.

Урок для детей диджитал маркетинг

История и этимология

Термин «цифровые аборигены» был предложен Марком Пренски, писателем и популяризатором технологий обучения и просвещения, в статье Digital Natives, Digital Immigrants (2001). Помимо этого Пренски называл цифровыми людьми студентов-абитуриентов 2000-х. Термин был придуман по аналогии с английским словом native, которое в английском языке означает «коренной житель», «уроженец», (часто пренебрежительно) «абориген». Таким образом, цифровой человек — это коренной житель цифрового общества, или Цифрового Века, века цифровых технологий.

По мнению Пренски, люди, родившиеся в конце прошлого века, отличаются от всех остальных. Такой вывод он сделал, глядя на школьников и студентов 2000-ых годов. Они живут в окружении компьютеров, видеоигр, плееров, видеокамер, мобильных телефонов и Сети — и все перечисленное становятся неотъемлемой частью их жизни. Таких людей Пренски и предложил назвать «цифровыми туземцами» — носителями родного для них цифрового языка компьютеров, видеоигр и Интернета.

«В результате наличия такой плотной цифровой „окружающей среды“ и постоянного взаимодействия с ней, мышление сегодняшних студентов и процедуры обработки информации принципиально отличаются от способов мышления и информационных процессов их предшественников».

Оригинальный текст (англ.) It is now clear that as a result of this ubiquitous environment and the sheer volume of their interaction with it, today’s students think and process information fundamentally differently from their predecessors. — Digital Natives, Digital Immigrants(2001)

Все остальные поколения, появившиеся на свет и выросшие до конца XX века, Марк Пренски предложил назвать «цифровыми иммигрантами». Данное понятие относится не только к совершенно неадаптированным к новым технологиям людям, но и к тем, кто усердно пытается вникнуть в происходящее и даже добивается в этом успеха.

Согласно теории Пренски, у «иммигрантов», как бы они ни старались, остается нечто вроде «акцента» — своеобразные «отголоски прошлого», попытки сочетать новейшие возможности с прежними (например, когда человек по телефону подтверждает получение электронного письма или вместо того, чтобы редактировать текст на компьютере, распечатывает его и правит от руки).

Обоснование

В своих исследованиях Марк Пренски основывался на так называемой «теории поколений» Нила Хау (англ. Neil Howe) и Уильяма Штрауса (англ. William Strauss), выдвинутой в 1991 году. Американские ученые разработали классификацию поколений и схемы их чередования. В частности, они исследовали поколения XX и XXI веков в Англии и США. Одними из определённых ими поколений были, в том числе: поколение Y (1982—2004) — поколение, постепенно вовлекавшееся в цифровые технологии; находящееся на переходе в новую эпоху; а также поколение Z (2005-настоящее время) — первые по-настоящему «цифровые люди», с детства вовлеченные в цифровую сферу.

Вероятно, Пренски были изучены и труды канадского ученого Дона Тэпскотта (англ. Don Tapscott), автора термина «сетевое поколение» (англ. net-generation) и одноименной книги «NET-Generation» (1999), а также не менее известных трудов: «Викиномика: Как массовое сотрудничество изменяет все» (англ. Wikinomics: How Mass Collaboration Changes Everything) (2006) и «GROWN UP DIGITAL: How the Net Generation is Changing the World» (2008). Он имел четкие представления о том, каким должно выглядеть это новое поколение и в своей работе представил подробный его портрет.

«Впервые в истории дети более способны, осведомлены и грамотны, чем их родители. Все это за счет использования предметов цифровой эпохи, которые „сетевое поколение“ продолжит разрабатывать и включать в культуру своего общества. Бэби-бумеры остались позади. Теперь эти дети учатся, играют, общаются, работают и строят общественные взаимоотношения иначе, чем их родители. Они — движущая сила грядущей социальной трансформации».

Оригинальный текст (англ.) For the first time in history, children are more comfortable, knowledgeable, and literate than their parents with an innovation central to society. And it is through the use of the digital media that the Net Generation will develop and superimpose its culture on the rest of society. Boomers, stand back. Already these kids are learning, playing, communicating, working, and creating communities very differently than their parents. They are a force for social transformation. — GROWN UP DIGITAL: How the Net Generation is Changing the World (2008)

Собственная аргументация:

  • Нейропластичность. Пренски в своей теории ссылается на последние исследования в области нейробиологии, в ходе которых было доказано, что человеческий мозг имеет свойство изменяться на протяжении всей его жизни, а не только в течение первых трех лет, как считалось ранее.
  • Податливость психики. Социальной психологии удалось выяснить, что особым влиянием на человека обладают среда и культура, в которых он вырос — люди начинают думать иначе, в особенности те, кто рос вместе с Интернетом.

Стоит отметить, что Пренски в большей мере привлекал в качестве доказательств мнения своих единомышленников или собственные интерпретации разнообразных научных данных, но прямые ссылки на научные факты о специфике мыслительных и психических процессов «цифровых туземцев» практически отсутствуют.

Критика

Несмотря на доказательства, выдвинутые Марком Пренски, и наличие некоторых последователей, его идеи показались многим ученым несостоятельными. Некоторые исследователи оспаривают позицию Пренски, в то время как другие выдвигают собственные, порой противоположные, соображения по поводу поколений людей.

Американский филолог Марк Баурлейн (англ. Mark Bauerlein) издал книгу «Самое тупое поколение» (англ. The Dumbest Generation: How the Digital Age Stupefies Young Americans and Jeopardizes Our Future) (2009). В ней он заявил, что современная американская молодежь, несмотря на технологический прогресс, в особенности развитие Интернета, не стала более образованной и умной. Напротив, она стала меньше уделять времени и внимания чтению и письму. Их восприятие мира и самих себя сузилось до размеров экрана компьютера: они только и делают, что постят тексты, картинки и видео далеко не высокоинтеллектуального содержания.

В 2008 году Гэри Смол и Гиги Ворган (Gary Small&Gigi Vorgan) выпустили книгу «Мозг онлайн. Человек в эпоху Интернета» (англ. iBrain: Surviving the Technological Alternation of the Modern Mind)(2011). Освещая тему трансформации человеческого мозга под влиянием смены эпох, они также упомянули «цифровых туземцев». Авторы отметили, что предметы цифровой эпохи могут по-разному влиять на молодой мозг: с одной стороны, развивать его, так и, с другой — поражать некоторые его области, отвечающие за интеллектуальные способности и эмоциональную сферу.

Апостолос Кутруполос (Apostolos Koutropoulos) в статье «’Цифровые туземцы’: 10 лет спустя» (англ. Digital Natives: Ten Years After) (2011) приводит несколько доказательств ошибочности выводов Марка Пренски.

  • Большие различия по уровню доступности компьютеров и других цифровых устройств: «Трудно поверить, что опыт белых людей совпадает с опытом тех, кто не относится к этой группе населения».
  • Пассивность «цифровых туземцев» в Сети и далеко не совершенные навыки владения цифровыми устройствами: не все представители «сетевого поколения» предпочитают пользоваться Интернет-ресурсами и, более того, не все достаточно хорошо умеют это делать. Отмечает Кутруполос и тот факт, что некоторые представители так называемых «цифровых иммигрантов», порой, бывают более осведомлены, нежели чем молодое поколение.
  • Согласно недавним исследованиям, также приведенным Кутруполосом, многие школьники и студенты имеют консервативные взгляды на систему образования и не нуждаются в кардинальных её изменениях. Некоторые из них даже настроены скептически по отношению к внедрению новых технологий в образовательный процесс.

«Вместо того, чтобы изучать поведение так называемых „цифровых туземцев“ и фокусироваться на технологиях, мы должны искать правильные педагогические подходы и обучать наших учеников поиску и критической оценке информации как в цифровом, так и в аналоговом мире».

Оригинальный текст (англ.) Instead of having education professionals focus on the technology aspect of the debate and in certain digital native behaviors, which “common sense” has told us, are immutable, we ought to be focusing on proper pedagogy and exposing our students to information retrieval and critical information analysis skills that are in both the digital and the analog realms. — Digital Natives: Ten Years After (2011)

В частности, университетский преподаватель Майкл Вэш (Michael Walsh) придерживается несколько иной трактовки термина «цифровые туземцы». По его мнению, это те люди, «которые просто родились в эпоху, полностью погруженную в технологический процесс и зависимую от него», в связи с чем «они полностью полагаются на предметы технологий в выполнении каждодневных задач исключительно для своего блага».

Автор книги «Техноненависть. Как Интернет отучил нас думать» (2014), белорусско-американский журналист Евгений Морозов не исключает возможности наличия у «сетевого поколения» некоторых особенностей мировосприятия. Однако он считает, что уверенно говорить о существовании «цифровых туземцев» пока не стоит.

Примечания

  1. Поколение Digital Native: цифровое детство меняет будущее человечества. LIFE (10 августа 2016). Дата обращения 18 июня 2018.
  2. Listen to the Natives // Marc Prensky Архивировано 31 января 2010 года.
  3. 1 2 3 4 5 Prensky, Marc. «Digital Natives, Digital Immigrants». On the Horizon (NCB University Press, Vol. 9 No. 5, October 2001)
  4. 1 2 Prensky, Marc. «Digital Natives, Digital Immigrants, Part II: Do They Really Think Differently?». On the Horizon (NCB University Press, Vol. 9 No. 6, December 2001)
  5. Шукова Г. В. «Интенсивность цифрового опыта и возрастные особенности когнитивных процессов». (Psystudy.ru: 2013 Том 6 No. 27)
  6. Walsh, Michael. «Digital Natives». (Mike Walsh’s Academic Blog, January 2013)
  7. 1 2 3 Царева А. В. «Человек в сети: смена веб-поколений». (Журнал социологии и социальной антропологии, 2011)
  8. Бережная Н. Ю. «Поколение NEXT: психологические особенности». (Культура и образование. — Апрель 2015. — № 4) (недоступная ссылка). Дата обращения 18 июня 2018. Архивировано 2 декабря 2016 года.
  9. Tapscott, Don. «Grown Up Digital: How the Net Generation is Changing Your World». (McGraw Hill Professional, 2008, 288 p.)
  10. Josh Spear presentation at Zeitgeist Europe 2007
  11. Wanna go to digital rehab? No No No: Talking to the born digital generation (недоступная ссылка). Дата обращения 5 сентября 2011. Архивировано 21 августа 2008 года.
  12. Session Description (недоступная ссылка — история ). Дата обращения 25 марта 2008.
  13. Schmidt, Lucinda, Hawkins, Peter. Children of the tech revolution, Sydney Morning Herald (July 15, 2008).

> Литература > Ссылки

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Digital_Native

Поколение digital: как киберзависимость сформировала нового человека

Четверть взрослых россиян проводит в интернете больше четырех часов в день, заявил «Известиям» глава ВЦИОМа Валерий Федоров. Группа информоманов уже сопоставима с числом медиаманов — людей, которые свыше четырех часов в день смотрят телевизор. У детей, с самого раннего возраста пользующихся гаджетами, возникают определенные мозговые изменения. Поколение digital native (от англ. цифровые аборигены), как утверждают социологи, развивается совершенно иначе, нежели предыдущее, а врачи-психиатры столкнулись с новой разновидностью расстройства — киберхондрией.

В последнее воскресенье января мир отмечал День без интернета. О том, насколько интернет-зависимость опасна для здоровья, а в каких случаях она приносит пользу и даже может затормозить развитие деменции, рассказали эксперты «Известий».

Четыре часа для информомана

«Известия»: По экспертным оценкам, каждый десятый пользователь интернета в мире страдает интернет-зависимостью. В некоторых странах она официально признана болезнью. Как к этому диагнозу относятся в России, есть ли он в Международной классификации болезней (МКБ)?

Георгий Костюк, главный врач Психиатрической клинической больницы № 1 им. Н.А. Алексеева, главный психиатр Москвы, доктор медицинских наук, профессор: В 1995 году интернет-зависимость была впервые описана в Америке. Сейчас в России, по экспертным оценкам, 6–7% интернет-зависимых, в Европе — до 10%. В МКБ-10 такого заболевания нет, ждем МКБ-11, посмотрим, что будет там.

Выделяют пять-шесть форм этой зависимости. Среди них веб-серфинг, когда человек пытается насытить себя короткими информационными эпизодами, «гуляет» по Сети. Или когда пользователь Facebook пролистывает свою ленту. Постоянное навязчивое стремление общаться через интернет тоже относится к этой категории. Кроме того, есть игровая зависимость, киберсексуальность.

Вопрос в том, можем ли мы без этого жить, нуждаемся ли в этом постоянно? А если не получаем, начинаем ли беспокоиться? Любая из этих зависимостей может стать болезненной, а может оставаться только развлечением.

Анна Басова, замдиректора Научно-практического центра психического здоровья детей и подростков имени Г.Е. Сухаревой, кандидат медицинских наук: Вопрос о существовании нехимических зависимостей в психиатрии спорный. Мы знаем, что, когда человек занимается приятной для него деятельностью, например играет на компьютере, у него вырабатываются эндорфины — вещества, вызывающие чувство удовольствия. Но тогда можно рассматривать как зависимости трудоголизм, шопоголизм, зависимость от фитнеса и тому подобное. Этот ряд можно продолжать до бесконечности, и в итоге всё, что человеку доставляет удовольствие, можно рассматривать как психическую болезнь.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков Анна Басова

Но не стоит расширять рамки болезни. Если человек не может обходиться без интернета, если он становится фактически единственной формой активности, мы можем подозревать психическое расстройство. Но нельзя говорить о зависимости, если человек просто пользуется технологическими достижениями.

С подростками ситуация сложнее. Существуют исследования, согласно которым у детей, с самого раннего возраста использующих гаджеты, изменяется активность некоторых участков мозга. Насколько устойчивы такие изменения и к чему они приведут, пока никто не знает.

«Известия»: Какая часть взрослого населения России интернет-зависима?

Валерий Федоров, гендиректор ВЦИОМ: Зависимость это или нет, вопрос спорный, но «масштаб бедствия» определить можно. Каждый четвертый, 24% опрошенного взрослого населения категории старше 18 лет, проводит в интернете больше четырех часов в день. Группа информоманов сейчас по размеру сопоставима с группой медиаманов — людей, которые больше четырех часов в день проводят у телевизора. В основном это пенсионеры, тогда как среди информоманов доминирует молодежь.

Больше всего они зависают, конечно, не в «Википедии», а на YouTube и в социальных сетях. Считается, что Россия — один из мировых лидеров по вовлеченности в соцсети. Мы отличаемся от большинства других стран и тем, что сидим не в одной социальной сети, а сразу в нескольких.

41% от всех опрошенных говорит, что каждый или почти каждый день бывает в соцсетях. В самой молодой группе (18–24 года) доля выше — 82%. Вторая когорта (25–34 года) меньше — 65%. Самые свободные от этого — пенсионеры. В возрасте 60 лет и старше только 15% ежедневно или почти ежедневно заходят в социальные сети.

«Известия»: Что люди делают в соцсетях?

Валерий Федоров: Две трети размещают свои фото и видео. Собственные тексты, посты публикует уже существенно меньше людей — 23%, потому что это тяжелее: посты надо создавать, подбирать смыслы и язык. Чуть легче комментировать чужие посты или фото. Лайки хотя бы время от времени ставят 80% пользователей, комментируют текстуально — 56%. Личную информацию о своих увлечениях оставляют 30% от тех, кто активен в соцсетях.

Мы поставили эксперимент и спросили: «У вас были за последнее время ситуации, когда вы оказались вне зоны доступа?» 45% ответили, что в течение последнего года попадали в такие ситуации. А далее спросили еще: «Бывало ли такое, что вы специально отключали доступ к интернету на день или дольше?» Выяснилось, что так делала примерно половина.

«Известия»: Что при этом испытывали пользователи?

Валерий Федоров: 8% от тех, кто находился вне зоны доступа хотя бы один день в течение последнего года, говорят, что испытывали негативные ощущения: подавленность, тревожность. 7% чувствовали радость, расслабленность. 83% утверждают, что никаких особых ощущений не было.

То есть мы можем предположить, что зависимость в той или иной степени есть примерно у 15% от той половины, которая побывала без интернета в последний год. Это около 7% от всего нашего интернет-населения. Я сюда причисляю и тех, кто испытывал позитивные ощущения, потому что временное освобождение от зависимости может проявляться по-разному.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков Валерий Федоров

Мы также спросили: «Как вы считаете, нужно ли периодически отдыхать от интернета и на время ограничивать свой доступ к нему?» 77% полагают, что такая гигиена необходима. 19% считают, что без Сети — как без электричества: всегда нужно быть подключенным. В Москве, Петербурге и вообще городах-миллионниках эта доля выше — 24%. Среди сельских жителей только 15% считают, что нужно вечно быть на связи.

Но уже сформировалась довольно значительная группа — от 15 до 24% в разных типах населенных пунктов — тех, кто декларирует, что это не зависимость, а обязательное условие нормального успешного функционирования в современном мире.

«Известия»: Можно ли воспринимать постоянную переписку в мессенджерах, отслеживание лайков как невротическую реакцию?

Георгий Костюк: Негативные ощущения от отсутствия интернета можно ранжировать по степени проявления. Начинается все с постоянного желания быть онлайн, раздражительности и тревожности при невозможности выйти в интернет. Дальше мы выделяем нежелание отвлекаться от виртуального пространства, расстройство внимания. Следом начинается пренебрежение личной гигиеной, отказ от пищи, от общения в реальной жизни. Когда доходит до такой степени отклонения от нормы, уже можно говорить о болезненном состоянии. Это не 7%, а гораздо меньше. Но надо учесть, не является ли это проявлением другой болезни.

Анна Басова: Психические расстройства, которые появляются с возникновением интернета, — это не что-то принципиально новое, а скорее перенесение того, что уже существует, на интернет-платформу.

Сейчас говорят о киберхондрии. Мы знаем об ипохондрии — человек считает, что он болен чем-то страшным: раком, СПИДом, сифилисом. Сейчас, почувствовав тревожные симптомы, больной входит в интернет и находит у себя признаки тяжелых болезней. Самое плохое в киберхондрии, что она часто ведет к недоверию к специалистам и самолечению, и в итоге пациент запускает реальную болезнь. Принципиально новое здесь — лишь доступность и низкая достоверность информации.

Рожденные с гаджетами

«Известия»: Современные дети с рождения привязаны к гаджетам или попадают на школьные уроки информатики интернет-независимыми?

Андрей Сиденко, учитель информатики школы № 29 г.о. Мытищи Московской области, Учитель года России 2013, эксперт по детской онлайн-безопасности «Лаборатории Касперского»: О формировании зависимости мы можем судить лишь по косвенным факторам — например, по обращениям родителей к учителю информатики. Сейчас стали больше спрашивать о технических средствах ограничения доступа, например, к ненадлежащему контенту в интернете, к компьютеру, а также о том, как договориться с ребенком, чтобы он проводил за компьютером только два часа в день. Спрос на программы, ограничивающие доступ к нежелательному контенту в интернете, растет с каждым днем, потому что сейчас малыши учатся включать мультфильмы на планшете раньше, чем завязывать шнурки.

Школьники в основном пользуются соцсетями и мессенджерами, следят за каналами, подписываются на друзей в Snapchat и Instagram. Им это намного интереснее, чем просто вести свои аккаунты в соцсети. Сейчас очень популярно публиковать короткие истории, практически во всех сервисах есть функция stories, в формате фото или видео, которые автоматически удаляются через сутки.

Второй сервис, потенциально серьезный с точки зрения зависимости, — игровые порталы. По статистике портала Steam, который масштабируется практически на всех платформах, суточный пик составляет около 15 млн пользователей онлайн, а минимум — 9 млн.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков Андрей Сиденко

«Известия»: Как подростки, молодежь вовлечены в общение с интернетом?

Елена Омельченко, директор Центра молодежных исследований НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге, доктор социологических наук: Те, кому сейчас 10–15 лет, мира без цифры, без гаджетов просто не знали. Это так называемое поколение digital native. А молодежь, кому сейчас 25–30, пережила определенный перелом. Они не родились с цифрой, а приобрели какие-то навыки цифровой социализации. Это digital migrants.

Мир подростка не представляет собой отдельных понятий онлайн и офлайн — всё, что подросток воспринимает в онлайн, переносится в офлайн, и наоборот.

Интернет, мессенджер развил у юных пользователей определенные коммуникативные навыки, характеристики личности. Прежде всего это очень сильное желание ответной реакции. Мессенджеры и соцсети научили их тому, что требуется реагировать на всё: на фотографии, пост, коммент, позицию — кто подписался, кто отписался. Это могут быть лайки, смайлики или еще что-то — зависит от возраста. Но реакция необходима. Этой же реакции они ждут офлайн — от родителей и учителей — на любые свои достижения.

Американские и наши исследования показывают, что «цифровое поколение» более толерантно. Вовлеченность в разные сети, просмотр YouTube-роликов — ярких, смешных, грустных — приучают их к тому, что мир очень разнообразный, и разные варианты жизни становятся частью повседневности. Эти дети более терпимы по отношению к людям с ограниченными возможностями, к животным, к представителям другой этнической группы.

«Известия»: Какие негативные последствия от тесного общения с интернетом могут развиться у поколения digital native?

Анна Басова: Детям в раннем возрасте необходим постоянный контакт с родителями. Чем его больше, тем у детей устойчивее психика. Конечно, родителям проще при малейшем недовольстве ребенка дать ему мобильный телефон. Но для ребенка эта подмена неравнозначна — он не получает поддержки самых близких людей, не учится эмпатии. В подростковом возрасте у таких детей возникают проблемы. Сегодня подростки часто не до конца осознают последствия своих действий, неизменяемость сделанного, ведь в интернете можно удалить своего аватара и создать совершенно другого.

Наверное, они не вполне понимают, что в реальной жизни ничего нельзя переиграть. Так, нередко подростки, совершившие попытку суицида, не осознают необратимости своих действий.

Ящик для смартфонов

«Известия»: В прошлом году министр просвещения Ольга Васильева выступила за запрет на использование любых гаджетов в школах. Вы поддерживаете эту инициативу?

Анна Басова: Неоднозначный вопрос. Дети, которые лежат в нашем центре имени Сухаревой, гаджетами не пользуются. Вместо этого они читают книги, гуляют, общаются со сверстниками и родителями, работают со специалистами. Это полезно с лечебной точки зрения.

Но интернет — замечательная площадка для учебы. Он расширяет возможности людей, живущих в маленьких городах, на отдаленных территориях. С помощью интернета можно слушать лекции в Беркли, виртуально прогуляться по Лувру и любому другому музею. Почему дети должны быть этого лишены? В школах должен быть запрет на использование интернета не в учебных целях, но тотальный запрет интернета очень многого лишит.

Елена Омельченко: Мы должны учитывать новые культурные обстоятельства жизни, и говорить о возможности реального ограничения несерьезно и недопустимо, потому что это часть инфраструктуры, если хотите, домашнего, школьного, университетского интерьера. Если мы в этой поколенческой группе будем делать резкие движения с запретами, это может вызвать тяжелые невротические состояния.

Фото: Центр Молодёжных исследований НИУ «Высшая школа экономики — Санкт-Петербург» Елена Омельченко

Андрей Сиденко: Я уверен, что в заявлении Ольги Васильевой речь шла о том, чтобы не использовать мобильные телефоны именно не по назначению. Любой смартфон — это целая физическая лаборатория. Практически в каждый смартфон встроен акселерометр и датчик геопозиционирования. С его помощью можно проводить эксперименты — пройти по лестнице в школе и получить значения ускорения, траекторию движения, изменение температуры.

Елена Омельченко: Я видела репортаж из школы, где есть специальные ящички, куда нужно положить телефон на время урока. Вполне разумное решение, потому что полный запрет невозможен. Гаджет для подростка — это часть его идентичности, его личности. Человек, который не владеет навыками интернет-общения, может стать аутсайдером.

Плюсы минусов

«Известия»: Какие новые социальные явления породила доступность интернета?

Анна Басова: Интернет — это огромный реабилитационный ресурс для больных людей. В нем человек не представлен физически, а значит, вне зависимости от того, как он выглядит, как одет, какие у него ограничения по подвижности, мимике, внешнему виду, он может чувствовать себя комфортно.

Есть несколько крупных социальных площадок, где общаются люди с различными психическими заболеваниями. Они пользуются анонимностью и свободно обсуждают свои проблемы, чего в обычной жизни из-за стигматизации больных они никогда не смогут сделать.

Интернет раздвигает рамки социальной адаптации. Он дает возможность инвалидам получить образование и найти работу. Человек может жить, практически не выходя из дома: оплачивать покупки, заказывать продукты, одежду.

Георгий Костюк: Пожилым он дает возможность поддерживать себя в хорошем состоянии, отодвинуть проявления болезни Альцгеймера.

Георгий Костюк

Если мы начнем активно внедрять интернет в жизнь людей старшего возраста, это будет профилактика деменции, продление их качественной жизни. Общение, веб-серфинг будут способствовать более длительному сохранению мыслительных процессов.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков Георгий Костюк

Валерий Федоров: В Москве не найдешь человека, у которого нет подключения к интернету. Лет 10–15 назад все выглядело совсем иначе. Детей приучали к компьютерной грамотности: «Осваивайте, это будущее». Это было, как изучение иностранного языка, — нужно, важно, престижно.

Эти усилия дали эффект, и уже появляются страхи, а не переборщили ли мы. Страхи наши преувеличены.

Валерий Федоров

У меня впечатление, что явление, которое мы называем интернет-зависимостью, на следующем витке будет считаться совершенно нормальным социально одобряемым поведением. А люди без нее — неадаптированными существами. Критерии нормальности и ненормальности изменятся. Интернет покроет всю планету, включая Антарктиду, — это уже не за горизонтом.

Источник: https://iz.ru/839875/elena-loriia-valeriia-nodelman/pokolenie-digital-kak-kiberzavisimost-sformirovala-novogo-cheloveka

Им не интересны лозунги, которые еще лет двадцать назад будоражили души подростков. Песня Виктора Цоя о переменах, без которых сердца мятежников и революционеров не могут существовать, у них не вызывает никаких эмоций. Им нужны гаджеты, быстрый интернет и постоянный доступ к Wi-Fi.

Они сначала учатся держать смартфон в руках, а затем начинают учиться ходить и говорить. Речь идет о цифровых аборигенах – представителях современного цифрового поколения, жизнь которых невозможно представить без компьютеров, смартфонов, планшетов, прочих электронных новинок и цифровых игрушек.

Никогда об этом не слышали? Пришла пора поближе познакомиться с поколением digital natives и узнать, как и чем сегодня живут его представители.

Поколение digital natives: кто это?

Поколение digital natives (другое название «постмиллениалы») – это поколение, представители которого родились в 2001-2003 годах и позже. Подростков, которые привыкли получать всю необходимую информацию через цифровые каналы, принято называть цифровыми аборигенами.

Термин «цифровое поколение» был придуман и впервые использован писателем из США Марком Пренски. Мистер Пренски утверждает, что постмиллениалы имеют особые способности, так как окружены инновационными технологиями с самого рождения. Писатель рассказывает, что представителям digital natives намного проще получать и обрабатывать информацию, чем миллениалам, которые родились в 1980-1990-х годах прошлого столетия.

Но нидерландский психолог и профессор Открытого университета Пол Киршнер с Марком Пренски совершенно не согласен. Он думает, что вера в особые качества представителей поколения digital natives больше вредит подросткам, чем дает какие-то ощутимые преимущества.

Развитие любого поколения – это не только взлеты и победы, но и падения. У каждого поколения есть свои преимущества и недостатки. Но в 2012 году ученые с удивлением заметили, что кривая стремлений современной молодежи начала выпрямляться. Стремление к независимости, бунтарство, желание продемонстрировать окружающим свои способности и личные качества – все это было присуще представителям поколения миллениалов, но практически не имеет никакого отношения к поколению цифровых аборигенов. Digital natives не понимают миллениалов, ведь они совершенно иначе смотрят на мир и на свое место в этом мире!

Чем цифровые иммигранты отличаются от цифровых аборигенов?

Марк Пренски придумал не только термин «цифровое поколение», но и понятие «цифровые иммигранты». Так писатель предложил называть все те поколения людей, которые родились и выросли до начала 2000-х годов. Цифровыми иммигрантами являются:

  • люди, которые совершенно незнакомы с новыми технологиями;
  • люди, которые активно пытаются внедриться в цифровую среду и добиваются на этом поприще определенных успехов.

Мистер Пренски убежден, что цифровые иммигранты, как бы они не старались быть похожими на цифровых аборигенов, никогда не смогут стать постмиллениалами, так как они до конца не могут избавиться от устаревших традиций. Представитель поколения цифровых иммигрантов обязательно перезвонит своему сотруднику или родственнику, чтобы подтвердить факт получения электронного письма; он распечатает текст и будет править его от руки, а не делать это в текстовом редакторе на компьютере. У представителя же digital natives такие действия вызовут недоумение и искренний смех.

Основные признаки цифровых аборигенов

  • Привыкли быстро и легко получать качественную информацию.
  • Стремятся к интерактивности и многозадачности.
  • Чтобы найти необходимые данные, занимаются систематическим мониторингом информационного поля и отслеживают малейшие изменения.
  • В информационном поле двигаются прямо и целенаправленно, а не в случайном и хаотичном порядке.
  • Отдают предпочтение картинкам и видео, а не тексту.
  • Стремятся постоянно поддерживать эмоциональный контакт и социальные связи.
  • Предпочитают не слишком насыщенное информацией взаимодействие.
  • Отдают предпочтение продуктам, в процессе создания которых могут взять непосредственное участие.
  • Любят минимализм, используют выборочную концентрацию внимания.
  • Всегда пытаются сразу вникнуть в суть и уловить главный посыл.
  • Ментальные ограничения практически отсутствуют.
  • Легко идут на контакт.
  • Стремятся к самосовершенствованию и саморазвитию.

Представители поколения digital natives ценят право на свободу слова и неприкосновенность частной жизни. Они ненавидят расовую дискриминацию, готовы нести ответственность за свои действия. Для них важна эмоциональная поддержка со стороны родителей, близких родственников и друзей.

Цифровые аборигены и смартфоны

В 2008 году начался мировой экономический кризис, который сильно повлиял на представителей digital natives. Им пришлось взрослеть и познавать окружающий мир в очень непростых для детской психики условиях. В этот же период времени количество владельцев смартфонов и прочих мобильных гаджетов резко увеличилось, а социальные сети начали активно развиваться. Айфон первого поколения появился в 2007 году, а Айпад первого поколения – в 2010 году. Эти события можно по праву назвать ключевыми в процессе формирования поколения цифровых аборигенов.

iPhone (ретроспективно называемый первым iPhone или iPhone 2G) — сенсорный смартфон первого поколения iPhone, разработанный и продававшийся корпорацией Apple. Был представлен 9 января 2007 года после нескольких месяцев слухов

Мобильные гаджеты повлияли на жизнь современных подростков самым кардинальным образом. Они затронули не только навыки социализации, но и умственное здоровье подрастающего поколения.

Представители digital natives не стремятся как можно раньше познакомиться с «прелестями» взрослой жизни. Они не проводят много времени на улице, равнодушно относятся к алкогольным напиткам и наркотическим веществам, не спешат расстаться с девственностью.

Если сравнивать уровень незапланированной подростковой беременности в США в 1991 и 2016 году, то он снизился примерно на 68%. Но специалисты утверждают, что склонность к суицидам у постмиллениалов намного выше, чем у представителей предыдущих поколений.

Инновационные технологии повлияли не только на внешний, но и на внутренний мир подростков. Раньше крутые ребята, с которыми дружить в школе мечтали практически все ученики, устраивали закрытые вечеринки и приглашали на них только избранных людей. Сейчас же популярные и крутые подростки всю свою жизнь выставляют напоказ в социальных сетях. Остальные дети могут без труда зайти на страничку школьной знаменитости и увидеть её жизнь во всей красе. Это заставляет менее популярных и обеспеченных детей страдать и испытывать жгучее чувство зависти.

Лайки, буллинг, троллинг – вот во что выливаются взаимоотношения подростков digital natives. Ученые доказали, что девочки, по сравнению с мальчиками, намного чаще испытывают симптомы депрессии. Именно представительницам прекрасного пола приходится постоянно находиться под давлением школьной общественности. Пока мальчики выясняют отношения при помощи драк, девчонки переходят на новый уровень и устраивают настоящую травлю неугодной личности в интернете.
Цифровые аборигены очень много времени проводят со смартфонами в руках. Они не расстаются с любимыми гаджетами и во время сна. Многие подростки, отправляясь в царство Морфея, держат мобильный телефон под подушкой. Это негативно влияет на качество сна. Люди во время сна подсознательно реагируют на звуковые оповещения, а некоторые подростки сразу же просыпаются и отвечают на сообщения. Постоянное недосыпание и бессонница могут стать причиной возникновения депрессии или усилить уже имеющиеся симптомы этого заболевания.

Как взаимодействовать с цифровыми аборигенами?

Чтобы успешно и эффективно взаимодействовать с типичным представителем digital natives, вам необходимо:

✔ относиться серьезно к социальным сетям и не сомневаться в их силе. Цифровое поколение не делит мир на виртуальный и реальный, для них социальные сети – это такая же реальность, как для представителей предыдущих поколений продуктовый магазин;

✔ помочь подростку найти конкретные цели. Цифровые аборигены нуждаются в конкретике. Им нужны реалистичные задачи, справиться с которыми они смогут только тогда, когда будут обладать определенными знаниями;

✔ заняться налаживанием обратной связи. Постмиллениалы психуют, замыкаются в себе, теряют интерес к делу и веру в собственные силы, если у них что-то не получается. Поэтому их нужно хвалить и невзначай указывать на их сильные стороны. Если подросток перестал учить географию, скажите ему, что вы очень удивлены, ведь никогда не думали, что такой талантливый человек с нестандартным мышлением может вот так вот легко сдаться и бросить все на полпути;

✔ спокойно и толерантно относиться к развлекательному контенту. Современные подростки привыкли получать все информацию в игровой форме и без всякого труда. Чем быстрее вы поймете, что мир уже изменился, тем проще будет вам и представителю цифрового поколения найти общий язык;

✔ всегда быть на связи. Технологии не стоят на месте, а с каждым годом развиваются все больше и больше. Следите за новинками в этой сфере и осваивайте их, иначе вы безнадежно отстанете от цифрового аборигена и потеряете с ним связь, возобновление которой заберет у вас много сил и нервов.

Цифровые аборигены и свободное время: как развлекаются digital natives?

Любимое развлечение типичного представителя цифрового поколения – смартфон. Если раньше подростки собирались вместе, чтобы повеселиться, обсудить последние новости, попробовать что-то запрещенное и просто замечательно провести время в компании, то сейчас типичная подростковая тусовка проходит в гробовом молчании, ведь все тихо сидят за столиком и смотрят в экраны своих мобильных гаджетов.

Когда подросток развлекается с телефоном, то:

  • его лицо практически никогда не выражает никаких эмоций;
  • он быстро двигает пальцами по экрану;
  • у него отсутствует время на пустые разговоры;
  • на реплики посторонних людей не обращает никакого внимания, отвечает неохотно и очень сухо.

Если сравнивать количество подростков, которые каждодневно встречались со своими друзьями или приятелями в 2000 и 2015 году, то можно заметить, что оно снизилось на 42%. А ведь подросткам свойственно встречаться с друзьями, радоваться жизни, веселиться и тусоваться.

Чем больше представители цифрового поколения проводят в интернете, тем несчастнее в реальной жизни они себя чувствуют.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://bestlavka.ru/pokolenie-digital-natives/

Эссе «Современный ребёнок» (взгляд на современных детей, проблемы, современные задачи воспитания, обучения и развития детей)

Юлия Кудрявцева
Эссе «Современный ребёнок» (взгляд на современных детей, проблемы, современные задачи воспитания, обучения и развития детей)

Получив педагогическое образование в 90-х годах, я длительное время не работала по специальности. Спустя много лет, вернувшись в систему образования, я поняла, что традиционные взгляды на обучение, воспитание и развитие детей сильно устарели. Ведь современный ребёнок не такой, каким был его сверстник несколько десятилетий назад. Принципиально изменилась жизнь, предметный и социальный мир, ожидания взрослых и детей, воспитательные модели в семье, педагогические требования в детском саду.

В настоящее время дети растут и развиваются в условиях постиндустриального информационного общества. С самого рождения они сталкиваются с современными высокотехнологичными достижениями – компьютерные игры, планшеты, интерактивные игрушки, сотовые телефоны, рекламные ролики, новинки кинематографа. Так какой же он, современный ребёнок? Он и умный, и упрямый, добрый и агрессивный, общительный, раскрепощённый и застенчивый, поверхностный и глубоко мыслящий, беззаботный и деятельный – в общем, противоречивый.

Сегодня дети хорошо информированы, у них повышенная потребность к восприятию информации. Дошкольники иногда могут сделать неожиданные выводы и умозаключения, что невольно начинаешь думать о преждевременном взрослении современных детей. Работая с детьми 6-7-летнего возраста, исходя из наблюдений и изучив литературу, я могу сказать, не смотря на большую информированность, возникает ряд проблем. Очень быстро увеличивается число детей с ослабленным здоровьем, с замедленным психическим развитием, с нарушениями речи и эмоционально-волевой сферы, много детей гиперактивных.

Современные дети говорят много, но плохо. В моей группе 70% обучающихся имеют задержку речевого развития и посещают занятия логопеда. У детей низкий словарный запас.

Современные дети часто не могут сконцентрироваться на каком-либо занятии, рассеянны, не проявляют интереса. Их трудно удержать на одном месте. У них повышена возбудимость и гиперактивность. Задача воспитания должна состоять в создании условий для снижения гиперактивности, развития сосредоточенности и концентрации внимания, а также двигательного опыта и физического здоровья.

У современных детей повышенные тревожность и агрессия. Чаще всего они проявляют агрессию при недостатке общения, когда недополучают человеческого тепла и необходимой информации. Воспитание должно быть ориентировано на создание условий для снятия тревожности и преобразования детской агрессии в положительную энергию, насыщенную богатым спектром чувств и эмоций, познавательным интересом и познавательными потребностями.

Нынешние дети достаточно развиты коммуникативно, в них реже наблюдается зажатость перед взрослыми. И если воспитатель занимает позицию опытного партнёра, то это выражается в детской инициативности и самостоятельности, когда ребёнок сам что-то придумывает, создаёт, к чему-то стремится. У современных детей преобладает рефлекс свободы.

Учитывая тот факт, что современные дети не терпят насилия и протестуют, когда их заставляют что-то делать, развитие духовной сферы должно протекать последовательно в рамках определённой системы отношений (семейных, отношений между воспитателем и ребёнком, когда ребёнок выступает равноправным партнёром по общению и совместной деятельности. При таких условиях у ребёнка развивается ощущение успешности и уверенность в собственных силах. Педагогическая задача воспитания современных детей заключается в создании условий для развития волевых качеств: целеустремлённости, настойчивости, ответственности и уверенности в себе.

Особенности развития детей с новым типом сознания требуют современного подхода в воспитании и образовании. Радует тот факт, что появился Федеральный государственный образовательный стандарт, который призван многое изменить в системе образования, в части методов воспитания и приёмов обучения, педагогических технологий, условий и результата дошкольного образования.

Я считаю, что применение информационно-коммуникационных технологий в профессиональной деятельности педагога – это шаг в сторону детей. Важно, чтобы современный педагог задействовал все технические возможности для достижения высоких результатов. Использование ИКТ при организации воспитательно-образовательного процесса с детьми повышает познавательную активность и мотивацию дошкольников к обучению, способствует наиболее широкому раскрытию способностей. Совместная деятельность становится яркой и эмоциональной, с привлечением большого иллюстративного материала, с использованием звуковых и видеозаписей. Кроме этого, использование ИКТ актуально и при взаимодействии педагога с родителями. Создание персональной странички группы позволяет родителям увидеть фотографии детей в различных видах деятельности, просмотреть фрагменты режимных процессов.

Кроме того, особое место в системе образования сегодня занимает проектирование. Метод проектов носит характер сотрудничества, в котором принимают участие дети, педагоги и вовлекаются родители. Основная цель данного метода в ДОО является развитие свободной творческой личности ребёнка. Метод проектов позволяет перейти от традиционной передачи знаний к активным методам обучения. Активная деятельность – наиболее успешный вид восприятия информации. Этот метод затрагивает не столько интеллектуальную сферу детей, но и чувства, эмоции, отношение к окружающему миру, свои ценностные ориентации.

В заключение хочу сказать, что сравнивая современного дошкольника со сверстником прошлого десятилетия, становятся очевидным различия в мировосприятии, темпах развития, поведении и осознании самого себя. И невозможно в воспитании и обучении современного ребёнка применять традиционные подходы и методы. Залог успеха современного педагога – личностно-ориентированный подход в воспитании и обучении, владение инновационными технологиями.

Но самое главное в работе с детьми – это любовь. Любовь к воспитаннику, любовь к профессии. Умение быть для детей, в первую очередь, другом и партнёром.

Источник: https://www.maam.ru/detskijsad/yese-sovremenyi-rebyonok-vzgljad-na-sovremenyh-detei-problemy-sovremenye-zadachi-vospitanija-obuchenija-i-razvitija-detei.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *