.

Обязанности женщины по дому

Содержание

Кузнецова Л. Н.

Женщина на работе и дома

Введение 3

Два полюса магнита 15

О тех, кто не «сидит дома» 17

По семейным обстоятельствам 25

Домашний конвейер и женская карьера 30

Голы, очки, секунды 43

Немного истории 48

О разных нормах и «справедливой

несправедливости»

О труде «легком» и «тяжелом», а также

о женской усталости 72

Шапка Мономаха 78

О, женщины! 86

Светлана, Тамара, Валя и работница и работница

Федосья Козлова 96

Что такое женственность? 121

О слове 123

У зеркала 133

Когда было не до того 144

«Как цветы украшают луга…» 149

Мадонны 154

С молоком матери 160

Путешествие сначала в карете, потом

в автобусе. А также о любви, рыцарях

и этикете 165

Еще раз о природе 176

Кто сейчас глава семьи? 192

Вместо заключения. В основном о том,

как трудно работать в женской теме и

как «надо» и как «не надо» писать о

женщинах 211

Введение

В самом названии этой книги — «Женщина на работе и дома» — как бы проведена разделительная черта между женской занятостью на производстве и домашними хлопотами. Что, казалось бы, может быть естественнее? Производственные дела наши одни, домашние — совсем иные. В первом случае мы — работницы, специалисты, профессионалы. Во втором — матери, жены, хозяйки, исполняющие вековую роль хранительниц очага, блюстительниц семейного порядка. Отправляясь на работу, мы внешне и внутренне подтягиваемся, принаряжаемся и отдаем дань косметике. Дома, облекшись в халат и тапочки, смываем тушь с ресниц. На служебном месте мы в струне, в строю, плечи развернуты, голову держим повыше. Дома мы тоже в строю, только плечи у нас не так уж и развернуты, ибо домашняя суета, пусть очень важная и необходимая для жизни семьи, все-таки оценивается нами и нашими близкими как дело не очень-то почетное. Правда, хозяйка в своем доме работает с полной отдачей сил, отчего порою устает не меньше, чем от работы на предприятии. И все же, если при этом она не ходит на службу, о ней говорят: «сидит дома». В наших головах отстоялось убеждение, что по-настоящему работает лишь тот, кто зарабатывает, чей труд включен в систему социально-экономических, а не только семейных связей.

Раз так, стоит ли вообще тратить слова, чтобы прочертить и без того ясную границу между домом и работой?

И все же граница эта расплывчата и условна. Она скорее похожа на некое хитроумное сооружение из сплошных ворот, чьи створки не признают замков и никогда не стоят на месте, а открываются туда и сюда, постоянно сообщая между собой два сложных царства женской жизни — семью и профессию. Всегда ощущаемое пульсирующее взаимодействие между первым и вторым, вторым и первым, проникновение одного в другое — основная черта женской занятости. Черта эта дает знать себя настойчиво и властно. Недаром специалисты определяют женскую рабочую силу как специфическую и многие ее проблемы рассматривают особо.

Какую-то часть этих проблем я пыталась поднять в своей книге. К примеру, интересовала меня не просто занятость женщины в народном хозяйстве, но и эффективность этой занятости. Сейчас в центре экономической политики партии — борьба за высокое качество работы во всех областях, на каждом рабочем месте. Каково — в этом смысле — место женского труда?

Начнем с того, что в целом по стране работниц у нас больше, чем работников. Нет ни одной республики, в которой эта доля была бы ниже 40 процентов. Как количество женского труда соотносится с его качеством? Ответить здесь не так просто, потому что мы не вправе брать аспект лишь сугубо экономический, опуская социальную, демографическую, этическую и даже эстетическую сторону дела.

В Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии товарищ Леонид Ильич Брежнев отметил: «Партия считает своим долгом проявлять постоянную заботу о женщине, об улучшении ее положения как участницы трудового процесса, матери и воспитательницы детей и хозяйки дома». Задача, как видим, триединая.

А в речи на XVI съезде профсоюзов СССР 21 марта 1977 года Леонид Ильич Брежнев произнес такие слова: «С особой душевной теплотой хочется сказать о присутствующих в этом зале активистках профсоюзного движения, которые представляют более чем пятидесятимиллионный отряд женщин-работниц. Скажу прямо: мы, мужчины, в долгу перед ними. Мы еще далеко не все сделали, чтобы облегчить двойную ношу, которую они несут и дома, и на производстве. Но тем больше оснований произнести слова признательности, обращенные к нашим матерям, женам и сестрам, слова благодарности за их самоотверженный труд» .

Не каждая из нас справляется с этой двойной ношей, не всем удается гармонично сочетать многосложные жизненные задачи. То квалификация рабочая страдает, то семья. И возникает, как выражаются социологи, межролевой конфликт женщины. Вот она, специфичность нашей рабочей силы…

1 Материалы XXV съезда КПСС. М., 1976, с. 85.

Разумеется, осознание проблемы уже подталкивает к поискам выхода. И ни один конфликт женской судьбы, если, конечно, он имеет общественную, а не сугубо личную окраску, не становится у нас болезненно неразрешимым. Все касающееся труда и быта работниц входит в круг партийных и государственных забот; ряд партийных и государственных документов — от первой программы РСДРП до новой Конституции СССР — отражают постоянную заботу о женщинах. Потому-то год от года женщине все легче совмещать материнские и производственные обязанности, год от года уменьшается напряженность этого совмещения. Совершенствуется производство, улучшаются условия труда работников вообще, работниц в особенности, благоустраивается быт, расширяется сфера обслуживания, растет число детских дошкольных учреждений. Появляется все больше объективных оснований говорить не просто о широком и очень важном для страны и для развития личности участии нашей соотечественницы в народном хозяйстве, но и об эффективности этого участия. Такова общая тенденция нашего развития.

Хотелось вынести на суд читателей и другую мысль: вправе ли мы, даже в такой передовой стране, как наша, и даже спустя десятилетия после победы Октября, оценивать движение женщин к социальному равенству как процесс, пришедший к своему завершению?

Ленин предсказывал, что обеспечение подлинного равенства есть длительная и многотрудная работа, которая «не может дать быстрых результатов и не производит блестящего эффекта». Ленин прозорливо замечал, что этой «работы хватит нам на многие, многие годы» (из речи на IV Московской общегородской беспартийной конференции работниц 23 сентября 1919 года) . Спустя полгода, в марте 1920-го, Ленин опять возвращается к своей мысли. «Женское рабочее движение главной своей задачей ставит борьбу за экономическое и социальное равенство женщины, а не только формальное. Втянуть женщину в общественно-производительный труд, вырвать ее из «домашнего рабства», освободить ее от подчинения — отупляющего и принижающего — вечной и исключительной обстановки кухни, детской — вот главная задача.

Это — борьба длительная, требующая коренной переделки и общественной техники и нравов» .

С тех пор прошло более полувека. За это время женщина не только получила равные с мужчиной права на образование и труд, но и активно вошла в производство, присоединив к своей юридической независимости независимость и экономическую; стало иным женское положение в быту, и — о чем мы часто забываем — принципиально изменился статус материнства. Советское государство первым в мире признало материнство социальной функцией и взяло на себя заботы о его охране, как и об охране детства.

Положение женщины прежде всего зависит от политики государства, от исходных, опорных точек этой политики и законов общества, где женщина живет и трудится. Конституция СССР в статье 35 так отражает положение советской женщины:

«Женщина и мужчина имеют в СССР равные права. Осуществление этих прав обеспечивается предоставлением женщинам равных с мужчинами возможностей в получении образования и профессиональной подготовки, в труде, вознаграждении за него и продвижении по работе, в общественно-политической и культурной деятельности, а также специальными мерами по охране труда и здоровья женщин; созданием условий, позволяющих женщинам сочетать труд с материнством; правовой защитой, материальной и моральной поддержкой материнства и детства, включая предоставление оплачиваемых отпусков и других льгот беременным женщинам и матерям, постепенное сокращение рабочего времени женщин, имеющих малолетних детей».

Интересно, что в проекте Конституции первая строчка процитированной нами статьи была иной: «Женщина в СССР имеет равные права с мужчиной». В процессе всенародного обсуждения эта формулировка, где права мужчины взяты как бы за эталон, к которому приравниваются права женщины, была подвергнута справедливой критике и изменена. Форма «Женщина и мужчина имеют в СССР равные права» не только более точна — она принципиально по-другому освещает суть дела.

Никогда и ни в какой стране мира представительницы слабого пола не достигали такого высокого социального престижа, как в СССР, а их роль в жизни общества не была так велика. 1975 год, провозглашенный Организацией Объединенных Наций Международным годом женщины и проходивший под девизом «Равенство — развитие — мир», продемонстрировал громадные успехи, нашей страны и других социалистических стран в осуществлении целого ряда задач, которые в условиях иного общественного строя едва-едва выдвигаются на повестку дня. В этом — великий интернациональный вклад СССР и других социалистических стран в дело всемирной борьбы за женское равноправие.

Входит ли в задачи этой борьбы достижение женщинами абсолютного равенства с мужчинами? Равенства, близкого к тождеству? И нужно ли такое равенство?

В докладе, сделанном председателем Комитета советских женщин В. В. Николаевой-Терешковой на международной встрече «Женщина и социализм» (июнь 1977 года), было уделено внимание самой концепции равенства: «В подходе к этому вопросу мы имеем в виду не арифметическое тождество ряда характеристик, относящихся к положению женщин и мужчин, но равные социальные последствия в положении женщин и мужчин на производстве, в быту, в семье, в общественной жизни. Нельзя забывать слова В. И. Ленина о том, что, когда мы говорим о равенстве мужчины и женщины, «речь идет не о том, чтобы уравнять женщину в производительности труда, размере труда, длительности его, в условиях труда… Практически к равенству женщин и мужчин мы идем через установление определенного «неравенства», учитывая материнство, как важнейшую социальную функцию».

Эта точка зрения вытекает и из другого ленинского положения: «…Когда социалисты говорят о равенстве, — писал В. И. Ленин, — они понимают под ним всегда общественное равенство, равенство общественного положения, а никоим образом не равенство физических и душевных способностей отдельных личностей».

В известной книге Августа Бебеля «Женщина и социализм» (вышла в свет в 1879 году) есть такие строчки: «Прогресс человечества состоит в устранении всего, что ставит в зависимость и подчинение человека от человека, один класс от другого класса, один пол от другого пола. Не может быть оправдано никакое неравенство, кроме того, которое создано природою в виде различия между отдельными людьми. Но естественные границы не должен переступать ни один пол, ибо этим он уничтожил бы свою природную цель».

Можно утверждать, что общественное, социальное равенство мужчины и женщины в той мере, в какой оно зависит от конституционных установлении и политики государства, давно уже составляет золотой капитал нашего общества. Женский вопрос как составная часть социалистических преобразований в СССР решен. Но кто же станет отрицать, что между «он» и «она» существует некое фактическое неравенство, обусловленное различием их природы, их ролей в семье, разной психологией? И оно, это фактическое неравенство, как можно предполагать, тоже имеет свои социальные последствия и порождает свои сложности.

Далее. Нередко раздаются голоса об «издержках», связанных с феминизацией некоторых профессий. И вправду: почти все наши педагогические, школьные и дошкольные кадры — женские. То же самое касается и медицинского персонала. Но какой смысл вкладывается в слово «издержки»? Значит ли это, что женщины вообще «плохие» педагоги и врачи? Или это значит, что женщины привносят в любую сферу деятельности свой стиль, свой метод работы и общения, а уже от него — те самые «издержки»? А вдруг мы придумываем «издержки» там, где их нет?

Важная оговорка. Хотя эта книжка и о женщинах, в ней мало сугубо женских вопросов. Почти все эти вопросы при ближайшем рассмотрении оказываются общими. Возьмем те же проблемы труда. Диапазон занятости наших женщин чрезвычайно широк. Из 290 профессиональных групп, учтенных переписью 1970 года, практически нет таких, какие не включали бы работниц. В половине этих групп женщины составляют 50 процентов, а то и больше. Значит, когда говорится, скажем, о необходимости повышения низкой производственной квалификации работниц, то делается это не только ради них и ратуем мы не только и не столько за облегчение именно женского труда, сколько за устранение неквалифицированных работ на определенных участках производства. Допустим, женская рабочая сила в иных случаях не стимулирует замену ручного труда машинным,- кому от этого прежде всего плохо? Неужели только работницам? А как быть с завтрашними работниками? Производством в целом? Общей производительностью труда?

Думается, чем меньше проблем мы будем сужать до уровня сугубо женских, тем лучше. Поэтому я призываю своего читателя воспринимать эту работу как книжку не только «для», не только «про» и никак уж не «в защиту» женщин — их у нас никто не обижает, — но как книжку, в которой затрагиваются общие интересы.

Принимаясь за нее, я не предполагала необходимости знакомства с сугубо специальными трудами и исследованиями, к которым в конце концов пришлось обратиться. Тема, как это часто бывает, сама повела за собой. Когда требовалось выяснить, как и чем именно отличается в труде женщина от мужчины, без сведений из области трудовой физиологии уже было не обойтись. Когда хотелось постигнуть, какие же меры сходства и отличия между женщинами и мужчинами существуют в плане психологическом, оказались нужными соответствующие данные психологии.

Поэтому, хотя передо мной никаких научных задач не стояло и стоять не могло, приходилось о многом спрашивать ученых, советоваться с ними, брать у них интервью.

Да и такова логика развития самой этой проблемы — женщина в обществе и семье. Сегодня рассмотрение даже сугубо социального ее аспекта с необходимостью предполагает учет данных, которыми располагает современная наука,- физиология труда, психофизиология, психология и др.

Я благодарна многим специалистам, на помощь которых опиралась. Среди них — представители разных областей знания.

Разным областям знания принадлежат и книги, которые легли в основу некоторых глав этой работы. Почти всегда я старалась на эти книги сослаться.

О женщинах написано много. И не только книг, но и брошюр, статей и статеек, в совокупности составляющих массивный информационный пласт. Женская тема заняла свое особое место в периодике, превратившись в известной степени в тему «модную», что порою создавало иллюзию незамысловатости ее разрешения. К примеру, долгое время думалось, будто развитие общественного сервиса, с одной стороны, и механизация домашних работ — с другой, быстро и наверняка уменьшат домашнюю «смену» женщин и у них значительно увеличится свободное время.

Однако международные исследования показали, что домашняя «смена» современной женщины иногда поразительно велика именно в странах высокоразвитого сервиса и предельной механизации домашних работ. Оказывается, женщины склонны почти на добровольных началах «перекачивать» свое свободное время в домашний труд. Очевидное — невероятное…

Почему такое происходит? Повысились требования к комфорту? Возрос уровень потребления? Что именно формирует психологию женщины таким образом, что она как бы выскальзывает из объятий здравого смысла и ведет себя парадоксально? Здесь уже начинается область социальной психологии. Что за чудо такое есть современная женщина? Даже у специалистов не найдете однозначного ответа на этот вопрос. Но вопрос-то существует, острота его не уменьшается…

Читательская почта — тому свидетельство. В некоторых письмах не столько запятых, сколько вопросительных знаков. Но это тоже своего рода помощь в работе, и немалая. Содержание писем нередко подсказывало, а то и определяло ход моих исканий.

У меня на столе не одна папка с письмами. Значит, во многих местах нашей страны люди думают над проблемами, которым посвящена эта книжка. Их заинтересованные голоса — залог надежды, что поднятые нами вопросы не покажутся читателю скучными.

ДВА ПОЛЮСА

МАГНИТА

О тех,

кто не

«сидит дома»

Даже в обществе, далеком от забот о женском равноправии, большинство все чаще склоняется к мысли, что женщина, идущая на работу, поступает совсем неглупо. Свидетельство одной из западных газет: «Дело в том, что неработающая женщина уже сегодня отстает от общей тенденции. Время больше углубляет пропасть между работниками и домохозяйками. Последние — наследницы умирающего идеала.

Однако наследовать им решительно нечего, кроме горстки обломков…» В этом высказывании есть оттенок уважения к «общей тенденции». Но тенденция эта нашла на Западе выражение лишь в своем бледном, худосочном варианте: капитализм, положив начало массовому вовлечению «слабого пола» в производство, коварно повернул дело против женщин, без всякого уважения, по-эксплуататорски отнесшись к женской рабочей силе. Это во-первых. Во-вторых, «общая тенденция» вовлечения тесно соседствует там с тенденцией «недовлечения», а то и «отвлечения» или даже «извлечения» женщины из производства. Женщине, особенно замужней, не всегда легко поступить на работу, да и удержаться там: безработица косит прежде всего тружениц. Достаточно сказать, что одной из проблем Международного года женщины была проблема работы для замужних.

В нашей стране осуществлен принцип всеобщности труда.

Право на труд гарантировано женщине Конституцией. На основе этого принципа и развивался процесс все более широкой занятости наших соотечественниц в народном хозяйстве. От десятилетия к десятилетию доля тех, кто не «сидит дома», увеличивалась: в 1928 году их процент к общему числу рабочих и служащих был скромным — 24, к 1940 году он вырос до 39, в 1960-м составлял уже 47, и с 1969-го установился прочно — 51. (С 1928 по 1970 год абсолютная численность женщин — промышленно-производственных работников увеличилась у I нас в 14 раз.) Не работают и не учатся теперь совсем немногие. Иными словами, почти все представительницы трудоспособного возраста у нас не «сидят дома».

Подчеркнем: занятость «слабого пола» в общественном производстве в значительной степени диктуется экономической необходимостью. Женский труд экономически нужен обществу. Экономически нужен он и самой женщине. Не одни духовные побуждения толкают ее к участию в производстве. Не надо сбрасывать со счетов и материальные соображения: многие из нас пока еще просто не могут не работать.

И в то же время спросите труженицу, откровенно признающую за работой материальный интерес, оставила бы она свою деятельность в условиях полного достатка. В семи случаях из десяти в ответ последует: нет. Утверждая это, основываемся на данных многих обследований. Сошлемся хотя бы на результаты анкетного опроса, проведенного в Молдавии почти десять лет назад. Уже тогда, в 60-е годы, 70 процентов женщин (среди молодежи этот процент еще выше) высказали нежелание расстаться с работой. Если бы подобное обследование проводилось сейчас, перевес ответов в пользу работы был бы еще ощутимее. Это, кстати, и подтверждается все новыми и новыми данными статистики и социологии.

Год за годом укреплялось, а ныне утвердилось сознание, что работа для женщины — норма, сидение дома — отклонение от нее. Кроме того, за годы Советской власти неуклонно рос и небывало вырос уровень женского образования. А уж если женщина образованна, домашнее сидение для нее невыносимо. Знания требуют своей реализации. Поэтому, какие бы социальные обследования на тему «работа и образование» ни проводились, все они выявляют один жесткий принцип: чем выше уровень образования, тем труднее женщине воспринимать себя только как домохозяйку.

Так что доходы доходами, финансы финансами, а нежелание женщины «сидеть дома» определяется далеко не только этим. Дело куда сложнее. Тут свою роль играют и атмосфера общества, где трудятся все и учатся все; книжки, какие читала ученица, студентка, аспирантка; пятерки, что она получала; фильмы, которые она смотрела, радиопередачи, которые слушала, — все срабатывает соответствующим образом.

Социалистическая революция вызвала к жизни настоящий бум образования вообще, женского — особенно. Начавшись с первых же дней Советской власти, бум этот не утихает и поныне. Сейчас женщины составляют более половины (59 процентов) всех специалистов страны с высшим и средним образованиемстатисти<ки, 1980, № 1, с. 73. В 1978 году численность женщин-специалистов с высшим и средним специальным образованием составила 15,5 миллиона человек и была больше, чем в 1940 году, в 18 раз, а по сравнению с 1928 годом — в 103 раза. В конце подобной ссылки хочется поставить знак восклицания.»>.

А ведь в 1908 году российский журнал «Вестник воспитания» подсчитал, что для достижения всеобщей грамотности женщинами России понадобится не менее 280 лет — почти три века! Социализм осуществил эту задачу за два десятилетия. Между тем подсчеты «Вестника» не на пустом месте строились. По переписи 1897 года, каждая вторая горожанка и почти все жительницы села не знали, что такое читать-писать. Крестик вместо фамилии- вся наука. Согласно этой же переписи, в царской России насчитывалось всего 4 женщины-инженера, 13 процентов наемных работниц были заняты в промышленности и строительстве, 4 процента — в просвещении и здравоохранении, зато более половины были прислугами и поденщицами, четверть — батрачили. Те женщины и нынешние — как с разных планет. Вот что дает гарантия права на труд и образование, и вот что значит отсутствие такой гарантии…

Интересная деталь: по переписи 1970 года наши женщины и мужчины возрастной группы 30-40 лет имели равный счет в области высшего и среднего образования. Зато в группе от 20 до 30 лет женщины опередили мужчин. Причем опережение это отмечается не только на дистанции среднего образования, доступного всем, но даже на довольно-таки трудной вузовской дистанции.

Правда, за пределами 30-летия вперед по вузовским показателям выходит сильный пол. Дело в том, что мужчины широко и активно пользуются у нас вечерними и заочными формами обучения, а женщине за тридцать, как правило, уже имеющей семью, ребенка, трудно совместить свои домашние обязанности с учебой.

Источник: http://www.a-z.ru/women/texts/gnarab1.htm

Женские обязанности

Готовка традиционно считается обязанностью женщины, хотя есть много мужчин-кулинаров, которые любят и умеют вкусно готовить. Но часто этим делом занимаются именно жены, успевая готовить разнообразные и полезные блюда для всей семьи.
Штопка, вязание, пришивание пуговиц и другие мелкие починки, которые можно осуществить иголкой с ниткой. Женщины нормально относятся к спокойной и однообразной работе, поэтому могут зашить дырочки или пришить заплатку на одежду мужа или детей.
Глажка тоже лучше получается у женщин. Гора смятого белья незаметно превращается в ровные ряды под просмотр любимого сериала. Мужчинам сложно сосредоточиться на этом однообразном деле.
Воспитание ребенка занимает важную часть в обязанностях женщины. Иногда ей приходится одновременно заботиться о ребенке и вести домашний быт, чтобы успеть все к возвращению супруга.
Уборка дома и создание уюта в основном находится на женском попечении. Мыть окна, стирать шторы, протирать пыль, отмывать полы, сантехнику и бытовые приборы, чтобы все в квартире светилось от чистоты. Помимо этого она может украшать квартиру картинами, статуэтками, цветами и другими элементами декора, чтобы было красиво.

Мужские обязанности

Забота об автотранспорте во многих семьях ложится на мужчину. Редкая женщина разбирается в своем авто, может починить его или заменить какие-то детали. Поэтому мужья берут на себя эту обязанность и контролируют состояние автомобиля не только своего, но и супруги.
Походы в магазины лежит либо целиком на мужчине или он выполняет важную роль – носит тяжелые сумки. Женщины не могут одновременно тащить несколько килограммов овощей, пакеты с молочными и хлебобулочными продуктами. У них лучше получается составлять список покупок.
Починки по дому. Засор в раковине, починка мелких поломок и разбор электрических приборов, как правило, ложится на плечи мужчин. В крайнем случае, они используют для этих целей телефоны мастеров, а потом контролируют выполнение работы.
Частично уборка квартиры может быть выполнена представителем сильного пола. Пропылесосить квартиру не сложно, но это поможет жене сэкономить время. Помимо этого можно загрузить посудомоечную и стиральную машину. Или помыть посуду в ручную, ведь жена занималась готовкой.
В частном доме у мужчины больше обязанностей – наколоть дрова, принести воды, затопить печь, ухаживать за животными. Часто дома нужно чинить, если протекает крыша или прохудился пол.

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-885328-kakie-obyazannosti-yavlyayutsya-zhenskimi-a-kakie-tolko-muzhskimi

История этой семьи началась с того, что женщина — мать 4-х детей осталась без мужа одна, их дом был разрушен торнадо и денег на покупку нового не было.

Тогда эта смелая женщина и ее дети (тогда им было 2, 11, 15 и 17 лет) решились на отважный и смелый шаг: они решили построить свой собственный дом своими руками, посмотрев обучающие видео в интернете. И вот, что у них вышло:

Пришлось без каких либо знаний в строительстве, научиться делать фундамент, класть кирпичи и плитку, пилить, строить, возводить…

На материалы пришлось взять деньги в кредит 150 тыс долларов

Совместная работа сближала всю семью в психологическом плане

Это было трудно, особенно для самых маленьких

Но шаг за шагом они приближались к своей мечте о собственном доме

И дом получился в 1000 кв.м. с пятью спальнями и гаражом на три машины

Так они учли желание всех членов семьи, а для самых маленьких им удалось даже построить домик на дереве

Они смело брались за любую работу

В строительстве принимали участие все члены семьи, включая малыша

Они долго и терпеливо строили дом и результат превзошел все их ожидания

Постройка дома стала для семьи неким лекарством от неудач и потерь прошлой жизни

Эта совместная работа придала уверенность всем членам семьи, что все в их руках, не стоит отчаиваться, любая сложная работа выполнима

Теперь все они живут в этом прекрасном доме

И ужинают за большим общим столом

А самое главное, они стали ближе друг к другу!

Источник: https://stroysam.news/eta-zhenshhina-postroila-dom-svoimi-rukami-po-obuchayushhim-video/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *