.

Тося и бося

Лина Жутауте: «Современные дети куда более одиноки, чем поколение их родителей»

– У Тоси-Боси есть какой-нибудь прообраз?

– Может покажется странным, но рассказать истории про Тосю-Босю мой сын попросил сам. Он и имя придумал (на литовском она называется Каке Маке) и сказал, что это должна быть именно девочка, и она должна любить приключения. А еще предупредил меня, что эти приключения должны понравиться не только девочкам, но и мальчишкам. Вот и дружила Тося с великанами, боролась с драконами, плыла по океанам.…

Некоторые истории, придуманные на ночь, показались мне неплохими. Я стала записывать. А недавно узнала, что и истории Астрид Линдгрен про ПеппиДлинныйЧулок появились похожим образом. Так что история повторяется. А вот то, как выглядела Тося-Бося, я придумала сама. Этот цветной комбинезончик был у меня в детстве. Правда, на нем не было надписи с именем, но все равно – я его очень любила.

– Сюжеты про нежелание слышать взрослых и стойкую нелюбовь к уборке игрушек – тоже взяты из жизни?

– Да, все из личного опыта. Все мамы проходят периоды ужасного беспорядка дома и пугаются, когда их слова игнорируют. Кстати, мой сын до сих пор верит в то, что неубранные игрушки забирает Гном Чистюля, хотя ему уже 8 лет. А мамам я хочу открыть секрет: Гном Чистюля ужасно не любит наказывать детей и делает это в самом крайнем случае. Он очень любит детишек, которые убирают игрушки, и часто оставляет им вознаграждение, конфетку или что-то еще. Награду можно найти утром на заправленной кровати.

– Насколько я знаю, на литовском издано больше, чем две истории про Тосю-Босю. Не раскроете секрет: продолжения какого рода ждать российским читателям?

– Только что вышла третья книга про Тосю на литовском языке. Она называется «Тося-Бося и огромная темнота». Думаю, что скоро она выйдет и на русском.

– Недавно изданный «Фердинанд и Пуш» – это сказка совсем иного рода. Во-первых, она ориентирована на более взрослых детей, объемная, и рассказывает о более философских вещах – настоящей дружбе, которой нужно дорожить. Как создавалась книга, в этой истории тоже «замешан» ваш сын?

– Эту книгу я начала писать очень давно, она лежала у меня в «долгом ящике», ждала своего времени. А на ее написание меня вдохновили мои «коллеги» по «офису» – мой рыжий кот и белый пес с черными пятнами, который намного меньше кота. Так и родилась история об их дружбе. Мне кажется, сейчас это очень актуально. С годами мы теряем много друзей – расходятся жизненные пути, люди разъезжаются по разным городам, связь теряется. Поэтому хотелось рассказать детям, как это важно – иметь настоящего друга, которого не заменит ни компьютер, ни телевизор. Как мне кажется, современные дети куда более одиноки, чем поколение их родителей. Они чаще выбирают компьютерные игры, чем игры с друзьями.

– Но помимо рассказа о дружбе, это еще и большой урок любви – на примере бездомных животных, так мне показалось…

– Да, это еще одна тема – бездомные животные, которые становятся таковыми не по своей воле. Собака – лучший друг человека, и это просто ужасно, когда ее выбрасывают как ненужную вещь. Хотелось бы, чтобы родители постарались привить детям самое главное – любовь, сочувствие и храбрость, которая позволит им поступать так, как велит сердце. Это единственная книга, иллюстрации к которой я рисовала очень долго. А текст появился куда раньше иллюстраций.

– Вы начинали как иллюстратор, затем начали писать к своим иллюстрациям тексты. Сейчас какое из амплуа вам ближе, иллюстратора или все же писателя?

– До появления книги «Фердинанд и Пуш» я думала, что я больше художник, чем писатель. Но после выхода этой книги и признания её титулованными литераторами я поняла, что могу общаться с детьми не только картинками, но и полноценным текстом. Это было для меня приятным сюрпризом. Так что теперь писать книги мне также интересно, как и иллюстрировать их.

– Сейчас в истории мировой детской литературы много таких примеров – художники становятся писателями, писатели – художниками. На ваш взгляд, почему происходит так, все чаще пишет и иллюстрирует книгу один и тот же человек?

– Скажу как художник: иногда нам приходится оформлять текст, который не очень нравится. Ну, или совсем не нравится. Текст не вдохновляет, а выбирать не приходится. Тогда, наверное, и рождается мысль о том, что было бы хорошо иметь текст, который сам можешь менять, править, свободно интерпретировать иллюстрациями. Может, художники стали более смелыми и не боятся выступить со второго плана на первый.

– А как родилась Лина Жутауте – детский художник, иллюстратор и автор?

– Вообще-то я не планировала становиться иллюстратором детских книг. После окончания университета я несколько лет работала дизайнером в рекламной фирме, и со временем всё больше понимала, что такая работа мне совсем не по душе. В свободное время стала подрабатывать в местной газете, где делала детскую страницу. Затем получила заказы на иллюстрирование нескольких детских книг. Правда, они были очень малотиражными и совсем простенькими, но этого хватило, чтобы понять – вот чего мне не хватает. И я стала посылать свои рисунки в разные издательства. Одно издательство как раз искало художника такого профиля. Правда, это было не совсем то, что я делаю теперь, поскольку там надо было делать иллюстрации для школьной литературы. Но это был первый шаг к зародившейся мечте – иллюстрировать настоящую детскую книгу. Путь от первой настоящей детской книги с цветными иллюстрациями (2007 год) до моей первой авторской книги про Тосю-Босю длился четыре года. По-моему, очень короткий путь к мечте. За эти четыре года я нашла свой стиль, он очень сильно изменился за это время. Сейчас работы стали узнаваемы, что очень хорошо для художника.

– Быть детским художником – это ощущать себя как ребенок? Или думать и жить как свойственно ребенку?

– Писать и рисовать для детей лично для меня не значит быть ребенком самой. Но это быть с детьми похожих взглядов – смотреть на мир с удивлением и радостью. Мир становится загадочным и полным чудес, которых взрослые уже не замечают или не хотят замечать- из-за ежедневных хлопот, лени и равнодушия. Все мои истории, как я уже говорила, проходили тест моего сына – ну а как по-другому узнать, поймут или полюбят твои истории те, кому они предназначаются?

– С таким мироощущением, наверное, всегда живешь как в сказке?

– Моя жизнь особо не отличается от жизни других людей. Сказочности в ней ровно столько, сколько я сама её создаю. Мои сотрудники по «офису», как я говорила – кот и собака, скрашивают мой рабочий день. И каким-то образом они мне действительно помогают, разве это не сказочно? Ну и, конечно, я уверена – если пишешь для детей, ты должен находиться рядом с ними, общаться, чтобы быть в курсе – как и чем они живут, как видят мир. Дети видят чудеса в простых вещах, и очень важно, чтобы детский писатель развивал это умение.

– На русском языке издавалось еще что-то, кроме Тоси-Боси и «Фердинанда и Пуша»?

– На русском языке выходила еще одна моя книга, «Два поросенка», но ее перевод не кажется мне удачным – он далек от оригинала.

– Может, каких-то книг стоит ожидать в ближайшем будущем?

– Только что ушла на редакцию вторая история про Фердинанда и его друзей. Это будет весёлая история про поход друзей в Австралию.

– На ваш взгляд, российские и литовские читатели – это разные дети?

– Уверена, что дети – везде дети. Они хотят смеяться, все боятся темноты и чудищ, а больше всего на свете любят свою маму. Различия появляются с возрастом, но это больше зависит от семьи, чем от национальности.

– За свой творческий путь вы стали обладателем нескольких профессиональных наград. Приятно, когда вас высоко оценивает профессиональное сообщество?

– Я участвую в международных выставках и разных мероприятиях, но конкретные награды получала только в Литве. В 2010 году книга «Тося-Бося и Гном Чистюля» была признана лучшей книгой для самых маленьких читателей. «Фердинанд и Пуш» в 2012 году была выбрана книгой года для детей и подростков. Она также попала в список самых красивых книг 2012 года. Получать награды, конечно, очень приятно, но самое приятное то, что книги любят дети. А когда узнаешь, кто какой-то малыш, идя спать, берет с собой мою книгу – это самое лучшее признание.

– Можно ли по иллюстрациям и текстам сказать, в какой стране живет писатель и иллюстратор? Или, на ваш взгляд, границы уже стерлись?

– Часто иллюстрации из разных стран несут собственный характер. Взглянув на них, нетрудно опознать художника из Ирана или Китая, Испании. Но все-таки много и таких, которых трудно опознать по национальной принадлежности. Мои иллюстрации тоже не назовешь традиционно литовскими – цвета слишком яркие. Может быть, именно поэтому мои работы на родине сперва оценивались довольно скептически.

Источник: https://letidor.ru/otdyh/lina-zhutaute-sovremennye-deti-kuda-bolee-odinoki-chem-pokolenie-ih-roditeley.htm?full

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *