человеческое общество, являющееся носителем авторитета, наказаний которого страшились и во имя которого себя столько ограничивали». Тут и происходит знаменитый фрейдовский катарсис — эмоциональное очищение от одних эмоций посредством появления других. «Масса кажется нам вновь ожившей первобытной ордой. Так же как в каждом отдельном человеке первобытный человек фактически сохранился, так и из любой человеческой толпы может снова возникнуть первобытная орда… Мы должны сделать вывод, что психология массы является древнейшей психологией человечества; все, что мы, пренебрегая всеми остатками массы, изолировали как психологию индивидуальности, выделилось лишь позднее, постепенно и, так сказать, все еще только частично, из древней массовой психологии». Значит, потенциально возможность регресса индивидуальной психологии заложена в самой природе и истории становления человеческой психики. «Некоторые черты в характеристике Лебона подтверждают право отождествить массовую душу с душой примитивного человека».

«Импульсы, которым повинуется масса, могут быть, смотря по обстоятельствам, благородными или жестокими, героическими или трусливыми, но во всех случаях они столь повелительны, что не дают проявляться не только личному интересу, но даже инстинкту самосохранения. Ничто у нее не бывает преднамеренным. Если она и страстно желает чего-нибудь, то всегда ненадолго, она не способна к постоянству воли. Она не выносит отсрочки между желанием и осуществлением желаемого. Она чувствует себя всемогущей, у индивида в массе исчезает понятие невозможного».

Согласно 3. Фрейду, «индивид, находящийся в продолжение некоторого времени в зоне активной массы, впадает вскоре вследствие излучений, исходящих от нее, или по какой-либо другой неизвестной причине — в особое состояние, весьма близкое к «зачарованности», овладевающей загипнотизированным под влиянием гипнотизера… Сознательная личность совершенно утеряна, воля и способность различения отсутствуют, все чувства и мысли ориентированы в направлении, указанном гипнотизером. Таково, приблизительно, состояние индивида, принадлежащего к психологической массе. Он больше не сознает своих действий. Как у человека под гипнозом, так и у него, известные способности могут быть изъяты, а другие доведены до степени величайшей интенсивности. Под влиянием внушения он в непреодолимом порыве приступит к исполнению определенных действий. И это неистовство у масс еще непреодолимее, чем у загипнотизированного, ибо равное для всех индивидов внушение возрастает в силу взаимодействия».

Объективно говоря, влияние массы на индивида противоречиво. С одной стороны, это регрессивное влияние. В массе человек способен на все. Масса может совершать такие преступления, на которые каждый из составляющих ее индивидов по отдельности никогда не способен. Масса способна на убийство, причем потом никакие расследования не смогут обнаружить того, кто конкретно бил, стрелял или орудовал, скажем, саперной лопаткой. Дело в том, что, помимо уже названных изменений индивидуального сознания под влиянием массы, существует еще один — феномен так называемой ретроградной амнезии, частичной потери памяти на прошедшие события. Обычно человек просто не может в деталях вспомнить, что он делал. Его воспоминания обычно носят отрывочный, фрагментарный характер. Амнезия сопровождается упадком сил после сильного эмоционального стресса, что соответствует состоянию «физиологического аффекта».

В толпе, как и во всех иных формах массового стихийного поведения, мы встречаемся с проявлениями частичного исчезновения индивидуальных черт личности. Вследствие этого у людей сильно возрастает готовность к заражению и, одновременно, склонность к подражанию. Реакция на внешние стимулы направляется не рефлексией, а первым эмоциональным импульсом или подражанием поведению других людей. Исчезновение рефлексивности, деиндивидуализация усиливают чувство общности со всей толпой. Это влечет за собой ослабление ощущения важности этических и правовых норм. Толпа создает сильное ощущение правильности предпринимаемых действий. Обусловленные эмоциями способы действия не оцениваются критически. Господствующая в толпе эмоциональная напряженность увеличивает ощущение собственной силы и уменьшает чувство ответственности за совершаемые поступки. Особую силу толпе придает наличие конкретных оппонентов. «Нельзя понять историю, не имея в виду, что мораль и поведение отдельного человека сильно отличаются от морали и поведения того же человека, когда он представляет собой эту часть общества».

Б. Ф. Поршнев писал: «Толпа — это иногда совершенно случайное множество людей. Между ними может не быть никаких внутренних связей, и они становятся общностью лишь в той мере, в какой охвачены одинаковой негативной, разрушительной эмоцией по отношению к каким-либо лицам, установлениям, событиям. Словом, толпу подчас делает общностью только то, что она «против», что она против «них»».

Один из героев У. Фолкнера так воспринимал толпу, собравшуюся у тюрьмы, где держали негра, обвинявшегося в убийстве белого. Он видел перед собой «бесчисленную массу лиц, удивительно схожих отсутствием всякой индивидуальности, полнейшим отсутствием своего «я», ставшего «мы», ничуть не нетерпеливых даже, не склонных спешить, чуть ли не парадных в полном забвении собственной своей страшной силы…».

В результате воздействия всех названных выше феноменов члены толпы часто действуют как бы под влиянием гипноза. Однако, критикуя идеи Г. Лебона и 3. Фрейда, писавших о «гипнотической сущности толпы» и «психозе толпы», Я. Щепаньский писал: «…это лишь некий краткий оборот, обозначающий степень интенсивности действия сходных импульсов и эмоций у всех членов толпы. Этот «гипноз» действует сильнее или слабее в зависимости от характера стимулов, вызывающих реакцию толпы, от конкретной общественно-исторической ситуации, в которой собралась толпа, и от индивидуальных черт ее членов».

Выделяют ряд условий действия такого «гипноза». Во-первых, это предварительно существующие устойчивые установки и убеждения. Легко вызвать возникновение терроризирующей толпы, например, направленной против давно ненавистных ей социальных групп или институтов. Во-вторых, это убеждения и склонности, соответствующие лозунгам, побуждающим толпу к действиям. В-третьих, это молодой возраст и отсутствие достаточного социального опыта. Наконец, в-четвертых, это низкий уровень умственного развития и недостаточная развитость интеллектуальных элементов психики, отсутствие привычки анализировать свое поведение, недостаточно сильная воля, нетвердость социально-политических взглядов, отсутствие устойчивых убеждений. Выражаясь метафорически, Б. Ф. Поршнев утверждал, что условия формирования толпы — «это своего рода «ускоритель», который во много раз «разгоняет» ту или иную склонность, умножает ее, может разжечь до огромной силы» (Поршнев, 1965). В этом, собственно, он и видел реальную конкретность того, что прежние авторы считали «гипнотической сущностью» толпы. Хотя, разумеется, мысль о «разгоне» тех или иных «склонностей» неизбежно приводила к пониманию многоликости и неоднородности толпы.

Источник: https://StudFiles.net/preview/3235136/page:2/

Шпаргалка по Психологии (10)

Периодизация Пиаже исключительно посвящена когнитивному развитию, которое автор абсолютизировал и считал основой всей психической жизни человека. Он оставлял в тени вопрос о связи между познанием и аффективной (эмоциональной) сферой. Ребенок в концепции Пиаже приходит к социуму долгим путем, расставаясь со своим эгоцентризмом.

65Ранние социально-психологические теории : психология народов (М. Лацарус, Г. Штейнталь, В. Вундт), психология масс (Г. Тард, Г. Лебон, С. Сигеле), теория инстинктов социального действия (У. Макдугалл).

1 ПСИХОЛОГИЯ НАРОДОВ

Психология народов как одна из первых форм социально-психологических теорий сложилась в середине XIX в. в Германии. С точки зрения выделенного нами критерия, психология народов предлагала «коллективистическое» решение вопроса о соотношении личности и общества: в ней допускалось субстанциональное существование «сверхиндивидуальной души», подчиненной «сверхиндивидуальной целостности», каковой является народ (нация). Непосредственными создателями теории психологии народов выступили философ М.Лацарус (1824-1903) и языковед Г.Штейнталь (1823-1893). В 1859 г. был основан журнал «Психология народов и языкознание», где была опубликована их статья «Вводные рассуждения о психологии народов». В ней сформулирована мысль о том, что главная сила истории — народ, или «дух целого», который выражает себя в искусстве, религии, языке, мифах, обычаях и т.д. Индивидуальное же сознание есть лишь его продукт, звено некоторой психической связи. Задача социальной психологии — «познать психологически сущность духа народа, открыть законы, по которым протекает духовная деятельность народа».

В дальнейшем идеи психологии народов получили развитие во взглядах В. Вундта (1832-1920). Впервые свои идеи по этому поводу Вундт сформулировал в 1863 г. в «Лекциях о душе человека и животных». Основное же развитие идея получила в 1900 г. в первом томе десятитомной «Психологии народов». Уже в «Лекциях» на основании курса, прочитанного в Гейдельберге, Вундт изложил мысль о том, что психология должна состоять из двух частей: физиологической психологии и психологии народов. Соответственно каждой части Вундтом были написаны фундаментальные работы, и вот именно вторая часть была изложена в «Психологии народов». С точки зрения Вундта, физиологическая психология является экспериментальной дисциплиной, но эксперимент не пригоден для исследования высших психических процессов — речи и мышления. Поэтому именно с этого «пункта» и начинается психология народов. В ней должны применяться иные методы, а именно анализ продуктов культуры: языка, мифов, обычаев, искусства.

В. Вундта (1832-1920), создатель одной из первых форм социально-психологического знания.

Предшественниками Вундта в создании новой науки были Лацарус и Штейнталь. Вначале его разногласия с последними были едва уловимы, но затем он серьезно отклонился от предложенного ими пути.

Во-первых, для Лацаруса и Штейнталя изучение народного духа сводится к изучению тех же психологических явлений, что и изучение составляющих народ индивидов. Вундт согласен с ними, что душа народа вовсе не является бестелесной, независимо от индивидов пребывающей сущностью. Более того — она ничто вне последних. Но он последовательно проводит основополагающую для социальной психологии мысль, что совместная жизнь индивидов и их взаимодействие между собой должны порождать новые явления со своеобразными законами, которые хотя и не противоречат законам индивидуального сознания, но не сводятся к ним. А в качестве этих новых явлений, иными словами, в качестве содержания души народа им рассматриваются общие представления, чувства и стремления многих индивидов .

Во-вторых, Вундт стремится сузить программу изучения психологии народов, предложенную Лацарусом и Штейнталем. Хотя, по его утверждению, в реальных исследованиях невозможно полностью разграничить описание и объяснение, наука о душе народа призвана объяснять общие законы ее развития. А описывать психические свойства отдельных народов должна этнология, являющаяся для психологии народов вспомогательной дисциплиной. Кстати сказать, Штейнталь в своих поздних трудах согласился с точкой зрения Вундта по этому вопросу и отдал описательную психологическую этнологию на откуп этнографам.

B -третьих, по мнению Вундта, общие представления многих индивидов проявляются прежде всего в языке, мифах и обычаях, а остальные элементы духовной культуры вторичны и сводятся к _ ним. Так, искусство, науки и религия долгое время в истории человечества были связаны с мифологическим мышлением. Поэтому как предмет изучения они должны быть исключены из психологии народов. Правда, в своем многотомном труде Вундт не всегда последователен, например, довольно часто он рассматривает религию и искусство как часть психологии народов.Ознакомившись с идеями Вундта, легко догадаться, что основным методом психологии народов он рассматривает анализ конкретно-исторических продуктов духовной жизни, т.е. языка, мифов и обычаев, которые, по его мнению, представляют собой не фрагменты творчества народного духа, а сам этот дух.

2 ПСИХОЛОГИЯ МАСС

Психология масс представляет собой другую форму первых социально-психологических теорий, ибо она, по предложенному выше критерию, дает решение вопроса о взаимоотношении личности и общества с «индивидуалистических» позиций. Эта теория родилась во Франции во второй половине XIX в. Истоки ее были заложены в концепции подражания Г.Тарда. С точки зрения Тарда, социальное поведение не имеет другого объяснения, кроме как при помощи идеи подражания. Официальная же, интеллектуалистически ориентированная академическая психология пытается объяснить его, пренебрегая аффективными элементами, и потому терпит неуспех. Идея же подражания учитывает иррациональные моменты в социальном поведении, поэтому и оказывается более продуктивной. Именно эти две идеи Тарда — роль иррациональных моментов в социальном поведении и роль подражания — были усвоены непосредственными создателями психологии масс. Это были итальянский юрист С.Сигеле (1868-1913) и французский социолог Г.Лебон (1841-1931). Сигеле в основном опирался на изучение уголовных дел, в которых его привлекала роль аффективных моментов. Лебон, будучи социологом, преимущественное внимание уделял проблеме противопоставления масс и элит общества. В 1895 г. появилась его основная работа «Психология народов и масс», в которой и изложена суть концепции.

С точки зрения Лебона, всякое скопление людей представляет собой «массу», главной чертой которой является утрата способности к наблюдению. Типичными чертами поведения человека в массе являются: обезличивание (что приводит к господству импульсивных, инстинктивных реакций), резкое преобладание роли чувств над интеллектом (что приводит к подверженности различным влияниям), вообще утрата интеллекта (что приводит к отказу от логики), утрата личной ответственности (что приводит к отсутствию контроля над страстями). Вывод, который следует из описания этой картины поведения человека в массе, состоит в том, что масса всегда по своей природе неупорядочена, хаотична, поэтому ей нужен «вождь», роль которого может выполнять «элита». Выводы эти были сделаны на основании рассмотрения единичных случаев проявления массы, а именно проявления ее в ситуации паники. Никаких других эмпирических подтверждений не приводилось, вследствие чего паника оказалась единственной формой действий массы, хотя в дальнейшем наблюдения над этой единственной формой были экстраполированы на любые другие массовые действия.В толпе, как и во всех иных формах массового стихийного поведения, мы встречаемся с проявлениями частичного исчезновения индивидуальных черт личности. Вследствие этого у людей сильно возрастает готовность к заражению и, одновременно, склонность к подражанию. Реакция на внешние стимулы направляется не рефлексией, а первым эмоциональным импульсом или подражанием поведению других людей. Исчезновение рефлексивности, деиндивидуализация усиливают чувство общности со всей толпой. Это влечет за собой ослабление ощущения важности этических и правовых норм. Толпа создает сильное ощущение правильности предпринимаемых действий. Обусловленные эмоциями способы действия не оцениваются критически. Господствующая в толпе эмоциональная напряженность увеличивает ощущение собственной силы и уменьшает чувство ответственности за совершаемые поступки. Особую силу толпе придает наличие конкретных оппонентов. «Нельзя понять историю, не имея в виду, что мораль и поведение отдельного человека сильно отличаются от морали и поведения того же

3 ТЕОРИЯ ИНСТИНКТОВ СОЦИАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Третьей концепцией, которая стоит в ряду первых самостоятельных социально-психологических построений, является теория инстинктов социального поведения английского психолога В.Макдугалла (1871-1938), переехавшего в 1920 г. в США и в дальнейшем работавшего там. Работа Макдугалла «Введение в социальную психологию» вышла в 1908 г., и этот год считается годом окончательного утверждения социальной психологии в самостоятельном существовании (в этом же году в США вышла книга социолога Э.Росса «Социальная психология», и, таким образом, достаточно символично, что и психолог и социолог в один и тот же год издали первый систематический курс по одной и той же дисциплине). Год этот, однако, лишь весьма условно может считаться началом новой эры в социальной психологии, поскольку еще в 1897 г. Дж.Болдуин опубликовал «Исследования по социальной психологии», которые могли бы претендовать тоже на первое систематическое руководство.

Основной тезис теории Макдугалла заключается в том, что причиной социального поведения признаются врожденные инстинкты. Эта идея есть реализация более общего принципа, принимаемого Макдугаллом, а именно стремления к цели, которое свойственно и животным, и человеку. Именно этот принцип особенно значим в концепции Макдугалла; в противовес бихевиоризму (трактующему поведение как простую реакцию на внешний стимул) он называл созданную им психологию «целевой» или «гормической» (от греческого слова «гормэ» — стремление, желание, порыв). Гормэ и выступает как движущая сила интуитивного характера, объясняющая социальное поведение. В терминологии Макдугалла, гормэ «реализуется в качестве инстинктов» (или позднее «склонностей»).

Репертуар инстинктов у каждого человека возникает в результате определенного психофизического предрасположения — наличия наследственно закрепленных каналов для разрядки нервной энергии.

Инстинкты включают аффективную (рецептивную), центральную (эмоциональную) и афферентную (двигательную) части. Таким образом, все, что происходит в области сознания, находится в прямой зависимости от бессознательного начала. Внутренним выражением инстинктов являются главным образом эмоции. Связь между инстинктами и эмоциями носит систематический и определенный характер. Макдугалл перечислил семь пар связанных между собой инстинктов и эмоций: инстинкт борьбы и соответствующие ему гнев, страх; инстинкт бегства и чувство самосохранения; инстинкт воспроизведения рода и ревность, женская робость; инстинкт приобретения и чувство собственности; инстинкт строительства и чувство созидания; стадный инстинкт и чувство принадлежности. Из инстинктов выводятся и все социальные учреждения: семья, торговля, различные общественные процессы, в первую очередь война. Отчасти именно из-за этого упоминания в теории Макдугалла склонны были видеть реализацию дарвиновского подхода, хотя, как известно, будучи перенесен механически на общественные явления, этот подход утрачивал какое бы то ни было научное значение.

Несмотря на огромную популярность идей Макдугалла, их роль в истории науки оказалась весьма отрицательной: интерпретация социального поведения с точки зрения некоего спонтанного стремления к цели узаконивала значение иррациональных, бессознательных влечений в качестве движущей силы не только индивида, но и человечества. Поэтому, как и в общей психологии, преодоление идей теории инстинктов послужило в дальнейшем важной вехой становления научной социальной психологии.

ВЫВОД

Таким образом, можно подытожить, с каким же теоретическим багажом осталась социальная психология после того, как были выстроены эти ее первые концепции. Прежде всего, очевидно, положительное значение их заключается в том, что были выделены и четко поставлены действительно важные вопросы, подлежащие разрешению: о соотношении сознания индивида и сознания группы, о движущих силах социального поведения и т.д.

46. Понятие выборки, группы (формирование, нормализация, однородность и т.д.). Ошибки выборки. Использование в психодиагностике методов статистического анализа.

Выборка –это часть объектов из ген совокупности отобранных для изучения с тем чтобы сделать заключение обо всей ген совокупности. Для того чтобы заключение , полученное путем изучение выборки , можно было расспространить на всю ген совокупность , выборка должна обладать сво-вом реперзентативности( св-во выборки воспроизводить характеристики ген совокупности. Одна и та же выборка может быть репрезентативной и нерепрезентативной для разных ген совокупностей. Объем выборки определяется 4 факторами: 1. Число групп и подгрупп анализ которых следует провести 2. Ценность информации которую должно предоставить исследование и требуемое точность результатов 3. Стоимость выборки следует провести анализ затрат и выгод. Если стоимость выборки низка , оправданно формированием большей по объему выборки 4.разброс значений совокупности.если все члены совокупности придерживаются единого мнения в полне достаточно выборки из одного человека.

Источник: https://works.doklad.ru/view/vY53p87VYDM/41.html

24.Психология масс. Основные принципы психологии масс. Масса, публика, толпа.

Первое представление о понятии «массы» связывают с интерпре­тацией 3. Фрейда, который считал массу сообществом людей, где существует либидонозная привязанность и к вождю (лидеру), и между индивидами. По Фрейду, «первичная масса» — это масса, имеющая вождя и не обладающая качествами индивида. Это какое-то количест­во индивидов, которые сделали своим «Я-Сверх» один и тот же объ­ект и оттого в своем «Я» идентифицировались между собой. Фрейд ввел понятие и массы гомогенной — массы психологической, состоя­щей из однородных индивидов.

Советские исследователи рассматривали массу как более или менее стабильное образование с довольно нечеткими границами, однако в значительной степени организованное. В этом представлении заложено внутреннее противоречие: ведь в таком случае это образо­вание перестает быть стихийным.

Все же необходимо различать «массу» и «толпу» как самостоятельные стихийные социальные группы. Ближе всего к этой трактовке подошел Г. Блуммер, давший сущностные признаки массы.

Масса обладает статистическим характером общности. Данная общность совпадает с множ-вом дискретных «единиц» и не представляет собой какого-либо самостоятельного, целостного образования, отличного от составл-щих ее элементов.

Масса — статистически вероятностная общность. Вхождение индивидов в данную общность носит неупорядоченный, случайный характер. Такая общность практически всегда отличается открытыми, размытыми границами, неопределенным количествен­ным и качественным составом.

Масса — общность, отличающаяся ситуативным характером. Это означает, что она образуется и функционирует исключительно на базе и в границах той или иной конкретной деятельности, невозможна вне ее.

Масса почти всегда является неустойчивым образованием, меня­ющимся от случая к случаю, от одной конкретной ситуации к другой.

Масса—общность выражение гетерогенная, т.е. разнородная. Она откровенно внегрупповая или межгрупповая. В подобной общности разрушаются границы между всеми существующими социальными, демографическими, политическими, региональными, образова­тельными и иными группами.

Масса имеет ряд отличительных черт:

  • ее члены могут занимать различное общественное положение, происходить из любого слоя общества;

  • она может включать людей с различными классовыми позициями, отличающихся друг от друга по профессиональному признаку, культурному уровню и материальному состоянию;

  • масса является анонимной группой или, точнее, состоит из анонимных индивидов;

  • между членами массы почти нет взаимодействия и обмена пе­реживаниями;

  • обычно члены массы физически отделены друг от друга и, бу­дучи анонимными, не имеют возможности «толочься», как это делают люди в толпе;

  • масса имеет очень рыхлую организацию и неспособна действо­вать согласованно и едино, что отличает толпу;

  • масса лишена черт общества или общины;

  • у массы нет ни социальной организации, ни обычаев и традиций, ни организованных установок, ни структуры статусных ролей, ни закрепившегося умения.

Психологические характеристики массы состоят в следующем:

Масса импульсивна, изменчива. Ею руководит почти исключительно бессознательная сфера. Импульсы, которым повинуется масса, могут быть благородными или жестокими, героическими или трусливыми. Однако они настолько повелительны, что побеждают личное, даже инстинкт самосохранения.

Масса ничего не делает преднамеренно. Если даже она страстно чего-нибудь хочет, то все-таки это продолжается недолго. Она не способна к длительному проявлению чувства, не выносит никакой отсрочки между своим желанием и осуществлением его. У нее есть чувство всемогущества,

Масса чрезвычайно легко поддается внушению. Она легковерна. Она лишена критики. Чувства массы очень просты и чрезмерны. Масса не знает ни сомнений, ни колебаний и немедленно переходит к самым крайним действиям. Высказанное подозрение превращается у нее в неопровержимую истину, зародыш антипатии — в дикую ненависть.

Масса — раздражительна. Склонная ко всему крайнему, масса возбуждается чрезмерными раздражениями. Чтобы увлечь массу, нужно обращаться не к разуму, она лишена его, а к воображению.

Масса никогда не знает жажды истины. Она требует иллюзий, от которых не может отказаться. Ирреальное всегда имеет у нее пре­имущество перед реальным. Несуществующее влияет на нее столь же сильно, как и существующее. Не логика правит массой, а легенда. Не наука способна завоевать массу, а мифы, которые создадут для нее. Мифы легко запомнить. Они апеллируют к чувствам плебса.

Для управления массой, должна определиться элита. Руководитель, не нуждается ни в какой логической оценке своих аргументов. Он должен рисовать самые яркие картины, преувеличивать и повторять все одно и то же.

Поведение массы является спонтанным, самобытным, элементар­ным, оно не определяется правилами или чьим-то ожиданием. Массовое поведение парадоксальным образом выстраивается из индивидуальных линий деятельности, а не из согласованного действия. Эти индивидуальные деятельности выступают прежде всего в форме выборов, которые являются откликом на неясные порывы и эмоции, пробуждаемые объектом массового интереса. Так выбирают новую зубную пасту, книги, новую моду, философию или религиозные убеждения.

Если индивидуальные линии поведения сходятся, влияние массы может быть весьма значительным.

Понятие толпы. Виды толп. Механизм ее формирования и состав

Толпа — это не только стихийное, случайное, неорганизованное скопление людей, но и стру­ктурированное, в той или иной степени организованное объединение индивидов. Например, уже Ле Бон предложил следующую классификацию толп, исходной точкой кото­рой служит «простое скопище» людей. Это, во-первых, то­лпа разнородная: а) анонимная (уличная и др.); б) неано­нимная (присяжные, парламентские собрания и т.д.). И, во-вторых, толпа однородная: а) секты (политические, ре­лигиозные и т.д.); б) касты (военные, рабочие, духовенство и т.д.); в) классы (буржуазия, крестьянство и т.д.)»‘. А, согласно Тарду, помимо толп анархических, аморфных, естественных и т.д., существуют еще толпы организован­ные, дисциплинированные, искусственные (например, по­литические партии, государственные структуры, организа­ции типа церкви, армии и т.д.). Именно искусственные толпы привлекли наибольшее внимание Фрейда.

«Превращенные» формы толпы, Москвиси вслед за Тардом особо отмечает еще одну и, быть может, наиболее существенную трансфо­рмацию толпы… в публику. Если изначально толпа есть скопление людей в одном и том же замкнутом пространст­ве в одно и то же время, то. публика — это рассеянная то­лпа. Благодаря средствам массовой коммуникации читатели газет, радиослушатели, телезрители и т.д. существуют все вместе как специфическая общность людей, как особая ра­зновидность толпы. А в отношении рассеянной толпы и превращения ее в публику можно еще добавить, что, чем интенсивнее идет процесс такого рассеивания, тем острее встает уже упо­минавшийся выше вопрос о том, является ли человеческий индивид социальным, если он находится вне толпы, вообще вне определенной общности людей.

Толпа — бесструктурное скопление людей, лишенных ясно осоз­наваемой общности целей, но взаимно связанных сходством эмоцио­нального состояния и общим объектом внимания.

Термин «толпа» вошел в социальную психологию в период мощного революционного подъема масс в конце XIX—начале XX в. (Тогда главным образом слабо организованные выступления трудящихся против эксплуататоров.)

При объединении малых групп, состоящих из индивидов, которые негодуют по определенному поводу, в достаточно большую группу, резко возрастает вероятность проявления стихийного поведения. Последнее может быть направлено на выражение испытываемых людьми чувств, оценок и мнений либо на изменение ситуации через действие. Очень часто субъектом такого стихийного поведения оказывается толпа.

Толпой как субъектом массовых форм внеколлективного поведения часто становится публика, под которой понимается большая группа людей, возникающая на основе общих интересов, часто без какой-либо организации, но обязательно при ситуации, которая затрагивает общие интересы и допускает рациональное обсуждение;

Основные механизмы формирования толпы и развития ее специфи­ческих качеств — циркулярная реакция (нарастающее взаимонаправ­ленное эмоциональное заражение), а также слухи.Основные этапы формирования толпы:

Образование ядра толпы. Нередко формирование толпы начинается с некоего ядра, в качестве которого выступают зачинщики. Первоначальное ядро толпы может сложиться под влиянием рационалистических соображений и ставить перед собой вполне определенные цели. Но в дальнейшем ядро обрастает лавинообразно и стихийно. Толпа увеличивается, вбирая в себя людей, которые, казалось бы, ничего общего друг с другом до этого не имели.

Спонтанно толпа образуется в результате какого-либо проис­шествия, которое привлекает внимание людей и рождает в них ин­терес (точнее, в самом начале — любопытство). Будучи взволнован­ным этим событием, индивид, присоединившийся к уже собрав­шимся, готов утратить некоторую часть своего обычного самообладания и получать возбуждающую информацию от объекта интереса. Начинается циркулярная реакция, побуждающая собравшихся проявлять схожие эмоции и удовлетворять новые эмоциональные потребности через психическое взаимодействие.

Циркулярная реакция составляет первый этап формирования и функционирования толпы.

Процесс кружения. Второй этап начинается одновременно с процессом кружения, в ходе которого чувства еще больше обостряются и возникает готовность реагировать на информацию, поступающую от присутствующих. Внутреннее кружение на основе продолжающейся циркулярной реакции нарастает. Нарастает и возбуждение. Люди оказываются предрасположенными не только к совместным, но и к немедленным действиям.

Появление нового общего объекта внимания. Процесс кружения подготавливает собой третий этап формирования толпы. Этот этап — появление нового общего объекта внимания, на котором фокусируются импульсы, чувства и воображение людей. Если первоначально общий объект интереса составляло возбуждающее событие, собравшее вокруг себя людей, то на этом этапе новым объектом внимания становится образ, создаваемый в процессе кружения в разговорах участников толпы. Этот образ — результат творчества самих участников. Он разделяется всеми, дает индивидам общую ориентацию и выступает в качестве объекта совместного поведения. Возникновение такого воображаемого объекта становится фактором, сплачивающим толпу в единое целое.

Активизация индивидов через возбуждение. Последний этап в формировании толпы составляет активизация индивидов допол­нительным стимулированим через возбуждение импульсов, соответ­ствующих воображаемому объекту. Такое (на основе внушения) стиму­лирование происходит чаще всего как результат руководства лидера. Оно побуждает индивидов, составляющих толпу, приступить к конк­ретным, часто агрессивным, действиям.

Состав толпы: Ядро толпы, или зачинщики, — субъекты, задача которых сформировать толпу и использовать ее разрушительную энергию в поставленных целях. Участники толпы — субъекты, примкнувшие к ней вследствие идентификации своих ценностных ориентации с направлением действий толпы. Они не зачинщики, но оказываются в сфере влияния

Психологические особеннос­ти толпы проявляются в различных сферах: когнитивной, эмоционально-волевой, темпераментальной, моральной.

В когнитивной сфере Изолированный индивид обладает способностью подавлять бес­сознательные рефлексы, в то время как толпа этой способности не имеет.

Особенности воображения. У толпы сильно развита способность к воображению. Толпа очень восприимчива к впечатлениям. Образы, поражающие воображение толпы, всегда бывают простыми и ясными. Вызванные в уме толпы кем-либо образы, представление о каком-нибудь событии или случае по своей живости почти равны реальным образам. Не факты сами по себе поражают воображение толпы, а то, как они предъявляются ей. Важный эффект толпы — коллективные галлюцина­ции. В воображении людей, собравшихся в толпе, события претерпе­вают искажения.

Особенности мышления. Толпа мыслит образами, и вызванный в ее воображении образ, в свою очередь, вызывает другие, не имеющие никакой логической связи с первым. Толпа не отделяет субъективное от объективного. Она считает реальными образы, вызванные в ее уме и зачастую имеющие лишь очень отдаленную связь с наблюдаемым ею фактом. Толпа, способная мыслить только образами, восприимчива только к образам.

Толпа не рассуждает и не обдумывает. Она принимает или от­брасывает идеи целиком. Она не переносит ни споров, ни противоре­чий. Рассуждения толпы основываются на ассоциациях, но они связа­ны между собою лишь кажущейся аналогией и последовательностью. Толпа способна воспринимать лишь те идеи, которые упрощены до предела. Суждения толпы всегда навязаны ей и никогда не бывают результатом всестороннего обсуждения. Толпа никогда не стремится к правде. Она отворачивается от очевидности, которая не нравится ей, и предпочитает поклоняться заблуждениям и иллюзиям, если только они прельщают ее. Для толпы, не способной ни к размышлению, ни к рассуждению, не существует ничего невероятного, однако невероятное-то и поражает всего сильнее.В толпе нет предумышленности. Она может последовательно пе­режить и пройти всю гамму противоречивых чувствований, но всегда будет находиться под влиянием возбуждений минуты. Ассоциация разнородных идей, имеющих лишь кажущееся отношение друг к другу, и немедленное обобщение частных случаев — вот характерные черты рассуждении толпы.

Особенности мышления толпы:Категоричность. Не испытывая никаких сомнений относительно того, что есть истина и что есть заблуждение, толпа выражает такую же авторитетность в своих суждениях, как и нетерпимость. Консерватизм. Будучи в основе своей чрезвычайно консерватив­на, толпа питает глубокое отвращение ко всем новшествам и испыты­вает безграничное благоговение перед традициями. Внушаемость. Фрейд выдвинул весьма продуктивную идею для описания феномена толпы. Он рассматривал толпу как человеческую массу, находящуюся под гипнозом. Самое опасное и самое существен­ное в психологии толпы — это ее восприимчивость к внушению. Как бы ни была нейтральна толпа, она все-таки находится в состоя­нии выжидательного внимания, которое облегчает всякое внушение. Заражаемость. Псих-е заражение способствует образо­ванию в толпе особых свойств и определяет их направление. Человек склонен к подражанию. Мнения и верования распространяются в толпе путем заражения.

Для эмоционально-волевой сферы толпы характерны:Эмоциональность. В толпе имеет место такое социально-психо­логическое явление, как эмоциональный резонанс. Люди, участвующие в эксцессе, не просто соседствуют друг с другом. Они заражают окружающих и сами заражаются от них. Участники толпы при обмене эмоциональными зарядами постепенно накаляют общее настроение до такой степени, что происходит эмоциональный взрыв, с трудом контролируемый сознанием. Высокая чувственность. Чувства и идеи отдельных лиц, образующих целое, именуемое толпой, принимают одно и то же направление. Рождается коллективная душа, имеющая, правда, временный характер. Различные импульсы, которым повинуется толпа, всегда настолько сильны, что никакой личный интерес, даже чувство самосохранения, не в состоянии их подавить.В толпе преувеличение чувства обусловливается тем, что само это чувство, распространяясь очень быстро посредством внушения и заражения, вызывает всеобщее одобрение, которое и содействует в значительной мере возрастанию его силы. Сила чувств толпы еще более увеличивается из-за отсутствия от­ветственности. Уверенность в безнаказанности (тем более сильная, чем многочисленнее толпа) и сознание значительного (хотя и времен­ного) могущества дают возможность скопищам людей проявлять такие чувства и совершать такие действия, которые просто немыслимы и невозможны для отдельного человека. Односторонность и преувеличение чувств толпы ведут к тому, что она не ведает ни сомнений, ни колебаний. Экстремизм.Поддаваться инстинктам разрушения опасно для изолированного индивида, но находясь в безответственной толпе, где ему обеспечена безнаказанность, он может свободно следовать веле­нию своих инстинктов. В толпе малейшее пререкание или прекословие со стороны какого-либо оратора немедленно вызывает яростные крики и бурные ругательства. Нормальное состояние толпы, наткнувшейся на препятствие, — это ярость. Толпа никогда не дорожит своей жизнью во время возмущения. Особенность толпы состоит и в специфике социально-психологи­ческих явлений, определяющих единообразие поведения ее участников. Толпа создается главным образом на базе противопоставления данной общности объекту недовольства. В толпе противопоставление «мы» и «они» достигает социально значимой, нередко весьма опасной величины.Мотивация. Личный интерес очень редко бывает могущественным двигателем в толпе, в то время как у отдельного человека он стоит на первом месте. Хотя все желания толпы бывают очень страстными, они все же продолжаются не долго, и толпа так же мало способна проявить настойчивую волю, как и рассудительность.Безответственность. Она порождает нередко невероятную жесто­кость агрессивной толпы, подстрекаемой демагогами и провокатора­ми. Безответственность позволяет толпе топтать слабых и преклоняться перед сильными.

В темпераментальной сфере: Физическая активность. Стремление немедленно превратить в действия внушенные идеи — характерный признак толпы. Диффузность. Возбудители, которые действуют на повинующуюся им толпу, весьма разнообразны — этим объясняется ее чрезвычайная изменчивость. Мнение толпы непостоянно.Отсутствие ясных целей, отсутствие или диффузность структуры порождают наиболее важное свойство толпы — ее легкую превращае-моеть из одного вида (или подвида) в другой. Такие превращения часто происходят спонтанно. Знание их типичных закономерностей и механизмов позволяет умышленно манипулировать поведением толпы в авантюристических целях либо в целях сознательного предотвраще­ния ее особо опасных действий.

В моральной сфере Моральность. Толпа может иногда демонстрировать очень высо­кую нравственность, очень возвышенные проявления: самоотверженность, преданность, бескорыстие, самопожертвование, чувство спра­ведливости и др. Религиозность. Все убеждения толпы имеют черты слепого под­чинения, свирепой нетерпимости, потребности в самой неистовой пропаганде, что присуще религиозному чувству, не допускающему оспаривания. Верования толпы всегда имеют религиозную форму.

Источник: https://StudFiles.net/preview/4474457/page:18/

Психология масс – самый старый из разделов социальной психологии. Да и сама эта наука родилась в XIX веке как изучение поведения необузданной и неуправляемой стихии – массы индивидов. Современная психология понимает массу более широко, чем обезличенную толпу лишенных индивидуальности людей, но теории основоположников психологии масс Г. Лебона, Г. Тарда, С. Сигеле до сих пор актуальны.

Что такое масса с точки зрения социальной психологии

В настоящее время в психологии существует несколько значений понятия «масса» как конгломерата большого количества людей. Однако и старый подход все еще жив, поэтому часто, особенно в обыденном сознании, это понятие носит негативный и слегка презрительный оттенок.

Масса как стихийная группа деклассированных элементов

Именно так понимали массу в XIX – начале XX века. Большинство социологов и психологов того времени считали, что в массу собираются преимущественно люди с преступными наклонностями, одержимые пагубными страстями и стремлением к разрушению. Они не занимаются никакой полезной деятельностью и не имеют своего места в обществе. Бунт и агрессия – единственное, что привлекает массу. Ее «безумие», направленное против порядка в обществе, неразумно, иррационально, деструктивно. И психические механизмы, управляющие массой, тоже иррациональные, животные, такие как заражение и подражание.

Французский социолог Г. Лебон подчеркивал, что масса оказывает влияние на любого человека, находящегося в сфере ее влияния, она его обезличивает и лишает разума. И это отчасти верно.

Важным шагом в понимании сущности поведения человека в толпе стали исследования французского юриста С. Сегиле. Он обнаружил, что дело не в преступном составе массы, а в ее влиянии на поведение индивида. Человека в толпе ведет себя совсем иначе, чем вне ее. Люди в массовых скоплениях становятся менее разумными, более импульсивными и агрессивными и совершают поступки так же, как в состоянии аффекта. Поэтому, с точки зрения итальянского юриста, наличие массового скопления людей должно быть смягчающим обстоятельством в случае совершения преступления.

Масса как вид больших социальных групп

С середины XX века понятие «масса» в социальной психологии чаще стало использоваться в другом значении, лишенном привычного негативного оттенка. Увлечение психологией групп привело к разработке их классификации, в которой масса рассматривается в качестве одного из видов больших стихийных групп. Всего выделялось их три вида:

  • толпа;
  • масса;
  • публика.

Масса уже не отождествляется с буйной, неуправляемой толпой и считается менее стихийной и более организованной. В отечественной социальной психологии под массой понимают относительно стабильное образование людей, имеющих свою цель и общие намерения. Масса может быть отчасти организована, иметь своего лидера и даже план действий и идеологическое его обоснование. К этому виду больших стихийных групп относят манифестации, митинги, демонстрации, акции протеста и т. д.

Такое понимание массы предполагает возможность управления ей, с одной стороны, и осознанность участия в массовых действиях, с другой. Правда, в массе действуют те же механизмы психического заражения, что и в толпе, а люди, собравшиеся на митинг или акцию протеста, подвержены влиянию лидеров. Умелые организаторы, знающие приемы манипулирования, могут «завести» массу и направить ее энергию в нужную им сторону. Чаще всего энергия масс служит разным политическим целям и амбициям вождей.

Для такой политизированной массы людей, объединенных общими идеями, характерно чувство единения и всемогущества. Человек в массе ощущает особый подъем, собственную причастность к великим целям и защищенность, точнее, безнаказанность. К тому же человек как бы растворяется в массе, чувствует свою анонимность и утрачивает осознание индивидуальности. Индивидуальное «Я» поглощается коллективным «Мы». Все это вместе взятое становится причиной импульсивных и часто агрессивных поступков.

Пограничное положение массы приводит к опасности возрастания степени ее стихийности и превращения условно организованной массы в неуправляемую, беснующуюся толпу. К сожалению, лидеры часто не учитывают, что массу проще «завести», чем удержать ее в рамках организованного поведения. Такая социальная группа может стать настолько импульсивной, что люди даже утрачивают естественный инстинкт самосохранения. Они готовы не только убивать «врагов», на которых укажут лидеры, но и сами погибнуть за идеи своих вождей.

Народные массы

Понятие «народные массы» тоже получило распространение во второй половине XIX века в марксистской философии. Оно носило вполне позитивный оттенок и означало трудящихся, то есть людей, занятых в сфере материального производства и играющих решающую роль в развитии общества. Народные массы, которые становились главной силой в эпоху революций, первоначально противопоставлялись правящей и интеллектуальной элите.

В данном случае под массой понимается не совокупность людей, собранных в одном месте с конкретной целью, а слой общества или социальный класс трудящихся определенного государства.

В современной социологии и психологии такая трактовка понятия «масса» тоже присутствует, но не ограничивается только трудящимися. В народные массы включаются все классы и социальные слои общества. То есть это максимально широкое понимание данного термина. В связи с этим выделяют целый ряд так называемых массовых явлений, очень интересных с точки зрения социальной психологии.

Явления массовой психологии

Если масса – это вид социальной группы, то она обладает своей психологией. Процесс взаимодействия людей, так же как и в малой группе, порождает специфические проявления этой психологии или массовые явления.

  • Главную роль в психологии массы играет массовое (общественное) сознание – это совокупность распространенных в обществе идей, взглядов, нравственных ценностей, идеалов, верований, а также его эмоциональная составляющая.
  • Массовое (общественное) мнение – это обобщенная позиция большой группы людей, связанная с оценкой какого-то события, явления или информации. Формируется общественное мнение не путем сложения индивидуальных мнений, а в процессе обсуждения важного для массы в целом обстоятельства или события. Мнение достаточно устойчиво, но подвержено колебаниям, которые нередко вызываются искусственно правящими кругами или оппозиционерами.
  • Массовое настроение – это эмоциональная атмосфера, преобладающая в обществе. Она более устойчива, чем индивидуальное настроение. Колебание массового настроения связано с какими-то серьезными изменениями в жизни людей.
  • Коммуникативные процессы. Обмен информацией, как массовое явление существует в двух видах: в виде слухов и в виде средств массовой коммуникации. Слухи – это стихийное явление, возникают они спонтанно и получают особое распространение, когда достоверный источник информации отсутствует. В отличие от слухов, СМИ более организованные и часто распространяющие информацию в соответствии с социальным заказом, то есть с целями правящих кругов.
  • Мода – это совершенно особое массовое явление, которое стали изучать сравнительно недавно. Определяется мода как форма стандартизированного поведения, распространенная в больших социальных группах. Эта специфическая форма массового поведения имеет стихийный характер, и в то же время подчиняется своим законам. Изменчивость и динамичность моды является объектом исследования разных наук, в том числе и социальной психологии.

К массовым явлениям относят также и массовые движения, но их изучает в большей степени социология, чем психология.

Что такое «серая» масса людей

Понятие «серой массы» встречается чаще всего в обыденном сознании или в СМИ и не имеет научного характера. Явно негативный оттенок этого термина побуждает людей дистанцироваться от него и противопоставлять собственное «Я», свою индивидуальность этой самой «серой» массе.

Вероятнее всего, такое понятие родилось в сфере массовых движений, и именно так называют лидеры и организаторы тех, кого они собирают на митингах и демонстрациях ради собственных политических амбиций. Лидеры действительно чувствуют себя всемогущей элитой, а массу людей на очередной акции воспринимают как серое стадо, которое можно вести, куда они захотят. К сожалению, нередко это соответствует истине.

В настоящее время понятие «серая масса» включает в себя всех людей, не имеющих своего мнения, слепо верящих средствам массовой коммуникации и подверженных социальному влиянию популярных личностей и их идей. «Серая масса» – это те, кто является пешками в руках политических сил и первыми оказываются у «разбитого корыта» в случае неудачи их лидеров.

Источник: https://psychologist.tips/2814-sotsialnye-massy-eto-chto-psihologiya-mass-osobennosti-harakteristiki-seraya-massa-lyudej.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *