.

Ребеко Татьяна Анатольевна психолог

Содержание

Татьяна Ребеко. Понятие архетипа в коллективном бессознательном.

  • Olga Juntunen
  • Авг, 09, 2015
  • Симптомы депрессии
  • Нет комментариев

Понятие коллективного бессознательного прежде всего связывают с именем Юнга — это швейцарский психоаналитик, врач, последователь Фрейда и создатель своей собственной теории аналитической психологии.

Когда Юнг говорил о коллективном бессознательном, он ссылался в качестве своих предтечей на Платона, Аристотеля, Блаженного Августина, Гартмана. То есть термин «коллективное бессознательное» — это не задумка Юнга, в истории культуры, философии этот термин очень широко представлен. Наверное, заслуга Юнга состоит в том, что он ввел коллективное бессознательное в область медицины, психиатрии и личности, чем, собственно, занимается психология.

Центральным понятием коллективного бессознательного является понятие «архетип». Юнг соотносит архетип с идеей Платона — это как некоторая матрица, некоторая готовность, наша диспозиция поступить как-то, почувствовать что-то. И архетипы относятся не только к нашим формам знания, но и к нашим формам чувствования, реагирования, поведения, охватывает все наши психические способы жизни, начиная с телесных, с инстинктивных основ и заканчивая какими-то духовными проявлениями. В онтологической структуре холодный, самый базовый уровень, тоже представлен архетипами. То есть мы можем думать, что понятие архетипа в этом смысле является таким же необходимым, как точка нуля необходима для того, чтобы мы представили себе натуральный ряд чисел.

Какие архетипы выделял Юнг? Юнг говорил, что есть очень много архетипов, что их существует бесконечное множество. Можно назвать центральные архетипы — это архетип тени, это альтер эго, это не-я, это то, что я не осознаю себя, это архетип анимы и анимуса. Анима — это женские проявления, тенденции, интенции психики мужчины, а анимус — это какие-то мужские тенденции и способы реагирования психики женщины, или, как Юнг писал, модусы реагирования. В том случае, если наше эго (наше я) не очень устойчиво, мы можем быть захвачены этими архетипами. В таком случае мы имеем феномен одержимости либо анимой у мужчин, либо анимусом у женщин.

Еще один из очень важных архетипов, которому и Юнг, и постюнгианцы приписывают большое значение и который много и подробно изучается, — это архетип матери. Потому что предполагают, что мать является, как Юнг писал, началом всех начал и отношение с родной матерью, положенное на эту архетипическую матрицу или на схему взаимодействия, во многом предопределяет наш способ взаимодействия с внешним миром. Если мы имели надежный холдинг, надежные взаимоотношения с матерью, надежный вид привязанности, то мы дальше в жизнь идем смело, потому что мы понимаем, что где-то за нами есть руки, которые в случае чего нас поддержат. Если мы имеем негативный вариант архетипа матери, мы боязливо идем в мир либо нарочито смело, браво, бесшабашно и иногда очень рискованно. Поэтому, например, рискантность нашего поведения — есть такой термин — мы можем соотнести, насколько опыт собственного материнства данного человека был удачным.

Еще одним важным, но не столь разработанным архетипом является архетип отца. Если архетип матери дает нам какую-то витальность, жизненность и силу, ресурсность, то архетип отца можно рассматривать как те схемы поведения, те схемы реагирования, которые нас направляют на некоторую активность и на некий выброс в жизнь. Очень известный современный исследователь Мюррей Стайн выделяет три типа отцовства и связывает их с греческими богами — Уран, Кронос, Зевс. Он выделяет разные типажи реагирования на жизнь и разные автографы поведения у людей в зависимости от того варианта отцовства, который у них присутствует.

В том случае, если у человека доминирует уранический, как он говорил, тип сознания, эта мужская представленность, то такие люди характеризуются ощущением безвременья, ощущением длительности, которая не имеет конца: когда у нас событие, мы не понимаем, когда оно началось, когда оно закончилось, и такая абсолютная безысходность.

Второй тип отцовства, который можно связать с именем Кроноса, — мы имеем линию напряжения между сознанием и личным и коллективным бессознательным, которая пролегает по параметру временных регламентов, четкости, жесткости, такие ананкасты. Мы даже имеем некоторые примеры из нашей культурной, нашей личной социальной истории, например пятилетка в четыре года. Все задавали вопрос: зачем делать план на пять лет, если тут же выполнять его в четыре года?

Но эта озабоченность временем, озабоченность четкой структурой — это развитие коллективного бессознательного.

Но, с другой стороны, этот кронический тип сознания, следуя автору, знаменуется тем, что происходит разрыв с телесностью, то есть это чистые схемы, голые планы, которые никак не связаны с телесной реальностью. Мы имеем целые периоды культурной истории, мы можем просто рассмотреть, когда доминирует тот или иной тип сознания.

И наконец, последний тип сознания — это Зевс, сознание связано с именем Зевса, когда мы имеем жесткую иерархию, как Зевс с Олимпа управлял всеми, и эта жесткая иерархия считается самым продвинутым вариантом архетипа отца.

Еще один из архетипов, который также очень важен, — это архетип ребенка, позволяющий нам прикоснуться к детским состояниям, он означает начало нашей жизни, начало новых начинаний. И этот архетип часто у нас переходит или микшируется с архетипом самости. Для Юнга самость является верховным архетипом, он говорил: «Это Бог внутри нас, это начало и конец всему, из самости появляется эго».

Если взять топологическую модель Юнга и вернуться к идее о том, как коллективное бессознательное организовано, — нам, как людям все-таки левополушарным, проще иметь топологические модели, — то коллективное бессознательное имеет несколько пластов. Один пласт самый архаичный, Юнг называл его психоидное. Потом идут пласты, самые архаичные формы, которые являются прототипами всего, которые недетализированны, — это животные архетипы или прачеловеческие архетипы, включающие в себя самые базовые, самые архаичные, самые негуманизированные эмоции, какие только можно себе представить.

Наконец, идет слой личного бессознательного, и здесь огромный пласт исследований, где показано, как в наше личное бессознательное вторгаются травмы наших предков. То, что не прожито нашими родителями, бабушками и дедушками, оказывает влияние на тот способ поведения, на те предпочтения реагирования — это и есть архетипы, которые доминируют, которые нами овладевают, и мы это, конечно же, не осознаем или мало осознаем.

Например, известен такой факт — меня он в свое время очень потряс — из одного доклада, что люди, пережившие Холокост, но выжившие, разумеется, во втором поколении имеют такое проявление маниакальной радости, что выжили, второе поколение после переживших Холокост, а третье поколение нефертильно. То есть как будто бы эта травма Холокоста или вообще любая травма на третьем поколении выскакивает.И, конечно, как гражданин этой страны и как бы болеющий за эту страну, я думаю: какие травмы выскакивают у нас сейчас? Это, наверное, те травмы, которые прошли наши бабушки и дедушки. Но если подумать, что в коллективном бессознательном нашей страны накоплено огромное количество травм: революция, Гражданская война, Великая Отечественная война, коллективизация и перестройка — это, несомненно, тоже была травма, — то я думаю, что мы сейчас имеем огромный пласт травматического опыта, который мы плохо осознаем, но тем не менее мы действуем.

Говоря про травмы, можно сказать, что существует архетип травмы, и стоит опять вернуться к понятию архетипа. Архетип — это чистая схема, это чистая структура, которая не имеет своего собственного содержания и наполняется содержанием текущего материала. И если у меня сейчас активизируется, скажем, схема героя, архетип героя, то я найду те события в жизни, где я могу быть героем. Если у меня сейчас актуализируется архетип жертвы, я найду те события, те обстоятельства, где я могу быть жертвой.

И этот архетип, как чистая структура, сам по себе имеет иерархию. И наша задача, задача людей, имеющих сознание, — иметь контакт с этими архетипами не в их самой архаичной, негуманизированной форме, потому что мы не можем их контролировать, а все-таки постараться задать себе такой труд понять, что нами движет, какие схемы нас сейчас толкают туда или сюда, и постараться их контролировать, насколько это возможно.

Татьяна Ребеко

кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории психологии способностей и ментальных ресурсов им. В.Н. Дружинина ИП РАН, заведующая кафедрой аналитической психологии ГАУГН Источник — postnauka.ru Метки: анализ ситуации,видео,депрессия

Источник: http://lifeyes.info/rebeko-ponjatie-arhetipa/

Бессознательное

Эта статья — о психоаналитическом понятии. О понятии из общей психологии см. Подсознание.

В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 25 февраля 2019 года.

Бессозна́тельное — совокупность психических процессов и явлений, не входящих в сферу сознания субъекта (человека), то есть в отношении которых отсутствует контроль сознания. Также бессознательное — характеристика психических представлений. Согласно Карлу Густаву Юнгу, любое явление может стать бессознательным в той или иной степени. Термин «бессознательное» используется в философии, психологии, психоанализе, психиатрии, психофизиологии, в юридических науках, искусствоведении и других дисциплинах. В психологии бессознательное обычно противопоставляется сознательному, однако в рамках психоанализа бессознательное (Ид) и сознательное рассматривается как понятия разного уровня: многое из того, что относится к двум другим структурам психики (Я и Сверх-Я), также отсутствует в сознании.

История

Истоки идеи бессознательного можно усматривать в учении Платона о познании-воспоминании.

Иной характер она получила после постановки Р. Декартом проблемы сознания. Идеи Декарта, утверждавшего тождество сознательного и психического, послужили источником представлений о том, что за пределами сознания может иметь место только чисто физиологическая, но не психическая, деятельность мозга. Концепция бессознательного впервые четко сформулирована Г. Лейбницем («Монадология», 1720), трактовавшим бессознательное как низшую форму душевной деятельности, лежащую за порогом осознанных представлений, возвышающихся, подобно островкам, над океаном тёмных перцепций (восприятий).

Первую попытку строго материалистического объяснения бессознательного предпринял Д. Гартли (Англия), связавший бессознательное с деятельностью нервной системы.

Немецкая классическая философия касалась в основном гносеологического аспекта бессознательного. И. Кант связывает бессознательное с проблемой интуиции, вопросом о чувственном познании (бессознательный априорный синтез). Иной характер обрело бессознательное у поэтов-романтиков и теоретиков романтизма, развивавших в противовес рационализму Просвещения своего рода культ бессознательного как глубинного источника творчества. Иррационалистическое учение о бессознательном выдвинул А. Шопенгауэр, продолжателем которого выступил Э. Гартман, возведший Б. в ранг универсального принципа, основы бытия и причины мирового процесса. В XIX веке началась линия собственно психологического изучения бессознательного (И. Ф. Гербарт, Г. Фехнер, В. Вундт, Т. Липпс — Германия). Динамическую характеристику бессознательного вводит Гербарт (1824), согласно которому несовместимые идеи могут вступать между собой в конфликт, причём более слабые вытесняются из сознания, но продолжают на него воздействовать, не теряя своих динамических свойств.

Новый стимул в изучении бессознательного дали работы в области психопатологии, где в целях терапии стали применять специфические методы воздействия на бессознательное (первоначально — гипноз). Исследования, особенно французской психиатрической школы (Ж. Шарко и др.), позволили вскрыть отличную от сознательной психическую деятельность патогенного характера, не осознаваемую пациентом.

Бессознательное в работах К. Г. Юнга

Структура психе по Юнгу, показанная им на Тэвистокских лекциях

В дальнейшем понятие бессознательного было существенно расширено. В частности, Карл Густав Юнг в рамках созданной им дисциплины — аналитической психологии — ввёл термин «коллективное бессознательное», и существенно изменил его значение по сравнению с психоанализом.

По мнению Юнга, бессознательное имеет два основных слоя: личное (индивидуальное) бессознательное и коллективное бессознательное. В отличие от психоанализа, юнгианство добавляет к личному бессознательному ещё коллективное, последнее есть совокупность статичных форм (эти формы Юнг назвал архетипами, или доминантами (устар.)), которые являются врождёнными и могут быть актуализированы. Коллективное бессознательное несёт в себе возможность наполнения архетипов содержанием, иными словами, коллективное бессознательное содержит в себе формы, лишенные содержания, такие формы Юнг назвал проформами (синонимично архетипу). В то время как индивидуальное — информацию психического мира конкретного человека, то есть формы, наполненные личным содержанием, но не ассимилированные (полностью или частично) сознанием (в силу этого они оказывают аттрактивное влияние на сознание).

Бессознательное в работах Лакана

Французский психоаналитик Жак Лакан предложил гипотезу, что «бессознательное структурировано как язык», именно поэтому психоанализ — в отличие от психотерапии и психологии — работает с речью пациента, с его включённостью в мир значений, с его субъективным становлением в языке. Одной из психоаналитических техник, разработанных Лаканом стала «клиника означающего»: в самом основании субъекта лежит его встреча со словом, поэтому и возможен перевод, перезапись внутри психического аппарата, а talking cure может выступать действенным терапевтическим механизмом даже в самых тяжёлых психотических случаях. Вместе с тем, нельзя понимать тезис Лакана буквально и настаивать на том, что бессознательное — это и есть язык, а психоанализ представляет собой своеобразную языковую игру между аналитиком и анализантом. Тезис Лакана представляет собой метафору: бессознательное подобно языку, работает по схожим правилам, но не исчерпывается законами лингвистики, поэтому и «клиника означающего» является лишь одним из возможных методов работы с бессознательным, развиваемых в современных лакановских школах.

> Бессознательное в работах Роберто Ассаджиоли Основная статья: Психосинтез

Литература

  • Фрейд З. Некоторые замечания относительно понятия бессознательного в психоанализе (1912) // Фрейд З. Психология бессознательного. — М., 2006. — С. 25-38.
  • Фрейд З. Бессознательное (1915) // Фрейд З. Психология бессознательного. — М., 2006. — С. 129—186.
  • Фрейд А. Психология «Я» и защитные механизмы. — М., 1993.
  • Фрейд З. Психология бессознательного : сборник произведений. — Москва: Просвещение, 1989.
  • Лакан Ж. Семинар «Образования бессознательного» (1958/59). — М.: Логос; Гнозис, 2002.
  • Бессознательное в организации: психоанализ социальных систем / составители: И. Айзенбах-Штангль, М. Эртль; пер. с нем. А. В. Логинова; научн. ред. О. Б. Кетовой. — М.: Verte, 2009. — 232 с. — (Серия «Профессия: консультант»). — ISBN 978-5-903631-05-6.
  • Зачепицкий А., Карвасарский Б. Д. Вопросы соотношения осознаваемых и неосознаваемых форм психической деятельности в свете опыта патогенетической психотерапии неврозов.
  • Общая психология : учеб. для студ. пед. ин-тов / А. В. Петровский, А. В. Брушлинский, В. П. Зинченко и др.; под ред. А. В. Петровского. — 3-е изд., перераб. и доп. — М., 1986.
  • Зигмунд Фрейд, психоанализ и русская мысль / сост. В. М. Лейбин. — Москва: Республика, 1994.
  • Кэррол Р. Т. Бессознательное // Кэррол Р. Т. Энциклопедия заблуждений: собрание невероятных фактов, удивительных открытий и опасных поверий = The Skeptic’s Dictionary: A Collection of Strange Beliefs, Amusing Deceptions, and Dangerous Delusions / Роберт Т. Кэррол. — М.: Диалектика, 2005. — С. 67—68. — ISBN 5-8459-0830-2..
  • Леонтьев А. А. Бессознательное и архетипы как основа интертекстуальности.
  • Щербатых Ю. В. Понятие о бессознательном // Щербатых Ю. В. Общая психология. — СПб.: Питер, 2006. — Гл. 19.1. — С. 191—197.
  • Савельев А. В. Аспекты возможности сознательного моделирования бессознательного в искусственных социумах // Журнал «Искусственные общества». — 2009. — Т. 4. — № 1-4. — М.: Лаборатория искусственных обществ.

СВЕРХСОЗНАНИЕ КАК ОСОЗНАНИЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

В изложенной концепции А. Г. Асмолова о четырех классах неосознаваемых явлений оказались лишь те явления, которые фактически можно отнести к подсознанию. Но к неосознаваемым явлениям также относится очень важная группа бессознательных явлений, названная II. В. Симоновым «Сверхсознание». Известный физиолог, специалист в области экспериментальной нейрофизиологии эмоций и мотивации II. В. Симонов рассматривает психику как трехзвенную структуру: «Подсознание», «Сознание», «Сверхсознание».

При внешней идентичности трехзвенной структуре психики, предложенной 3. Фрейдом, содержание «Подсознания» и «Сверхсознания» по Симонову существенно отличается от «Id» (Оно) и «Super Ego» (Сверх-Я) Фрейда.

П. В. Симонов к сфере Подсознания, опираясь на классиков (в частности, на высказывание Л. П. Толстого: «Совесть — есть память общества, усвоенная отдельным лицом»), относит не только все то, что было осознаваемым в определенных условиях, включая хорошо автоматизированные навыки и мотивационные конфликты, тягостные для субъекта, но и то, что 3. Фрейд относит к «Сверх Я», т. е. глубоко усвоенные социальные нормы, включая «голос совести», «зов сердца» и «веление долга» .

Сверхсознание, по Симонову, не осознается ни при каких условиях. В сознание переходят лишь результаты деятельности Сверхсознания, к сфере которого относятся первоначальные этапы всякого творчества — порождение гипотез, догадок, творческих озарений. «Если Подсознание защищает Сознание от излишней работы и психологических перегрузок, то неосознанность творческой интуиции есть защита от преждевременного вмешательства сознания, от давления ранее накопленного опыта», — говорит П. В. Симонов и продолжает: — «Без этой защиты здравый смысл, очевидность непосредственно наблюдаемого и догматизм прочно усвоенных норм душили бы «гадкого утенка» смелой гипотезы в момент его зарождения, не дав ему превратиться в прекрасного лебедя будущих открытий. Поэтому за дискурсивным мышлением оставлена функция вторичного отбора порождаемых сверхсознанием гипотез сперва путем их логической оценки, а затем в горниле экспериментальной практики» .

Сверхсознание, основываясь на материалах и сознания, и подсознания, по совершенно неосознаваемым законам, производит первичный отбор возникающих вариантов решения проблемы и преподносит сознанию только те из них, которые с наибольшей вероятностью соответствуют реальности. Как считает П. В. Симонов, именно поэтому «самые «безумные идеи» ученого принципиально отличны от патологического безумия душевнобольных и фантасмагории сновидений» . Об этом же точно сказала А. Ахматова:

Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи, не ведая стыда…

Несмотря на глубокий интерес к содержанию и взаимодействию сознательного и бессознательного, исследователи еще далеки от понимания их сущности и механизма функционирования. Как сказал Ф. В. Бассин, «Бессознательное — это… мятежный, не покорившийся сознанию и потому «заточенный» обитатель «глубин души» . Но это же самое фактически относится и к самому сознанию, которое до сих пор «не покоряется» осознанию самого себя, а потому также оказывается «заточенным обитателем глубин души». И лишь сверхсознание — третья и важнейшая часть души, озаряющая ее глубины, — дает человеку надежду на постижение величайшей тайны — собственной души.

Сверхсознание выполняет функцию перевода значимого бессознательного в осознаваемое. Но существу, значение накопленного в бессознательном осознается лишь тогда, когда происходит процесс означивания — маркировки того» что необходимо человеку для дальнейшего осмысления или деятельности. Наиболее распространенное и эффективное средство означивания — это образы. Они являются важнейшим продуктом сверхсознания и создают основу сознания. Очень точно сказал В. В. Давыдов: «Сознание — это воспроизведение человеком идеального образа своей целеполагающей деятельности и идеального представительства в ней позиции других людей». Воспроизведение идеального образа производится с помощью речи, символов, знаков, изображений, которые сознание наделяет определенным значением.

Выбор значения — это практически всегда выбор. Он зависит, с одной стороны, от особенностей самого осознаваемого явления, с другой — от особенностей осознающего и, прежде всего, от его сознания. Например, если речь идет об образе ребенка, то этот образ зависит: во-первых, от особенностей самого отображаемого ребенка (велик или мал, мальчик или девочка, умен или глуп, толст или худ, друг или враг и т. п.); во-вторых, от особенностей отражающего (ребенок или взрослый, чужой или родственник, педагог или милиционер, мужчина или женщина, умен или глуп, друг или враг и т. п.). Даже в одни и те же слова при описании образа различными людьми может вкладываться различный смысл. Значение слов напрямую зависит от того, в каком кругу и в каких целях оно определяется. Э. Сепир так выражает эту мысль: «Мы видим, слышим и вообще воспринимаем окружающий мир именно так, а не иначе, главным образом благодаря тому, что наш выбор при его интерпретации предопределяется языковыми привычками нашего общества» .

В данном случае речь идет не только о словах, как средствах обозначения сути предметов и явлений, а в целом — об отражении в языке устойчивых связей между осознаваемым явлениеми его обозначением, ведь язык — это не что иное, как система знаков.

Сознание — это не только «функция высокоорганизованной материи — мозга человека», это непрерывный процесс взаимодействия мысли, деятельности и общения человека, позволяющий ему наиболее эффективно функционировать. В течение жизнедеятельности человека сознание не остается неизменным, оно практически постоянно трансформируется.

В соответствии с концепцией Д. Б. Эльконина о ведущих видах деятельности, можно считать, что в разные периоды жизни человека, различные виды деятельности становятся ведущими в развитии сознания человека. Соответственно, в период взрослости именно профессиональная деятельность оказывает решающее влияние на трансформацию сознания. Следовательно, можно говорить о профессиональном сознании, которое, с одной стороны, обладает типичными для представителей одной профессии особенностями, а с другой стороны — обеспечивает специфическое, отличное от представителей других профессий, своеобразие сознания профессионалов. Одной из наиболее массовых и в то же время наиболее значимых для общества и становления отдельного человека является профессия педагога.

Источник: https://mylektsii.ru/9-119550.html

Татьяна Ребеко. Понятие архетипа в коллективном бессознательном

Posts from This Journal “психология” Tag

  • Бристольский университет открыл курс счастья. В числе домашних заданий — больше спать и медитировать

    Бристольский университет (Великобритания) предложил студентам курс счастья, который длится 12 недель и засчитывается как предмет по выбору. Об этом…

  • Лекции преподавателей ВШЭ по истории, литературе, психологии и др. выложены в свободный доступ

    На сайте Высшей школы экономики стали доступны для бесплатного скачивания и прослушивания лекции по психологии, истории, литературе, игровой…

  • «Игра престолов» и психология: Душа темна и полна ужасов (2019)

    «Игра престолов» и психология: Душа темна и полна ужасов / под ред. Трэвиса Лэнгли; Пер. с англ. Анна Китаева. — М.: Альпина…

  • Умер швейцарский филолог, историк культуры Жан Старобинский

    4 марта на 99-м году жизни скончался швейцарский филолог, историк культуры Нового времени, литературный критик Жан Старобинский. Он происходил из…

  • Риккардо Николози. «Вырождение. Литература и психиатрия в русской культуре конца XIX века» (2019)

    Николози Р. Вырождение. Литература и психиатрия в русской культуре конца XIX века / Пер. с нем. Нина Ставрогина. — М.: Новое литературное обозрение,…

  • Екатерина Бобринская. «Душа толпы: Искусство и социальная мифология» (2018)

    Бобринская Е.А. Душа толпы: Искусство и социальная мифология. — М.: Кучково поле, 2018. — 280 с.: ил. ISBN 978-5-9950-0954-2.…

  • Хайд М., МакГиннесс М. Юнг в комиксах: биография, идеи, труды (2017)

    Хайд М., МакГиннесс М. Юнг в комиксах: биография, идеи, труды. — М.: Издательство «Э», 2017. — 192 с. : ил. —…

  • Психолог Владимир Спиридонов: «Профи в разных областях чем-то похожи»

    Есть ли нечто общее в опыте шахматиста-гроссмейстера, гениального математика и выдающегося менеджера? Что мы понимаем под профессионализмом и как…

  • Nature: треть исследователей замешаны в плагиате и фальсификации данных

    Авторов Стэнфордского тюремного эксперимента заподозрили в постановке. Это грозит отменой результатов исследования, считающегося каноническим у…

Источник: https://philologist.livejournal.com/7751520.html

Подсознание: сознание и бессознательное

10 57885 28 Ноября 2011 в 01:55 Автор публикации: Анастасия МАТОЧИНСКАЯ, лингвист-переводчик.

Что скрывает бессознательное? Тайны прошлых жизней или память о каждой секунде прожитого в этой? Что-то, что мы сами не хотим или боимся знать о себе и своем бессознательном? Или подсознание хранит тонны бесценной информации о нашем психическом состоянии так же, как геном владеет шифром физиологии нашего тела? Постигнуть бессознательное человечество стремится еще с далеких времен Платона. На протяжении многих веков ученые, философы, психологи пытаются разграничить сознание и бессознательное или, по крайней мере, определить, что это такое? Однако определений не находится. Почему бессознательное продолжает скрываться в подсознании? Где этот переход от сознания к скрытому от нас бессознательному и возможен ли он?

И по-прежнему подсознание представляется чем-то поистине непостижимым, загадочным и, возможно, всемогущим, дающим ответ на любой сознательный вопрос — не зря оно названо бессознательным! Но самым главным остается другой вопрос — как приоткрыть эту тайну, как сделать бессознательное осознанным, как людям использовать все то, что скрыто в них самих? Как соотносится коллективное подсознание с нашим личным бессознательным? Что такое наше «Я» и как оно взаимосвязано с миллиардами остальных, еще более непостижимых для нас «Я» других людей, точно так же затерянных где-то в бессознательном? Системно-векторная психология объединяет воедино сознание и бессознательное, делая явным скрытое от нас и позволяя брать под контроль все, что движет человеком из глубин психики.

Сознание и подсознание. Раскроем тайны

Человек живет по одному естественному принципу — принципу наслаждения. Вне зависимости от любых различий между людьми все хотят одного (и для этого нет нужды заглядывать в бессознательное) — получать для себя хорошее и не получать плохое. В этом простом желании заложена вся природа человека. Людей объединяют общие для всех, базовые желания и потребности — пить, есть, спать, дышать… И главное — выжить. Выжить во что бы то ни стало. Сознательное и бессознательное заставляют нас выживать и продолжать себя во времени, то есть давать потомство, новую жизнь. Мы сознательно бежим от смерти и цепляемся за жизнь. Но зачем людям эта жизнь дана? Мы проживаем эту жизнь, хотим получать от нее удовольствие, но какое? Эти ответы и скрывает бессознательное.

В этом уже мы не равны друг с другом: желания к получению удовольствия у всех разные, каждый видит удовольствия по-своему — так, как его задает бессознательное. И так же по-разному мы воспринимаем мир. Например, яркие впечатления, разноцветные картинки и запоминающиеся образы влияют на подсознание далеко не каждого человека — один впечатляется и мечтает, а другой остается равнодушен, — загадка бессознательного. И так во всем — потому что в бессознательном каждого заложены различные желания, которые на протяжении всей жизни мы стремимся наполнить, и, соответственно, нам заданы разные свойства, обеспечивающие наполнение этих желаний.

Если бессознательное ставит перед человеческим обществом общую коллективную задачу — выжить, то перед каждым отдельно взятым человеком стоит задача частная, также идущая из бессознательного, — сделать свой вклад в выполнение этой общей задачи, сыграть свою роль в движении единого целого. Каким образом это обеспечивается, что такое наше сознание и бессознательное в этом процессе, как задумала природа слаженное и безошибочное действие множества отдельно взятых «Я» — знает только бессознательное.

Системно-векторная психология — это психология о бессознательном. Она определяет человека через его бессознательные желания. Желания — это и есть та основа, которая составляет личность, они, по сути, и есть наше подсознание и тонкая ниточка к бессознательному. Каждое «Я» — это набор желаний в подсознании, реализация которых приносит удовольствие. Этот набор желаний составляет природную видовую роль, которая заложена в бессознательном человека для выполнения своей функции, обеспечения реализации коллективной задачи выжить.

Все это — идеальная, четко отлаженная система взаимодействия людей с внешним миром, хитросплетения сознательного и бессознательного, когда мы не просто идем на поводу желаний из подсознания, ведущих нас в никуда: мы получаем удовольствие от реализации нашего желания, идущего из бессознательного, а реализуя его, выполняем необходимую функцию, которая важна для выживания всего социума. Именно так руководит нами бессознательное.

Где гарантия того, что наши бессознательные желания смогут воплотиться в реальность и мы сможем выполнить возложенную на нас природой задачу? Каким образом бессознательное контролирует этот процесс? Физическое и психическое неразрывно связаны, любое наше бессознательное желание подкреплено необходимыми свойствами, одно без другого не существует. Так устроено бессознательное. К примеру, на самой заре человечества первобытная стая нуждалась в человеке, бессознательное которого заставляло его отслеживать окружающую обстановку и, заметив опасность, вовремя о ней предупредить. Естественно, таким человеком оказывался обладатель самого лучшего зрения — то есть зрительного вектора, зрительной эрогенной зоны (в терминах системно-векторной психологии). Роль предупреждения об опасности, заданная бессознательным, выполнялась им не потому, что была ему кем-то специально назначена, а потому, что он получал удовольствие, инициируя зрительную эрогенную зону наблюдением за окружающим миром: его подсознание, его желание само собой толкало его на выполнение этой важной задачи. Сознательное и бессознательное действовало и действует безотказно, надо лишь понять механизм его действия.

Подобным образом человечество существует и сегодня, бессознательное продолжает руководить нами с той только разницей, что за все время существования мы невероятно развили и усложнили окружающий нас мир, а он, в свою очередь, усложнил нас, наше взаимодействие друг с другом, пути реализации желаний и наше бессознательное. Если в первобытные времена обладатель кожного вектора экономил пищевые запасы, потому что так руководило им бессознательное, то сегодня кожные инженеры экономят время и пространство, создавая все блага цивилизации — телефоны, самолеты и компьютеры.

Если же все так просто, то почему наше бессознательное само собой не приводит всех и каждого к счастью от реализации и исполнения своих бессознательных желаний? Психология бессознательного отвечает и на этот вопрос.

Сознание и подсознание живут в человеке по принципу «задано, но не обеспечено». Заложенное в бессознательном не обязательно будет задействовано. Да, наши желания подкреплены всеми необходимыми свойствами, физическими и психическими, для того, чтобы их реализовать. Но эти свойства требуют развития, большой работы, немалого психического усилия ради достижения желаемого. И бессознательное нам в этом не помогает, поскольку скрыто от нас.

Степень наполнения желания, как сознательного, так и бессознательного, колоссально колеблется от большего к меньшему: чем более мы развиты, чем больший вклад мы можем привнести в развитие общего, тем большее удовольствие от жизни наше бессознательное будет нам за это даровать. В этом заключается еще одна гениальная задумка природы, которую можно раскрыть, только познав бессознательное. Мы получаем больше удовольствия от наибольшей отдачи от нас наружу, в то время как при недостаточном развитии наших свойств мы хоть и сможем получать долю удовольствия для себя, тем не менее этого никогда не будет достаточно для ощущения полного чувства радости и удовлетворения от жизни. Психология бессознательного поможет вам понять это и действовать, получая максимальное удовольствие от жизни.

Наша природа, наше сознательное и бессознательное всегда подталкивают нас ко все большему и большему развитию, мы всегда в погоне за большим удовольствием. Результаты этой погони мы можем видеть во всех достижениях человечества: от изобретения колеса до создания космических кораблей, от самых первых философских рассуждений о природе вещей до теории относительности. Стремления, идущие из бессознательного, помогают нам развиваться.

Так в чем же проблема? Почему, если человеку все дано, изначально все заложено в подсознании и остается только взять, — почему так сложно это сделать, получить нужную информацию из бессознательного? Проблема в том, что сознание и подсознание не переплетаются, невозможно в первом различить настоящие мотивы поступков и желаний, на которые толкает нас второе.

Мы понимаем наши сознательные желания — чтобы понять остальное, необходимо изучить психологию бессознательного. Что может ответить человек на вопрос — чего ты хочешь? Каждый может назвать разное — кто жаждет денег, кто уважения, кто любви, кто славы, кто духовного продвижения, — бессознательное определяет путь любого… Несмотря на частные различия, все многообразие желаний, коллективное бессознательное соединено по одному общему направлению — это желание быть счастливым. Что такое счастье? Как можно это желание объяснить сознательно? Какими нашими свойствами обеспечена реализация этого простого, идущего из подсознания желания — быть счастливым?

Ответы по-прежнему в бессознательном. Каждый понимает счастье по-разному, в зависимости от заданного природой набора бессознательных желаний, отчаянно требующих реализации. «Денег и любви» хочет и кожник, и зрительник, но реализовывать эти желания они будут разными свойствами, которые раскрывает психология бессознательного. А необдуманные советы одного не помогут другому, если способностей к их воплощению нет в его бессознательном.

Системно-векторная психология дифференцирует восемь условных типов характера, восемь векторов, восемь желаний и открывает скрытые в подсознании сокровища бессознательного: восемь путей к тому, чтобы быть счастливым, раскрывая свое бессознательное, и дает возможность осознать, какой из путей подходит именно вам.

Корректор Наталья Коновалова

Автор публикации: Анастасия МАТОЧИНСКАЯ, лингвист-переводчик. Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

Источник: https://www.YBurlan.ru/biblioteka/podsoznanie

Осознание бессознательного

Роберт Джонсон — Сновидения и фантазии. Анализ и использование

В книге дается прямое и эффективное средство доступа к внутреннему миру сновидений и фантазий. Метод работы со сновидениями, состоящий из четырех этапов, позволяет эффективно развивать активную, созидательную часть нашего «Я», повышает уверенность в себе и дает возможность достигать поставленные цели.

Роберт Джонсон — Он. Глубинные аспекты мужской психологии

Роберт Джонсон – Мы. Глубинные аспекты романтической любви

Бессознательное и его язык

Осознание бессознательного

Однажды утром одна женщина, как обычно, села в машину и отправилась на работу, находившуюся в десятке километров от ее дома. В дороге у нее разыгралось воображение и она представила себя героиней грандиозного приключения. Она вообразила себя простой средневековой женщиной, живущей среди войн и крестовых походов и прославившейся своей силой и жертвенностью. Она спасла свой народ и встретила могущественного и благородного принца, который ее полюбил.

Ее сознание было полностью занято этими мыслями, и, тем не менее, она проехала по нескольким улицам, пару раз останавливалась под светофором, при поворотах соответствующим образом сигналила и в целости и сохранности добралась до стоянки, находящейся под окнами ее офиса. Придя в себя, она поняла, что совершенно не помнит, как она добралась до места назначения. Она не могла вспомнить ни единого перекрестка или поворота. Ее потрясенный разум спросил: «Как я могла проехать такое расстояние, совершенно этого не осознавая? Где был мой разум? Кто вел машину, пока я предавалась мечтам?». Но такое с ней уже бывало, и поэтому она выбросила все происшедшее из головы и отправилась в свой рабочий кабинет.

Когда она сидела за своим рабочим столом и составляла план дня, ее работа была прервана одним из ее коллег, ворвавшимся в кабинет, швырнувшем на стол меморандум, незадолго до этого розданный ею сотрудникам, и устроившим скандал из-за какого-то незначительного пункта, с которым он был не согласен. Она была потрясена. Такая ярость по такому ничтожному поводу! Что на него нашло?

Он сам, прислушавшись к своему повышенному тону, понял, что делает из мухи слона, смутился, пробормотал извинение и, пятясь, вышел из кабинета. Вернувшись в свой кабинет, он спросил себя: «Что на меня нашло? Откуда это во мне взялось? Мелочи, как правило, не выводят меня из себя. Я был не похож сам на себя!». Он догадался, что его гнев не имел ничего общего с меморандумом коллеги, а кипел в нем уже давно, и этот ничтожный повод лишь стал последней каплей, из-за которой гнев и вырвался наружу. Но откуда взялся этот гнев, он не знал.

Если бы у этих людей было время задуматься, то они могли бы догадаться, что этим утром они ощутили присутствие в своей жизни бессознательного. В бесконечном потоке банальных событий повседневной жизни мы в самых разных формах сталкиваемся с бессознательным, которое действует в нас и через нас.

Иногда бессознательное работает параллельно с осознающим разумом и берет на себя управление автомобилем, пока осознающий разум занят чем-то другим. Нам всем, хотя бы раз в жизни, доводилось проехать несколько кварталов на «автопилоте», как это сделала женщина из нашего примера. Осознающий разум отвлекается на непродолжительное время, и бессознательное берет на себя руководство нашими действиями. Оно останавливает машину на красный свет, трогается с места на зеленый и следит за соблюдением правил дорожного движения до тех пор, пока осознающий разум не вернется в свое нормальное состояние. Это — далеко не самый безопасный способ управления автомобилем, но бессознательное действительно обеспечивает нас такой великолепной жизненно важной, встроенной в нас системой ‘подстраховки», что мы воспринимаем это явление, как само собой разумеющееся.

Иногда бессознательное порождает фантазию, настолько наполненную яркими, символическими образами, что эта фантазия полностью подчиняет себе наш осознающий разум и удерживает наше внимание в течение долгого времени. Фантазии об опасных приключениях, героизме, жертвенности и любви, очаровавшие женщину по пути на работу, являются превосходным примером того, каким образом бессознательное вторгается в наш осознающий разум и пытается выразить себя посредством воображения,используя символический язык заряженных чувством образов.

Еще одна форма проявления бессознательного — это неожиданная и сильная эмоция, необъяснимая радость или беспричинный гнев, которые внезапно вторгаются в наш осознающий разум и полностью подчиняют его себе. Этот прилив чувств совершенно непонятен осознающему разуму, потому что осознающий разум его не порождал. Мужчина из нашего примера не мог объяснить самому себе неадекватность своей реакции. Он спросил: «Откуда это взялось?» Он полагал, что его гнев пришел откуда-то извнеи что в течение нескольких минут он «не был самим собой». Но, на самом деле, этот прилив неконтролируемых эмоций родился в нем самом, в месте, которое находится настолько глубоко внутри его существа, что осознающий разум не может его видеть. Это место потому и называется «бессознательным», что его не видно.

Идея бессознательного порождена простыми наблюдениями за повседневной человеческой жизнью. Наш разум содержит материал, присутствия которого мы, по большей части, не осознаем. Бывает так, что, совершенно неожиданно, в нас оживают какие-то воспоминания, приятные ассоциации, идеалы, убеждения. Мы чувствуем, что эти элементы уже давно находились где-то внутри нас. Но где именно? Да в той неизведанной части души, которая находится вне пределов досягаемости осознающего разума.

Бессознательное — это чудесная вселенная, состоящая из невидимых энергий, сил, форм разума, даже отдельных личностей , которые все живут внутри нас. Большинство людей не представляет себе истинных размеров этого великого царства, которое живет своей совершенно самостоятельной жизнью, идущей параллельно нашему повседневному существованию. Бессознательное — это тайный источник большинства наших мыслей, чувств, поступков. А сила его воздействия на нас велика еще и потому, что воздействие это — незаметное.

Когда люди слышат термин бессознательное , большинство из них интуитивно понимает, о чем идет речь. Мы соотносим эту идею с огромным количеством больших и маленьких событий, из которых и состоит ткань нашей повседневной жизни. Каждому из нас приходилось делать что-либо в то время, когда его мысли находились в «другом месте», а потом с удивлением смотреть на результат своей работы. Бывает и другое — во время какой-нибудь беседы мы вдруг начинаем горячиться и совершенно неожиданно для себя высказываем резкую точку зрения, о наличии которой у себя мы и не подозревали.

Иногда мы изумляемся: «Откуда это взялось? Я и не знал, что могу испытывать по этому поводу такие сильные чувства?» Когда мы начинаем более серьезно воспринимать подобные выбросы энергии бессознательного, мы понимаем, что вопрос должен звучать по другому: «Какая часть меня верит в это? Почему именно эта тема вызывает такую сильную реакцию в этой невидимой части моего существа?»

Мы можем научиться относиться к этой проблеме с большим вниманием. Понятие «на меня что-то нашло» подразумевает внезапное вторжение энергии бессознательного. Если я говорю, что я не был похож на самого себя , то это только потому, что я не понимаю, что понятие «я» включает также и мое бессознательное. Скрытая часть нашего существа обладает сильными чувствами и желает их выразить. И если мы не научимся проделывать внутреннюю работу , эта невидимая часть так и останется скрытой от нашего осознающего разума.

Эта скрытая личность может быть очень вредной или склонной к насилию, и когда она проявляется, мы попадаем в крайне неловкое положение. С другой стороны, в нас могут пробудиться сильные и прекрасные качества, о которых мы и не подозревали. Мы приводим в действие скрытые ресурсы и совершаем поступки, которые в нормальном состоянии ни за что бы не сделали, высказываем такие мудрые мысли, на какие раньше не были способны, проявляем совершенно неожиданные для нас благородство и терпимость. И в каждом случае испытываем потрясение: «Я никогда не думал, что могу быть таким. У меня есть качества (как положительные, так и отрицательные), о которых я и не подозревал». Эти качества жили в бессознательном, где они были недоступны «ни зрению, ни уму».

Любой из нас — это нечто большее, чем «я», которым он себя считает. В любой момент наш осознающий разум может сосредоточиться только на ограниченном секторе нашего существа. Несмотря на все наши усилия в направлении самопознания, только очень маленькая часть огромной энергетической системы бессознательного может быть подключена к осознающему разуму или может функционировать на уровне сознания. Стало быть, мы должны научиться добираться до бессознательного и понимать смысл его посланий: это единственный способ постичь неизведанную часть нашего существа.

Источник: https://studopedia.ru/9_7972_osoznanie-bessoznatelnogo.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *