.

Школа Анны Владимировой цигун

Анна Владимирова

Дар-2: Северный пик

Пролог

Вечер в предгорном северном городке Манире выдался жуткий. Как и день. Не смотря на то, что весна уже должна была вступить в свои права, в этом году она как будто забыла об этом. И вот, с приходом ночи стихия снова пустилась вразнос. Острая мелкая крошка сыпалась с небес и, подхватываемая сильным ветром, неслась по земле, рисуя ленты на блестящем снегу, мелко постукивая в стекла окон, подтачивая надежду на скорое тепло…

В городской таверне, у которой испокон не было названия, кроме как «Огонек», которое нигде не было начертано, а лишь передавалось в устной форме, собралось вечером много народа. Все спешили в «Огонек», как в единственное место, где вообще можно было посмотреть друг на друга, так как на улице было не видно ничего на расстоянии вытянутой руки вот уже много дней. Хозяин непогоде был рад и не спешил скрывать это. Раскрасневшийся от хлопот, он тем не менее живо навещал столики, собирая отзывы о стряпне и последние новости. В помощь ему по залу также суетилось две девчушки, словно мышки, снующие между плотно составленными столами.

— Ну и сколь это безобразие будет продолжаться? — возмущался за одним столиком пожилой эльф, зарабатывающий на жизнь охотой в местных лесах. — Собственных ног не видно! Какие там следы?

Он тряхнул кружкой в знак протеста и со стуком опустил ее на деревянный стол.

— Даррен, кружка-то при чем? — добродушно пожурил посетителя хозяин, — тебе еще подлить?

Охотник раздраженно махнул рукой в знак согласия.

Возле огромного камина в большом кресле восседал глава города и расслабленно курил трубку, прислушиваясь к разговорам. Грузный и коренастый, он полностью заполнял собой массивное кресло, не оставляя зазоров между ним и подлокотниками. Он все чаще кивал головой и задумчиво хмурил тронутые сединой патлатые брови. Выводы напрашивались неутешительные. За каждым из столов сидели представители всех основных занятий города и все они были крайне возмущены. В городе замерла вся жизнь в ожидании лучших времен. А если учесть, что зиму Манир пережил как обычно, и, как обычно, в ожидании весны распустил пояса, то теперь перспективы прямо скажем не радовали.

— Может, мага какого нанять? — потерев подбородок, подал голос главный лекарь города. Щупленький мужичок, человек лет пятидесяти, он сидел на стуле и чуть ли не задвинул его в самый камин в погоне за теплом. К его сапогам то и дело подскакивали угольки, заставляя лекаря лишь поджимать ноги, но не сдавать позиции.

— Да где ж его сейчас дождаться? — покачал головой глава, — все тракты замело. Черт-те-что делается…

Он неприязненно покосился на ближайшее окно.

— Думаешь, сниматься придется с мест? — проследил его взгляд лекарь.

Глава аж поперхнулся и закашлялся. Но только он собрался возмутиться такому предположению, как здание таверны сотряслось. И тут же как волной ее окатило жутким ревом.

Глава так и замер, выпучив глаза. Все разговоры вмиг утихли. Все замерли, кто как был: кто с недонесенной до рта ложкой, кто с зажжённой спичкой у самой трубки. Рев повторился, и в окна таверны как будто ударило снежным вихрем. Дверь внезапно распахнулась и внутрь влетел мальчишка лет пятнадцати, посланный в пристройку за дровами. Лицо и щеки красные от мороза и снега, глаза большущие от перепуга. Захлопнув двери, он поспешно отскочил от нее.

— Тттттам… — он, заикаясь, пятился и хватал ртом воздух, — д-д-д…

— Демон?! — подскочил к нему хозяин и тряхнул пацана за грудки.

— Д-д-дракон! — наконец выпалил тот, — огромный!!!

Народ посмелее рванул из таверны, хватая мечи и оружие. Деревянная дверь домика обреченно заскрипела под натиском мужчин. Каждый не желал пасовать перед соседом, и в результате вся таверна опустела. Самые ретивые запоздало осознали свою ошибку: места всем на крыльце не хватило, и они оказались дальше всего от двери по колено в сугробах.

Их взору предстала ночная улица города. Снег прекратился, и теперь в небе светила луна, разливая по земле причудливые лужицы — тени от домов и частоколов. Народ от неожиданности разом вздохнул, но тут в небе над ними пронеслось что-то огромное, закрыв на миг ночное светило. С неба пахнуло холодным ветром. Кто-то вскрикнул, хрупнуло замерзшее крыльцо под натиском сапог…

В небе висел огромный белый дракон. В свете луны он казался темным, как ночь. Он шумно хлопал крыльями по воздуху и изгибал длинную шею, осматривая землю.

— Преясный Серентий! — пискнул лекарь, — какой здоровый!

Дракон вновь взревел и, сложив крылья, бросился к земле. Народ заорал на разные лады и ломанулся обратно в таверну, падая в снег и сбивая друг друга с ног. Исполин извернулся виртуозно у самой земли, раздался хлопок крыльев, и дракон опустил тяжелые лапы в снег.

У порога остались только глава города, лекарь и охотник. Но зверь не обращал на них никакого внимания. Он выглядел настороженным: всматривался в темноту, крутил огромной башкой и фыркал. Из домов поблизости тоже, было, повалили жители, но стоило им рассмотреть ночного гостя, как двери за ними стремительно захлопывались.

И вдруг воздух расколол звук сухого треска промёрзшей земли. Под лапами дракона задвигались снежные пласты, и из образовавшихся трещин повалил пар. Брюхо зверя полыхнуло отсветами огня. Он насторожено переступил с ноги на ногу и заревел.

— Бежим, батюшка! — лекарь рванул остолбенелого главу и потащил его с крыльца.

— Дык куда бежать то? — вытаращился тот на происходящее, — земля разверзается!

Он вдруг нахмурился и вытянул наполовину скрывшегося с собой лекаря в двери обратно.

— Собрать всех срочно!

И он развернулся к народу, толпящемуся за порогом таверны:

— Быстро по домам за своими! Собрать всех! Баб с детями первых на сани и в Сосновье!

Пока глава раздавал указы, зверь оттолкнулся огромными лапами от земли и взмахнул крыльями, обдав жителей вьюжным ветром. На том месте, где он стоял, ширились трещины, заливая красными отсветами заснеженную землю. Дракон оглянулся на город, оставшийся под крылом. Жители метались по дворам и улицам, повсюду начали загораться факелы… Зверь фыркнул. Он знал, что ничего страшного сейчас пока не произойдет. Да, трещина пошла, но еще не поздно все изменить… Было бы только кому.

Дельфи сделала глоток горячего чая и, зажмурившись от удовольствия, вдохнула свежего вечернего воздуха.

Жаркое и полное событий лето подходило к концу. Вечера становились все холоднее, но еще не были лишены летнего уюта и тепла.

Дельфи сидела на ступеньках нового дома Флорантиль, своей приемной матери. С крыльца открывался вид на степные просторы. Казалось, только лучшие кварталы не заглядывают окнами друг другу в глаза. Но нет, новый квартал Залатара вырос этим летом из беженцев сожжённой деревни. Все здесь было необустроенно, вместо улиц — поросшая ковылем земля, совершенно непригодная для земледелия. Но выбора особого беженцам не предоставили. За стенами — и то скажите спасибо.

Старая эльфийка жила одна. Все утро и день Дельфи помогала ей с вещами в новом доме.

Домик был не большой, но очень уютный. Квадратная гостиная на весь первый этаж с камином и теплой большой лежанкой, а на втором — маленькая спаленка с балконом. Кухня стояла особняком. То, что зимой в нее сновать будет не удобно, оказалось самым большим недостатком. А в общем жизнь налаживалась.

— Нравится? — улыбнулась Флорантиль, подсаживаясь к Дельфи с чашкой, — это особенный чай. Я составляла его более тридцати зим.

Дельфи улыбнулась в ответ и повернула к ней голову. Флорантиль была обладательницей шикарных белоснежных волос, которые она неизменно заплетала в тугую косу, перекинутую через плечо. Светлая кожа и небесно-голубые глаза достались ей от отца, чужака для этих земель. От матери она унаследовала невысокий рост и любовь к ручному труду. Флорантиль увлекалась сборами разных растений и составлением целебных и просто приятных напитков.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=599950&p=1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *