.

Секс геи 14 лет

Содержание

Библиотека Gay Life 18+

Спросили меня — как ты стал геем, как ты стал бойлавером… Вот и попытаюсь ответить…
Бойлавером себя я не считаю… Может быть когда-то и был, но теперь — НЕТ! Простите!
Если я и дружу с мелкими пацанами, то это ПРОСТО дружба и ничего более!
А вот насчет гомосексуализма… В детстве меня никто не насилывал, ничьи «зайцем» я не был… Как-то все само-собой получилось… В моей большой семье отец присутствовал, но как-то номинально — всем всегда заправляла и заправляет мама. Чудовищно активный человек. Подрастая, мне приходилось заботиться о младших, подчас заменяя папашу. Дом наш всегда был набит мамиными учениками, которых мама таскала с собой в походы, на речку, на базы отдыха. Я же всегда был рядом.
Рос я вместе со своим братом, который младше меня на два года. Но получились мы очень разные.
Если я всегда был маменькин сыночек, книжный червячек и музыкантик, то брат рос почти на улице. Дом ненавидел — в голове подвалы, с возрастом — девушки. Если их можно было так назвать.
Мы жили с братом все время в тихой войне — дрались иногда, но получив несколько оплеух от мамы, мирились. Сквозь зубы.
Вот с братом я впервые и начал какие-то дурацкие эксперименты. Первые опыты. Потом, когда мне было лет 16, а брату 14, мы с ним разругались так сильно, что вот уже почти 15 лет не разговариваем, только если вынужденно надо решить какие-то семейные вопросы.
Хотя немного лукавлю… Несколько месяцев назад брательник пригнал фуру за товаром в Москву и пришел ко мне в гости. Напились с ним водки и я впервые почувствовал, что он брат мне, хоть и совершенной другой — у него сеть магазинов, фуры с товаром по России… Супруга, доча и море любовниц…
Когда в нашей семье появилось еще двое младших — сестренка со вторым братишкой, я стал няней, стараясь изо всех сил помочь маме. Я утирал им носы, гулял с коляской, читал им глупые детские книжки… Так и бежали годы…
Ребетня мелкая была вокруг меня всегда. В основном мамины воспитанники. Когда ходили в походы, я как самый старший, получал в свое ведение мужскую половину. Решал их всякие бытовые проблемы, которые женщина решить не могла — пацаны стеснялись жутко.
Я уже тогда понял, что мой удел — педагогика. Мне было интересно. Нет — никаких похотливых влечений, просто интересно.
В теже года я открыл для себя книги Крапивина и буквально заболел ими. Я стал искать в жизни Друга. Светлого и чистого мальчишку-ровесника, с которым мы бы….. мы бы…. Дружили так классно и что бы ОН был рядом всегда-всегда… Наивный!
И если вы, ребята, скажете, вот так вот и появляются геи, что Крапивин их и создает, то я просто с удовольствием выбью вам все зубы.
Т.к. вы в корне не правы. Именно тв-во Командора стало для меня чем-то вроде учения Человечности и Любви к Другу. Он стал мои Учителем на многие года.
Без его книг, слов и мыслей я бы, что очень возможно, скатился бы в такие тар-тарары. Опустился бы на самое дно. Спокойно… Попытки были!
Да, в детстве у меня почти не было друзей. И если появлялся человечек, который только посмотрел в мою сторону с симпатией и интересом, то я кидался во все тяжкие, привязывался к нему изо всех своих пацанячьих сил…
И часто был за это наказан, высмеян и избит… Потому я с возрастом просто ушел в себя, в книги, глубже ушел в концертно-театральную жизнь. Это было не сложно, т.к. я вырос на сцене, за кулисами, пока мама вела спектакли, концерты и утренники…
Вокруг всегда было много девочек и девушек (это самое активное племя в концертной жизни), но я был настолько «своим», что при мне спокойно переодевались, просили застегнуть лифчик, принести юбку, найти потерявшиеся чулки…
Я никогда не краснел, увидев девчоночью грудь или что-то еще — я их море навидывался. В этом для меня не было тайн. Это так что ли обыденно было. Многие девочки делились со мной своими любовными тайнами и я всегда поражался такому каскаду сильных чувств. Мне было сложно это понять, но я пытался изо всех сил. ПОЧЕМУ вот этой девушке так нравится какой-то прыщавый Витек…
Меня смешили одноклассники, которые со сверкающими глазенками рассказывали друг другу, что «у Светки видели бретельку лифчика! О!!!! «. А я сам ей этот лифчик подбирал и гладил, т.к. Светка была солисткой маминого хора.
Сейчас, я уже понимаю, что для меня тайной оставались именно мальчишеские тайны. Тайны ровесников. Куда я не был допущен. Учительский сынок, тихий забитый троечник. Безответный тюла, которого все шпыняли.
Постепенно я начал замечать за собой, годам к 15, что присматриваюсь не к девушкам, а пацанам-ровесникам. Это испугало меня, но растущий организм хотел чего-то и затмевал мозги…
Первый раз я победил в драке только в 17 лет…
Я тогда уже имел первого странного любовника, которого считал своим Другом — жутко жеманного и манерного ровесника, пишущего стихи и рассуждающего высокопарно о музыке и культуре.
Как-то его пытались «опустить» парни из его же двора, а я зашел в гости… на свою голову.
Всех конечно я победить не мог, потому меня скрутили, жгли зажигалкой ногти, выламывали пальцы, стараясь добиться криков о помощи…
Счастье-то какое! Педика и его дружка поймали…
Знаете, я впервые выдержал, не заплакал, терпел изо всех сил, ради моего Друга…
Только выдохнул в лицо самому активному: «Я тебя урою, гнида!»… Тот плевался в ответ, веселясь.
Ну я и добавил: «А один на один слабо, сучара?».
Друзья парня это услышали и решили устроить бой один на один. Впервые мне не было страшно.
Были у меня драки в школе, но я часто расплакавшись, бежал с позором под улюлюканье зрителей…
Теперь же я вырос, я почти наизусть знал Крапивина. Я НЕ имел права бежать и плакать. Я терпел ради Друга.
Все повторялось как в дурном сне.
Парни встали кругом. В центр вытолкнули меня и моего мучителя.
Я слышал, как ему шепнули: «Не ссы! Если че, мы его запинаем!»
Впервые мне не было страшно.
И впервые я победил… Нескольким четкими ударами я свалил подростка в пыль. Все-таки не зря я ходил месяц в секцию карате. Правда мне это быстро надоело… Секция…
Парень покатился, завывая. Я же, ополоумев, еще и влепил ему ногой по лицу, разбив губы. И отскочил к дворовым гаражам, спиной к железным воротам, ожидая возмездия от дружков. Один из них понесся на меня с криком: «Да ты на наших, суууука…». Но вот странность, ему поставили подножку свои же… Не добежал.
Ко мне подошел один, самый взрослый и тихий из гопников.
«А ты ниче так его уделал! Впечатляет! Лана, пиз..уй отсюда!».
Потом повернулся к своим:
«Ша, молекулы… Пусть гуляет! Отвалите!»
Друг, из-за которого надо мной измывались, уже давно убежал в свой подъезд и не открыл мне дверь, когда я пришел к нему, попросив только умыться…
Больше мы с ним не встречались… Я не терплю предательства и не смог простить ему побега и той тишины в темной квартире, когда я звонил в его дверь… Трус!
К чему такое длинное вступление?
Да я просто хочу вас подвести к одной своей глупой мысли, что отношения с моим первым младшим ДРУГОМ были ничем иным, как просто Дружба. Хотя я и страше его на 10 лет. Ничего больше!
Я уже работал преподавателем.
Сайки в моей жизни еще не было («Сайченок». Эпизоды 1-5), ну а Колька с Финком уже ушли («Лето Финка и Кольки-Мурлыки»).
Свято место пусто не бывает, вокруг меня крутились ученики-любимчики разных возрастов. «Хвостиками» я обзывал ребятню. Если вы думаете, что это были одни пацаны, то вы ошибетесь. Было еще две девочки. Шебутные и веселые. Которые в своих классах были командирами. Эдакие пацаны в юбках.
Иногда я собирал после уроков всю эту развеселую ораву и водил их в кино или за город в небольшие горы, которые окружали наш городок.
Как-то меня, в окружении детворы, встретили на улице девушки-подружки из толкиенутых. Фраза «А ты хорошо смотришься. Прям на своем месте!» запомнилась навсегда… Возможно так оно и было. С ребятней мне было легко — я также как и они дурачился и кувыркался в траве с детьми, я учил их делать бумажных голубей, ловил ящерок…
Может я добирал дружбы и любви, которой не хватало в собственном детстве? Не знаю…
Среди этой ватаги человек в 10 был тихий семиклассник, Лешка… ну был и был. Самый маленький в классе… Я сильно не заострял на нем внимание, т.к. все остальные тоже требовали внимания к себе. Я старался среди своих «хвостиков» ровно распространять внимание и заботу… Не выделяя никого особенно.
Такой ситуации, какая у меня сложилась из-за ревности друзей («Лето Финка и Кольки-Мурлыки»), допускать больше не хотел.
Прибежало лето и все мои «хвостики» разлетелись кто куда — кто к бабушкам-дедушкам в деревню, кто в пионерлагеря, санатории… В какой-то миг я вдруг остался совершенно один.
Пока шли всякие преподавательские ремонтные дела в школе было еще ничего, а как ушел в отпуск — стало муторно. Толкинутые осточертели до чертиков… Всех их игрища с деревянными мечами, полигонками и бесконечной «травкой» да пьянками с потрахушками стояли поперк горла…
Сидел дома, перечитывал Крапивина, или лениво ковырялся на дачном участке…
Вечера были пустыми и нудными… Младшие тоже поразъехались по лагерям… Мама вечно на каких-то слетах… Ну а средний брат меня не интересовал, да и домой он только приходил под утро… Если вообще приходил…
Вот в какой-то такой тоскливый вечер пришел ко мне в гости один из «хвостиков», семиклассник Лешка… Просто так взял и пришел, чего никогда раньше за ним не наблюдалось…
Мама обрадовалась, что у меня хоть какая-то компания появилась.
Лешка стал приноситься ко мне каждый день, потом вытащил меня в горы и мы целый день ползали по невысоким скалам и дурачились или уходили купаться на речку, где я как заведенный швырял пацана в воду. Ха! Это было не сложно — он был легонький, как перышко.
Жизнь стала наполняться смыслом… Вот он, этот «смысл», сидел напротив меня на моей кровати и, обжигаясь горячим чаем из моей же чашки-бадьи, лопал мамкины печености и трещал-трещал без умолку.
И куда подевался тот тихий парнишка-семиклассник, которым для меня всегда был Лешка?
Как-то быстро замелькали дни и проскочило лето.
Все! Все остальные «хвостики» безнадежно отстали — у меня появился Друг… Именно такой о каком я мечтал, словно сошедший со страниц книг Крапивина, Леха…
Потом, много позже, я назову своего сына в его честь.
И еще была странная мысль: «Раз у меня не получается найти ровесника-друга, то я выращу и воспитаю себе Друга.» Идиотик я…
Пришел сентябрь со своими заботами и нервотрепками, но мне всегда было легче на душе, когда после уроков ко мне в кабинет врывался Леха, швырял свой потрепанный портфель мне под стол, деловито устраивался скраю и сидел, учил свои уроки, пока я заканчивал 7-8 урок у старшеклассников. Ждал, чтобы потом проводить до дому, а то и заскочить ко мне — что-нибудь перекусить…
Вот тогда-то и спросила меня одна девочка: «А он что — Ваш брат, что все время у Вас в кабинете сидит?»
Я подрастерялся. А Лешка задиристо и с вызовом провозгласил: «Ага! А тебе че, завидно? Вали давай…»
Девочка фыркнула и ушла, а я вопросительно посмотрел на маленького Друга, на что нахал показал мне язык и засмеялся.
Так в моей жизни появился Братишка-Лешка, Братишка-хвостик… О нем я уже упоминал в рассказе «Сайченок»…
Чем больше он подрастал, тем сложнее были наши отношения. С каждым месяц в его характер добавлялись новые черты и мне, честно говоря, было иногда сложно распознать что скрывается за его очередной хмуростью.
Начались проблемы с дамами сердца.
В первый раз я ОЧЕНЬ болезненно среагировал и даже напился, проговорившись маме о своем Друге и своей странной привязанности.
Но пережил и это, хотя мама прямо заболела идеей скорее меня женить и выбить из головы ТАКИЕ привязанности. Что я ей и горяче пообещал, через год женившись на веселой девушке-барде, хоть и немного полной, но так же как и любящей Крапивина. Этим она меня и купила!
Лешка открывался все с новых сторон. Иногда он меня злил по-страшному, но так, чисто по-родственному я его и ругал. Любому другому ученику я просто влеплял двойку….
Хотя, помню, и Лехе я закатил пару за поведение от всей души… Хм!
Ну разбесился он однажды на уроке… Класс и так стоял на ушах… Я гаркнул раз, другой. Леха отмахнулся от меня, типа «Ну и че ты мне, Саныч, сделаешь?!»… Он уже добрался до девятого класса и мы дружили два года.
Уже многое пережили вместе. За спиной остались летние походы, когда мы сидели у ночного костра и делились самыми сокровенными тайнами. Уже пожелтели листики Лешкиного сочинения, которое я хранил в ящике своего стола. Это сочинение принесла мне его классная руководительница… Тема была простая: «Мой любимый учитель».
Там корявыми неровными буковками Лешка рассказывал обо мне.
Я уже был женат и Леха дневал и ночевал в квартире нашей молодой семьи, подружившись с моей супругой с первых минут знакомства. Она его никак по-другому, как «Братишка» никогда и не называла…
Уже давно любимой нашей игрой было озвучивать чаепитие. Я шумно и со всхлипом втягивал воздух, когда Леха прихлебывал чай. Он фыркал, обрызгивая меня кипятком. Иногда так доводили друг-друга, ржа на всю кухню, что оба были мокрые в сладком чае и кончалось всегда тем, что из комнаты приходила супруга и крутила пальцем у виска:
— Забодали, пацаны! Ща соседи придут. Устроили ржачку на весь дом!
А в этот раз Лешка меня взбесил… Даже не тем, что дурачился, а что пользовался своей безнаказанностью… Ах так, зараза? Ну ладно!
— Алексей! Дневник на стол! Быстро!
Леха сначала не поверил. Недоверчиво улыбался. В глазах так и стояло «ты наверно, Саныч, шутишь?». Но я завелся.
— Не хлопай глазами! Жду! Или выходи вон из класса! Ну?
Леха весь сжался в разозленный комок и, швырнув на стол свой дневник, вылетел из класса, грохнув дверью. Я спокойно (чисто визуально спокойно — внутри все бушевало), открыл дневник и закатал ему пару, с припиской для родителей «Безобразно вел себя на уроке!».
Глупо! Ага! Я себя вел не лучше обиженного Лехи — сам обиделся, как мальчишка… Вот никогда не получалось быть взрослее и умнее своих друзей.
Мы конечно не первый раз ссорились. Это за два года дружбы бывало и не раз. Фыркали друг на друга и дулись дня два-три, но потом мирились обязательно…
В этот раз Леха мириться не приходил неделю. Я уже весь извелся, измотал себе нервы, несколько раз полаялся с супругой. Но от этого легче не стало. Но сам его искать не шел.
Ты вредный и я вредный! Фиг тебе!
На мой урок в их классе Леха не пришел. Я уже готов был пойти к нему домой…
В его семью я был вхож — знаком с мамой и отчимом. Ну а как я мог забирать с собой ребенка за город или на пляж, не спрося разрешения у родителей? Да и был я не просто мужик с улицы, а его учитель…
И вот когда я уже нарезал круги по классу от нетерпения, Лешка пришел и сел угрюмый в сторонке.
Там мы и сидели — я за своим столом, что-то бестолково заполняя в тетрадях, деланно не замеча Леху, но краем глаза наблюдая за ним. Он у двери, ковыряя парту. И вот когда я уже был готов заговорить, в класс ворвались одноклассники Лехи.
— Можно Леху, Саныч? Нам с ним поговорить нужно. Он чужой картридж зажилил от «Денди» и не отдает. Леха! Быстро тащи картридж! А то ща по ушам получишь! Ну! Кому сказал! — заорал один из самых шебутных Лехиных одноклассников.
— Смотри сам по ушам не получи. Мне картридж дали на неделю. Вот и отдам в понедельник. Отвали! — буркнул в ответ Леха, не поднимая головы.
Тут я вмешался:
— Так! Все заткнулись! И брысь из класса! Отношения выяснять на улице!
— Пошли-пошли, Леха! Поговорим! — орал тот же одноклассник. — Че за Саныча прячешься? Ссышь?
— Кто ссыт, тварь? — Леха вскочил и вылетел с кодлой одноклассников в коридор.
Я же остался на месте. Да и правда. Я НЕ мог его защищать всегда, он должен сам уметь разбираться с обидчиками…
Да, я мог, пользуясь учительским правом, разогнать всю шушеру и ничего бы не было. Но я остался сидеть.
До сих пор не знаю — прав ли был я в этой ситуевине?
Пацаны из школы не вышли, а устроили разборку тут же, за моей дверью.
Когда я услышал крики пацанов: «Давай-давай, вдарь ему! Вот так! В грудак бей!», то не выдержал и выскочил в коридор.
Не успел — все уже случилось. Пацаны, завидев меня, сбрызнули, оставив сидящего на полу у стены Лешку, с разбитым носом, держащегося за грудь и судорожно плачущего сквозь сжатые зубы.
Не знаю — кто там победил, но мой Братишка явно не сплоховал, но я то, бл…, я то — скотина. Взял да и бросил Друга в толпу идиотов.
— Извини меня, Братишка! Пожалуйста! — Мне хотелось реветь вместе с ним.
Такого острого приступа жалости я давно не испытывал.
— Забей, Саныч! — только и сказал Леха.
Я утащил его в туалет, вымыл разбитое лицо, осторожно вытер полотенцем и был готов удариться своей дурной башкой о стенку. Гад я, ох и гад!
Мне очень хотелось приласкать человечка, но Леха был довольно ершистым и никаких ласк не допускал в нашей Дружбе. Ершистым-то ершистым, но все равно очень верным и преданным Другом… Свои чувства он проявлял косвенно, особенно это стало ярче с возрастом.
В то время вокруг меня прямо-таки нарезал круги малыш-третьеклашка, окрыленный моим хорошим расположением к себе и заботой, малыш прямо готов был у меня сидеть всеми уроками. Мне даже приходилось выдварять пацана на его же уроки. Это был очередной подрастающий «хвостик».
И конечно же малыш не мог не пересекаться с Лешкой. По наивности своей, малыш, решил, что раз мы с Лешкой друзья, то и Лешка его самый большой друг…
Как-то Леха заскочил ко мне после уроков и с раздражением рассказал историю:
— Прикинь, Саныч! Идем на биологию, а тут из-за угла это твое чудо мелкое вылетает и кидается мне на шею! Нашелся, блин, дружок! Еле отцепил его от себя! Все вокруг ржали! Ты скажи ему, блин! Че он как маленький?
— Лех, он и есть маленький! Да ладно! Я скажу-скажу, не булькай!
И тут же залетает ко мне в кабинет мое «мелкое чудо» и с воплем: «Лешка!», повисает на шее Братишки. Леха поджал губы и развел руками, смотря на меня, ржущего, с укоризной.
Но почти через день-два случился другой случай.
У меня был урок как раз с классом моего «мелкого чуда». Точнее закончился и все дети носились по классу, мутузя друг друга. Я подписывал дневники, получившим оценки, и время от времени беззлобно покрикивал на класс, выгоняя всех в коридор. В какой-то момент отвлекся, листая чей-то дневник и тут аж подпрыгнул от резкого окрика знакомого голоса:
— Ну-ка отпустил его быстро! Только тронь его, руки все переломаю! Понял, шкет!
Дети, окружившие мой стол, мигом расступились и я смог лицезреть любопытную сценку: у входной двери, стоял разозленный Лешка, нависнув над валяющимся на полу двумя третьеклашками. Сверху лежал толстый хулиганистый парнишка, а под ним шмыгающее носом мое «мелкое чудо».
Леха поднял толстячка за шиворот и пинком отправил в сторону группы одноклассников. Потом поднял с пола моего хныкающего «хвостика». Стал отряхивать ему штаны и приговаривать раздраженно:
— Ты че, сдачи, дать не можешь, блин? — потом посмотрел поверх головы в сторону толстячка-обидчика. — Ты меня понял? Тока тронь его, закопаю!
«Мелкое чудо», сообразив что он спасен, да еще Лешкой, сразу повис на шее у Братишки. Тот только вздохнул и закатил глаза…
— Все-все! Отчепись!
А потом я ушел из школы в компьютерную фирму.
А Лешка устроил дома истерику по этой же причине. Накричал на родителей и закрылся в своей комнате, расплакавшись.
Сам он об этом не рассказывал никогда мне — его мама рассказала как-то при встрече…
Вот же… Братишка мой…
Ну это он зря — куда бы он от меня делся? Точно — никуда!
Я тщил себя надеждой, что смог вложить в Леху все то хорошее, что хотел. Из забитого семиклашки он превратился в нормального человека, легко находящего общий язык с окружающими.
У меня дома всегда толпилось куча народа — мои друзья, друзья-барды моей супруги и Леха быстро стал в нашей компании своим.
Девчонкам он нравился. Парни его считали также за младшего брательника и все поголовно называли его «Братишкой».
И никого не удивляло, что мелкий пацан был моим Другом. Вообще появляющиеся малыши у меня дома быле не в диковинку. Иногда друзья-приятели посмеивались надо мной. Беззлобно….
Как-то на очередную тусовку заявилась девушка со своим младшим братом лет 10-11. Девушка тут же влилась в гомонящую толпу, а мальчик испуганно сел в уголке и таращился на разношерстную компашку, украшенную фенечками, хайратники и гитарами.
Пацану было скучно жутко. Явно его навесили сестре родители. Сестра же сразу забыла о братике, повиснув на шее у какого-то лохматого приятеля…
В то время у меня дома завелся мой первый компьютер ZX Spectrum…
Я же, заметив скучающего пацана, разозлился на безбашенную сестру — все-таки компашка была несколько неподходящая ребенку — накуренно, бутылки из под пива и вина во всех углах. Многие целуются беззастенчиво.
Я поманил ребенка за собой и привел его в спальню, согнав какую-то парочку с кровати.
Включил комп, стоящий на столе. Пододвинул стул.
Пацан оказался знаком со Спектрумом и, подавив скованность, которая охватывает многих детей в присутствии незнакомых взрослых, стал ковыряться в ящике стола, набитого доверху аудиокассетами с играми (для не знающих — у первых Спектрумов вся инфа хранилась на простых аудиокассетах, а загружалась в комп с помощью простого магнитофона)…
Зажурчал мафончик и вот на мониторе высветилась игра. Я решил немного отдохнуть от шума гостей и предложил пацану сыграть на пару в какую-то рубиловку. Устроился на краю стула. Начали играть — я явно проигрывал — парень играл хорошо.
Увлекшись игрой, пацан несколько раз вскрикивал, вскакивал и смеялся. В конце-концов он уже устроился на моем колене — так было выше.
И вдруг он смухлевал, применив запрещенный прием. Я возмутился:
— Ну ты чего? Зачем добивал? Так нечестно!
— Да ладна, Саныч! — Мы уже познакомились. — Извини, я случайно.
А сам ржет и скачет на моем колене, давя на клавиши. Ага! Случайно! Так я тебе и поверил!
Пацан смухлевал еще раз. Я обиделся:
— Да ну тебя нафиг, дружок! Мухлюешь, так играй один!
Я сбросил пацана с колена и ушел в зал, грохнувшись в случайно освободившееся кресло, потянулся за пивом. Тут же за мной вылетел пацаненок и хлопнулся ко мне на колени по-свойски и начал трясти за плечи:
— Да лана, Саныч! Не обижайся! Ну пошли еще раз сыграем! Ну пожалуйста! Мне одному скучно!
И вдруг все присутствующие в зале захохотали в голос. Мы с пацаном недоуменно заозирались. Тут сестрица пацана пояснила, давясь от смеха:
— Мы тут поспорили — час тебе нужно будет или полчаса, что бы пацан спокойно сам забрался к тебе на колени. За 15 минут управился! Это рекорд, Саныч!
Я тоже рассмеялся:
— Идите в задницу, уважаемые! — и пацану. — Лана, пошли еще сыграем! Тут все идиоты! Только без мухлежа! Усек?
Ну а с Лешкой не все так просто было.
Как-то, когда я уже работал в другом месте, Леха залетел ко мне домой и возбужденно рассказал, как он с друзьями избили в парке какого-то панка.
Я сухо уточнил:
— Панкуша был один?
— Ага! Мы его ногами пинали — че руками пачкаться… Да панки на прошлой неделе одного нашего побили там же в парке, а мы теперь отмостили, тварям.
Я опять тихо:
— Вас сколько было?
— Шесть или семь… Я не считал! Прикинь! Мы его пинаем, а он…
— Лешка, — перебил я радостного подростка, — а ты не находишь, что это подлова-то одного вшестером.
— Ты че, Саныч? А они нашего испинали ваще в 10 рож! Убил бы всех, уродов…
Мне стало грусто-грустно:
— Лешка! Я и не знал что ты такое дерьмо. Что можешь спокойно избивать в толпе уродов одного человека. Да какая бы он гнида не был — это подло. Он тоже человек! Вали домой, дружок! Ты мне неприятен до тошноты… Я и не думал что ты на такое способен… С гопотой я ничего общего иметь не хочу… Пошел вон, молодой человек!
Братишка сплюнул и ушел, разозленный…
Конечно мы потом помирились, но эта история камнем легка на сердце… надеюсь что он что-то понял из моих слов…
По крайней мере больше о таких поступках Лешки я не слышал…
Сейчас он уже взрослый парень, занимающийся ювелирным бизнесом в нашем городке. У него оказались золотые руки и я долго носил на пальцах серебрянное колечко его работы, а у супруги до сих пор несколько красивых цепочек его работы.
Да… Сейчас нас жизнь разбросала по России, но я знаю, что только позову и Братишка прилетит на помощь, как и я, собственно…
Он, Лешка, из тех Друзей, что роднее всех родных.
Он — Братишка мой!
А это навсегда
10.03.2002
Тиль Тобольский

Источник: http://gaylife.su/viewtopic.php?t=610

Страницы мальчиколюбов вКонтакте

Социальная сеть вКонтакте – идеальное место где можно спрятаться педофилам. Среди тысячи страниц реальных пользователей очень просто создать фейковый аккаунт от имени другого человека, в том числе ребёнка, и заманивать туда наивных подростков.

В отличие от сети Mail.ru, где потенциальные педофилы выявляются ещё на этапе регистрации, руководство вКонтакте не отслеживает подозрительные аккаунты. Это привлекает сюда педофилов, которые регистрируются от имени детей, и даже ведут свои страницы, а тем временем вступают в переписку с детьми и начинают свою пропаганду раннего секса.

Распознать педофила достаточно просто – по наличию большого количества детских фотографий (ясно, что ребёнок не станет публиковать фотографии своих сверстников с чужих сайтов). Однако, вКонтакте по-прежнему ждёт многочисленных жалоб от пользователей, и только при наличии «достаточного» количества закрывает аккаунт. Вот почему нам нужна ваша помощь в обнаружении и закрытии подозрительных аккаунтов.


Подобные снимки вряд ли могут появиться на странице реального подростка



Последние найденные cтраницы мальчиколюбов вКонтакте

Мы призываем всех, кто знает адреса подобных групп подавать жалобы для совместного воздействия на администрацию вКонтакте.

Источник: http://pedostop.ru/sites_boys_vkontakte.html

В день ЛГБТ-прайда в Киеве вспоминаем подборку блога «Другой спорт», в которую попали футболисты, регбисты и даже боксеры.

Дэйв Копей (американский футбол, США)

Копей стал первым известным профессиональным спортсменов, который публично признался в своей нетрадиционной ориентации. Звезда американского футбола 60-70-х сразу после заявления опубликовал в 1975 году скандальную автобиографию «История Дэйва Копея», ставшую бестселлером.

Джастин Фашану (футбол, Англия)

Первый темнокожий игрок, чья трансферная стоимость в 1981 достигла миллиона фунтов стерлингов и первый футболист, совершивший каминг-аут. Общество к такому поступку не было готово, поэтому Джастин начал часто менять клубы, поскольку никто не мог оказать ему должной поддержки. Постоянная критика тренеров и одноклубников, угрозы расправы от болельщиков, а также давление со стороны СМИ, которые раскопали историю об изнасиловании 17-летнего подростка – все это привело к тому, что в 1998 году Фашану покончил жизнь самоубийством.

Спустя годы «Норвич» включил Джастина в клубный зал славы. Пусть и посмертно.

Маркус Урбан (футбол, Германия)

Талантливый немецкий полузащитник, сыгравший более 100 матчей за «Рот-Вайсс» во второй бундеслиге и регулярно вызывавшийся в молодежную сборную Восточной Германии. Тем удивительнее было его решение закончить с футболом всего-то в 20 лет. Как позже говорил сам Урбан, он сделал это из-за того, что слишком боялся «выйти из шкафа», но при этом не хотел «строить самому себе тюрьму».

Сейчас возглавляет «Союз за разнообразие в спорте и обществе», который борется за права сексуальных меньшинств.

Джон Амаечи (баскетбол, Англия)

Первый открытый гей среди игроков НБА, с 1995 по 2003 год выступал за «Кливленд», «Орландо» и «Юту». О своей гомосексуальности объявил 2007 году и вскоре ушел из спорта. В том же году опубликовал свою автобиографию “Man in the Middle”, где подробно описал, как в детстве подвергался дискриминации из-за роста и цвета кожи, именно поэтому Амаечи боялся признаться в своей нетрадиционной сексуальной ориентации. Правда, партнеры по команде догадывались о гомосексуальности Джона – он постоянно перед играми слушал оперную музыку, любил готовить и работать в саду.

Оливье Руйе (футбол, Франция)

Руйе – напарник легендарного Мишеля Платини, с которым выступал в «Ницце» и в сборной Франции. Каминг-аут совершил только в 2008 году, уже будучи спортивным экспертом телеканала Canal+

«Сначала я скрывался, у меня была даже подставная девушка, но в скором времени я понял, что больше не могу так жить. В 25 лет я перешел из «Нанси» в «Страсбур», где влюбился и устал ото лжи. С тех пор я счастлив», – утверждает Оливье.

Рой Симмонс (американский футбол, США)

Рой был одной из главных звезд команды «Вашингтон Редскинз» в 80-хх, что не мешало ему злоупотреблять наркотиками и бесчисленными половыми связями. Признание совершил на телевизионном шоу Фила Донахью в 1992. Спустя пять лет после каминг-аута Симмонс узнал, что является ВИЧ-инфецированным. Долгие годы борьбы с недугом привели к ослаблению организма. Умер в 2014-м.

Грегори Луганис (прыжки в воду, США)

Один из сильнейших спортсменов в прыжках в воду за всю историю – четырехкратный олимпийский чемпион и пятикратный чемпион мира. В 1994 году во время IV Всемирных гей-игр Луганис впервые открыто заявил о своей нетрадиционной сексуальной ориентации. Годом позже в своей автобиографии он признался, что является ВИЧ-положительным. Большой резонанс вызвало заявление Грега о том, что на ОИ в Сеуле он принимал участие, уже будучи инфицированным. О своем диагнозе прыгун узнал за полгода до главного старта четырехлетия. Тогда Грег Луганис завоевал две медали высшего достоинства — в прыжках с 10-метровой вышки и трехметрового трамплина.

«Мой врач, приходившийся мне двоюродным братом, который лечил меня, сказал: лучшее, что ты можешь сделать в этой ситуации, — продолжить тренироваться», — вспоминал спортсмен.

В июне 2013 года на страницах журнала People 53-летний Луганис объявил, что состоит в отношениях с 52-летним партнером Джонни Шайло. «Я наконец-то встретил свою вторую половинку и чем сильнее я влюблялся в Джонни, тем больше любил себя. Это именно то, что вселенная уготовила для нас обоих».

Брайан Бойтано (фигурное катание, США)

Великий американский фигурист и олимпийский чемпион 1988 совершил каминг-аут через пару дней после того, как был включен в официальную делегацию США на игры в Сочи-14. Прежде уклонявшийся от подобных вопросов 50-летний Брайан сказал: «Во мне сочетается множество аспектов: я сын, брат, дядя, друг, спортсмен, кулинар, писатель. То, что я гей, — это лишь одна часть меня, но прежде всего я американский спортсмен, и я горжусь тем, что живу в стране, которая поддерживает многообразие, открытость и толерантность».

Брайан Орсер (фигурное катание, Канада)

«Мистер тройной аксель» и постоянный соперник Брайана Бойтано на льду – тоже является открытым геем. Как и Бойтано, Орсер так же был на играх в Сочи, где выступал за толерантность и равноправие.

Джейсон Коллинз (баскетбол, США)

Коллинз – едва ли первый среди действующих спортсменов из ведущих американских спортивных лиг (НБА, НХЛ, НФЛ, МЛБ), заявивший о своей принадлежности к секс-меньшинствам.

«Я 34-летний центровой НБА. Я черный. И я гей. Я заявляю об этом не для того, чтобы стать первым геем в профессиональном американском командном спорте. Но я рад, что теперь могу говорить об этом. Я чувствую себя школьником, который поднимает руку и говорит: «Я не такой, как все». Я предпочел бы, чтобы это сделал кто-нибудь другой. Но поскольку никто этого не сделал за меня, мне приходится первым поднимать руку».

Сразу после публикации этого интервью в Sports Illustrated брат-близнец Джейсона Джаррон сообщил, что гордится своим братом. В тот же день Барак Обама лично позвонил баскетболисту и выразил ему свою поддержку и восхищение храбростью. Экс-глава США Билл Клинтон также поддержал Коллинза. Джейсон сообщил, что выбрал себе 98-й номер в память о Мэттью Шепарде, который стал жертвой преступления на почве нетерпимости к гомосексуалистам.

Гаррет Томас (регби, Великобритания)

Звезда сборной Уэльса и «Кардифф Блюз» стал первым профессиональным регбистом-геем. В декабре 2009 года Томас публично совершил комин-аут, что вызвало бурную реакцию в прессе и обществе.

«Я не хочу быть известен как гей играющий в регби. Я просто игрок в регби и прежде всего я человек».

Марк Тьюксбери (плавание, Канада)

Олимпийский чемпион Барселоны-1992 совершил каминг-аут уже под занавес карьеры. Зато сейчас является сопредседателем оргкомитета всемирных Гей-игр, которые проводятся раз в четыре года.

Джонни Вейр (фигурное катание, США)

Трёхкратный чемпион США по фигурному катанию. В период с 1997 по 2010 год завоевал 27 медалей в 51 соревновании. Впервые Джонни рассказал о своей ориентации в январе 2011 года в интервью журналу People: «Я с детства осознавал свою гомосексуальность и всегда принимал себя таким, какой я есть»

Вейр долго отрицал ходившие о его ориентации слухи. Но порой сам поднимал шумиху вокруг этой темы, как бы заявляя всему миру: «Я не такой, как все!» Например, фигурист принял участие в неоднозначной фотосессии для журнала BlackBook, где снялся в мини-юбке и туфлях на высоком каблуке.

В конце декабря 2011 года в Нью-Йорке Вейр вступил в брак с американским юристом русского происхождения Виктором Вороновым. В 2012 году вернулся в любительский спорт с целью принять участие в Олимпийских играх в Сочи, но позже изменил свое решение.

Орландо Крус (бокс, Пуэрто-Рико)

Орландо – один из лучших боксеров планеты в полулегком весе и первый открытый гей в истории бокса. Признание он сделал осенью 2012 года, заявив, что является гомосексуалом с 2000 года.

«Я всегда был и всегда буду гордым пуэрториканцем и гордым геем», — сказал Крус в интервью Associated Press. Он также добавил, что перед каминг-аутом консультировался с психологами, и его родные и тренер поддерживают это решение. В мае 2013 посредством обращения в фейсбуке сделал предложение своему возлюбленному.

Томас Хитцльспергер (футбол, Германия)

Бывшая звезда сборной Германии совершил каминг-аут в январе прошлого года, чем шокировал многих. Томас, пожалуй, самый известный открытый гей в мире футбола. По словам самого Хитцльспергера, процесс осознания собственной гомосексуальности был долгим и сложным и лишь в последние несколько лет он окончательно понял, кем является на самом деле.

Иан Торп (плавание, Австралия)

Легендарный пятикратный олимпийский чемпион по плаванию тоже сделал признание в 2014 году. Журналисты уже давно задавали австралийцу вопрос о его ориентации, но тогда он все отрицал. Даже в своей автобиографии, вышедшей в 2012 году, он опровергал все домыслы, но как только окончательно завершил карьеру – последовал каминг-аут.

Хименес Техада «Хиско» (футбол, Испания)

Хиско никогда и не скрывал своей ориентации, что не помешало ему построить довольно успешную карьеру. В период 2007-09 он даже провел 11 матчей за национальную молодёжную сборную Испании. Сейчас выступает за «Мальорку».

Антон Хюсен (футбол, Швеция)

Сын бывшего игрока «Ливерпуля» Гленна Хюсена получил известность отнюдь не спортивным способом. В 2011 году, когда Антону было всего 20 лет, он заявил о своей нетрадиционной сексуальной ориентации. После этого жизнь талантливого шведского полузащитника кардинально изменилась – постоянные телешоу и разнообразные сьемки для можных журналов помешали продолжить карьеру футболиста.

Мэттью Митчем (прыжки в воду, Австралия)

На Олимпиаде в Пекине Мэттью получил в прыжке с 10-метровой вышки самую высокую оценку в истории игр и тут же стал национальным героем Австралии. Согласно опубликованной в 2012 году автобиографии, за год до ОИ Митчем пристрастился к метамфетаминам, и ему даже потребовалась медицинская и психологическая помощь, чтобы побороть эту зависимость. Каминг-аут совершил накануне Олимпиады, так что стал единственным геем, который взял медаль на играх в Пекине.

Робби Роджерс (футбол, США)

Юрген Клинсманн рассматривал полузащитника «Лидса», как основного кандидата на поездку в Бразилию, но перед самым Чемпионатом мира Робби решил завершить карьеру футболиста. И это в 25 лет. Причина – каминг-аут.

«Я всегда думал, что смогу хранить секрет: футбол был моей целью номер один. Но теперь настало время уйти и попробовать себя вне игры»

Джонатан де Фалько (футбол, Бельгия)

В сентябре 2011 года 27-летний лидер бельгийского «Расинг Мехелена» принял решение завершить спортивную карьеру и стать актером порнофильмов с участием геев. Джонатан сейчас активно снимается, выбрав сценическое имя – Стани Фалконе.

«У меня раньше была подруга, но я всегда интересовался и мужчинами. И этого никогда не скрывал. Новая работа приносит мне массу удовольствия. Я уже подписал контракты с крупными компаниями».

Робби Мэнсон (гребля, Новая Зеландия)

О гомосексуальности Робби заявил прошлым летом, хотя, по его словам, остальные члены национальной сборной знали о его ориентации давным-давно и ни с кем на этой почве не возникло проблем.

«Я так много узнал о себе и о том, каково это – быть геем. А еще – о том, что значит быть геем в спортивной соревновательной среде. И все это было чрезвычайно для меня позитивным».

Роб Керни (тяжелая атлетика, США)

Тяжелоатлет Роб Керни, который занял второе место в конкурсе «Самый сильный человек в мире», тоже является открытым геем. В интервью Huffington Post он заявил, что решил совершить камин-аут из-за нежелания скрывать свою реальную идентичность, а также чтобы порадовать своего бойфренда. «Я надеюсь, что люди осознают, что быть геем не меняет то, каким человеком и атлетом я являюсь. Я по-прежнему второй по силе человек в Америке в категории 105 килограмов, и я по-прежнему тот же Роб Керни, которого они знали до появления этих новостей».

Томас Дейли (прыжки в воду, Англия)

Том – чемпион мира по прыжкам в воду с 10-метровой вышки и бронзовый призер Олимпиады в Лондоне. Каминг-аут совершил в 2014 году, записав видеообращение, в котором признался, что встречается с парнем.

Майкл Сэм (американский футбол, США)

Лучший защитник 2013 года в Юго-Восточной конференции студенческого футбола открыто признался в своей нетрадиционной сексуальной ориентации накануне драфта НФЛ. Сэм, которого должны были выбрать в первом раунде, сейчас находится без клуба, так как владельцы клубов побоялись подписать игрока. Недавно сделал предложение своему возлюбленному.

Гас Кенуорти (фристайл, США)

На Играх-2014 он выиграл серебро в слоупстайле и забрал домой сразу несколько бездомных собак Сочи. А затем сделал признание: «Я гей. Вау, как здорово написать эти слова. Большую часть жизни я боялся признавать эту правду о себе. Я постоянно чувствовал нервозность, подавленность, у меня даже были суицидальные порывы. Однако в последнее время дошел до точки, в которой боль от лжи была больше, чем страх раскрыться. Я очень горжусь тем, что наконец отказываюсь от своей осторожности».

Источник: https://ua.tribuna.com/tribuna/blogs/gaysport/768277.html

Эге, гей!

Долгое время ученые спорили по поводу гомосексуализма, решая, что это: норма или аномалия. Например, З. Фрейд считал тягу к своему полу неврозом. А в СССР этот «грех» и вовсе приравнивался к преступлению. Однако с 1974 года мировая медицинская общественность признала гомосексуальность естественным явлением. А с 1999 года и в России ее перестали считать болезнью. Сейчас в некоторых странах официально разрешены однополые браки, а отношение к гомосексуализму стало более лояльным. Но легко быть толерантным, если дело касается кого-то другого, а не твоего собственного ребенка.

По мнению психологов и сексологов, абсолютно все дети экспериментируют во время полового развития, при этом в партнеры они могут выбирать как мальчиков, так и девочек. Сверстники своего пола обычно более доступны, они легче идут на контакты. Поэтому, увидев двух девушек, слившихся в страстном поцелуе, не стоит делать поспешных выводов: скорее всего, подружки просто тренируются в умении целоваться или просто подражают известным персонам шоу-бизнеса.

По статистике, в Америке каждая 12‑я женщина имела гомосексуальный опыт. Однако лесбиянками большинство из них не стали. В России подобной статистики нет, но вряд ли она принципиально отличается от американской.

Среди юношей-подростков тоже могут происходить гомосексуальные контакты. Это явление носит название временного, или транзиторного (переходного) гомосексуализма. Особенно сильно оно проявляется в закрытых учебных заведениях, вроде военных училищ. Но чаще подростки не заходят так далеко, а ограничиваются лишь эротическими фантазиями, которые могут быть окрашены и в «голубые» тона.

И если в мыслях подросток представляет себе близость с человеком своего пола, это еще не значит, что он гей. У большинства молодых людей со временем природа возьмет свое, и они выберут себе в партнеры людей противоположного пола.

В отличие от транзиторного, при истинном гомосексуализме полностью отсутствует эротическое влечение к лицам другого пола. Истинных гомосексуалистов среди подростков, переживавших платоническую (или не совсем невинную) влюбленность в человека своего пола – единицы (всего 2% среди женщин и 4% – среди мужчин).

Нас не найдут. Нас не изменят

Среди специалистов долгое время не было единодушия в определении причин, приводящих человека к выбору нетрадиционной сексуальной ориентации. Одни исследователи считают определяющим фактор генетический (итальянские ученые высказали предположение, что «ген гомосексуализма» может передаваться по материнской линии). Другие «винят» биологию (например, гормональный сбой в период внутриутробного развития). Третьи называют эндокринные причины (избыточную или недостаточную выработку половых гормонов). Многие основным фактором считают влияние среды, в которой развивается ребенок.

Немалую роль отводят и воспитанию. Бытовала теория, что гомосексуалисты чаще появляются в неблагополучных или неполных семьях. Также считалось, что развитие у юношей «голубых» наклонностей связано с воспитанием в семьях с чрезмерно ласковой и опекающей матерью и безразличным отцом или, наоборот, с авторитарной матерью и отцом-тряпкой.

Но впоследствии оказалось, что гомосексуалисты одинаково часто рождаются как в благополучных, так и в неблагополучных семьях. И темпераменты, и характеры родителей, и даже их отношение к детям в этом плане тоже большой роли не играют. Как и особенности личности самих детей, такие как недостаточная мужественность мальчиков и недостаточная женственность девочек. Девчонки-сорвиголовы, вырастая, не реже, чем «хорошие девочки», заводят мужей и детей. А из слабохарактерных и изнеженных маменькиных сынков впоследствии чаще получаются подкаблучники или, наоборот, домашние тираны, а вовсе не геи.

Другое дело, если родители сознательно пытаются вырастить из девочки подобие мальчишки и наоборот. Так, увы, бывает, когда рождается ребенок не того пола, который «заказывали». Тогда мама, так и не дождавшаяся дочки, начинает наряжать сына в платья и банты, а папа, мечтавший о наследнике, не позволяет дочке играть в куклы и носить юбки, а покупает ей только мальчиковую одежду и учит разбираться в технике.

По-видимому, более значимым для формирования гомосексуальной ориентации является факт совращения ребенка в детском возрасте человеком его пола. Но говорить об одной какой-то ведущей причине гомосексуальности специалисты не берутся. По мнению Американской академии педиатрии, сексуальная ориентация определяется не каким-либо единственным фактором, а непостижимой комбинацией генетических, гормональных и средовых влияний. При этом она, как правило, устанавливается в раннем детстве, а вовсе не в подростковый период. Однако осознание своей «инаковости» приходит позже. По данным наблюдений, юноши осознают себя геями в 14–16 лет, а девушки – в 18 лет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *